Общество / Дело Сердюкова

Неприкасаемый Сердюков

В новом коррупционном деле, связанном с деятельностью экс-министра обороны, СК не нашел состава преступления

  
12356

Бывший министр обороны Анатолий Сердюков в очередной раз оказался в центре коррупционного скандала. Но, похоже, ему опять удастся избежать уголовного преследования. Как сообщил в понедельник «Коммерсант», главное военное следственное управление Следственного комитета отказало военной прокуратуре в возбуждении уголовного дела по факту приобретения мебели для кадетского училища в Краснодарском крае. При этом сумма ущерба государству оценивается в 40 миллионов рублей.

Прокуроры выяснили, что одна из фирм уже поставила мебель для училища в тот момент, когда по госзакупке проходил конкурс. Участвующая в тендере компания предлагала всё необходимое на 40 миллионов дешевле, но осталась ни с чем. Сделка не состоялась бы без ведома Сердюкова. Но в СК не нашли состава преступления.

Важно отметить, что имя Сердюкова всплывает в сомнительных сделках уже далеко не в первый раз. Заведено несколько уголовных дел по незаконному отводу земель. Скандал разгорелся вокруг особняка в Петергофе. А дело «Рособоронсервиса» уже стало притчей во языцех. Практически все военные профессионалы говорят о том, что Сердюков нанес огромный ущерб нашей армии. Но везде Сердюков фигурирует как свидетель. Он постоянно ездит на допросы, где предпочитает отмалчиваться. Его подруга Васильева продолжает сидеть под домашним арестом в громадной квартире в центре Москвы.

Все понимают, что привлечение Сердюкова к уголовной ответственности есть лакмусовая бумага борьбы с коррупцией, о которой так много рассуждают в последнее время. Все государственные телеканалы с большой помпой говорят о том, что у нас наступает время торжества законности. Сердюкова ругают постоянно. Но сам он из всех коррупционных историй пока выходит сухим.

Все также знают, насколько серьезно в Следственном комитете могут подойти к своей работе. Вспомните «Болотную». Когда потребовалось, ведомство Бастрыкина собрало огромную силу в кулак. В Москву командировали массу региональных сотрудников. В беспорядках 6 мая 2012 года раскопали иностранные деньги. Спустя год находили подозреваемых и сажали в СИЗО. Абсолютно безобидные люди, в обычной жизни преподаватели институтов и больные студенты, сегодня сидят в тюрьме, теряя остатки здоровья.

А вот Сердюкова не трогают. И уже мало кто сомневается, что и сам бывший министр, и его ближайшее окружение отделаются легким испугом. Может, срок давности истечет, а может, получат условно.

— Следственные органы собрали материалы на Сердюкова, но сделать с ним ничего не могут. Как с любым, кто находится рядом с Путиным, — считает председатель Общественной комиссии по борьбе с коррупцией генерал-полковник Владимир Мамаев. — И наша задача сломать эту систему, чтобы в стране правил закон, а не личность. У нас же в стране извращенные понятия о преступлении и наказании. И одно из извращенных звеньев этой системы — бывший министр обороны. Я сейчас не могу сказать, кто он на самом деле, так как это определяет суд, но хотелось бы дождаться процесса. Это человек, который развалил армию, вводил в заблуждение президента.

«СП»: — Сердюков уже не в команде, он снят с должности. Но он будто остается в касте неприкасаемых.

— Дело не в том, снят он с должности или нет. Он просто очень много знает. Его страшно сажать. Эта команда вечная, там все друг с другом связаны.

Как говорит заместитель директора международной антикоррупционной организации «Трансперенси Интернешнл» Иван Ниненко, в России вообще мало случаев, когда высокопоставленных чиновников удается привлечь к ответственности за их деяния:

— Эта последняя история с мебелью в очередной раз показывает, что закон у нас действует избирательно. Люди, которые забрались достаточно высоко, не могут оказаться за решеткой. В застенки могут угодить оппозиционеры. Вот суд первой инстанции дал реальный срок Алексею Навальному, хотя по таким делам реальные сроки выносятся крайне редко. А Сердюкова не могут посадить потому, что у нас в стране еще ни разу не сажали бывшего министра за коррупционные преступления. Чтобы его посадить, нужна большая политическая воля, которой у нашего руководства нет. Возможно, люди на верху боятся, что Сердюков начнет говорить о каких-то других преступлениях и потянет за собой других. Недавно в Италии был случай, когда чиновник невысокого уровня подвергся уголовному преследованию, и потом потянул за собой высокопоставленных людей.

«СП»: — Сердюкова уже ругают на официальном уровне.

— Для тех, кто занимает достаточно высокую позицию, самое серьезное наказание у нас — это снятие с должности. Серьезной расплаты за свои деяния люди не несут.

«СП»: — У нас в стране много случаев, когда высокопоставленные чиновники попадают пол уголовную статью?

— В России таких случаев мало. Процессов против бывших чиновников намного больше в странах, где даже ниже уровень коррупции. К примеру, во Франции даже президент находится под следствием и отвечает на вопросы суда о растратах.

«СП»: — Что же мешает привлекать к ответственности чиновников у нас?

— Наша власть не дает это делать. А независимого суда у нас нет. И власть считает, что расследования против высоких чиновников недопустимы.

«СП»: — Но с коррупцией борются не только в Европе. В Китае осудили даже претендента на пост председателя страны.

— В Китае есть сменяемость власти. Это обстоятельство сильно помогает нормальной работе различных государственных институтов. Ключевой момент в борьбе с коррупцией — это именно сменяемость власти. Но в России сменяемости нет.

«СП»: — К неприкасаемым в России относятся только федеральные чиновники, или на региональном уровне такая же ситуация?

— Многое зависит от масштабов претензий к тому или иному человеку. Вот у нас недавно осудили бывшего губернатора Тульской области Вячеслава Дудку. Но если речь идет о региональном уровне преступления, то часто уголовные дела против местных чиновников закрывают. Это есть даже на районном уровне. Случай в станице Кущевская наглядно показывает это. Там мафия срослась с властью и правоохранительными органами. И дела против преступников закрывались.

Директора Совета по национальной стратегии политолог Валерия Хомякова «непотопляемость» Сердюкова не удивляет. По его мнению, в нынешнем государстве надеяться на торжество закона не приходится вовсе.

— Мы живем в системе, где закон действует не для всех. Это касается и Сердюкова, и многих других случаев. Даже простые полицейские часто уходят от ответственности, когда убивают людей, когда прокурорские работники давят на дороге граждан. К сожалению, увод от ответственности стал нормой. Удивляться даже не приходится. Я бы удивился, если бы Сердюкова привлекли по одному из эпизодов, по которым написан не один десяток томов. На мой взгляд, Сердюков — это член правящей команды. И провинился он отнюдь не коррупцией или недоработками. А история связана с его личной жизнью, что у него жена — дочь Виктора Зубкова. А Зубков — друг Путина. Если бы не семейный скандал, то Сердюков бы так и сидел в министерском кресле, Васильева работала бы.

Если делать прогноз, то мне кажется, что найдут каких-то «стрелочников». Сердюков же останется свидетелем и будет отмалчиваться.

«СП»: — Васильева сидит в огромной квартире под домашним арестом, а Владимир Акименков слепнет в тюрьме.

— Васильева — своя для власти. Она идеологически близка ей. Поэтому спокойно сидит под домашним арестом. Те, кто арестован по Болотному делу, — чужие. Чужим оказался Михаил Ходорковский, и его отправили в не столь отдаленные места. Был бы он своим как Абрамович, — никто бы его не тронул и не вспоминал бы ни о каких нарушениях.

К сожалению, наша правоохранительная система не самостоятельна, она полностью под исполнительной властью. Если человек свой, то в законе находят прорехи. А для чужого всегда найдут статью.

«СП»: — Когда у нас будет править закон?

— Это очень сложный вопрос. В нынешней системе все меры бесполезны. Правда, какую-то справедливость может установить общественное мнение. Мы видим достаточно странный случай с Навальным, которого посадили и тут же отпустили. Кто-то говорит, что это в Кремле одна голова думает так, а другая — этак. Отчасти это справедливо. Но если бы Навальный не был популярен в оппозиционной среде, то его бы не отпустили. Есть любопытная параллель. Через неделю после суда над Навальным по похожему преступлению осудили бывшего губернатора Тульской области Дудку. Его арестовали в зале суда, и никто его под подписку не выпустил до вступления решения суда в законную силу. Ладно, Навальный — кандидат в мэры. Но отпустили и Петра Офицерова. Получается, что у нас в суде правит политика.

«СП»: — Какими качествами надо обладать, чтобы попасть в разряд неприкасаемых?

— Чтобы попасть в неприкасаемые, надо чтобы за тебя замолвили слово. Если над человеком сгущаются тучи, то он всегда пытается найти выход на высокий уровень. А чтобы не попадаться, мало быть честным человеком. Надо быть еще и другом Путина. Или другом друга Путина. Но ясно, что с такой системой навести порядок просто невозможно. Если у хирурга скальпель не обеззаражен, то лезть с ним в организм нельзя. У нас не должно быть коррупции в судах, в прокуратуре, в полиции. Даже если всех сотрудников этих ведомств сменить на новых, то ничего не поменяется. Новые люди будут работать в прежней системе. При этой власти ничего не изменится.

Фото: Игорь Зарембо/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня