Общество

Паспортный контроль в «Одноклассниках»

Депутаты Госдумы собираются запретить анонимный доступ в социальные сети

  
2933

Депутат Госдумы от ЛДПР, кандидат в мэры Москвы Михаил Дегтярев внес в нижнюю палату парламента законопроект, предполагающий обязательную идентификацию пользователей социальных сетей.

Согласно законопроекту, владельцы аккаунтов в соцсетях должны будут пройти обязательную верификацию (подтвердить при регистрации правдивость персональных данных на своей странице) для получения специального знака «Личность подтверждена». Выбор конкретных способов верификации оставляется на усмотрение владельцев соцсетей.

По мнению Дегтярева, отсутствие правового регулирования вопроса анонимного доступа к сайтам является одной из причин того, что «недобросовестные пользователи, прикрываясь свободой самовыражения, свободой слова и пользуясь бездействием владельцев сайтов, нарушают не только этические принципы межличностного общения, но и совершают преступления».

Верификация, полагает парламентарий, сделает пользователей интернета более дисциплинированными, поскольку накладывает на них «дополнительную ответственность».

Еще один немаловажный момент: использование или публичное распространение сведений о частной жизни пользователя соцсети будет наказываться штрафом до 500 тысяч рублей или же реальным сроком — от 2 до 5 лет лишения свободы. При этом не важно, размещена ли эта информация в закрытом доступе или доступна для любого обладателя выхода в сеть.

Насколько изменятся правила игры в интернете, если инициатива Дегтярева станет законом? Стоит ли вообще относиться к этому предложению серьезно? И так ли уж важно побороть анонимность в Сети?

«Все эти законодательные инициативы, касающиеся интернета, должны в последствие войти в учебники по политологии и конституционному праву, как образцы популизма, бессмысленности и дешевого пиара политиканов, не особо подкованных в тех вопросах, о которых они берутся рассуждать, — считает исполнительный директор Фонда «Разумный интернет» Илья Переседов. То, что сейчас предлагается, во-первых, противоречит напрямую российской Конституции, которая предполагает свободу на информацию. А во-вторых, нашим законам, которые запрещают зарубежным компаниям в России собирать личные сведения о российских гражданах. А отечественных социальных сетей в России практически нет.

«СП»: — Дегтярев отмечает, что по состоянию на 12 августа в соцсети «ВКонтакте» насчитывалось 59,6 млн., а в социальной сети «Одноклассники» — 85,4 млн. персональных разделов российских пользователей.

— На самом деле «ВКонтакте», по-моему, уже не целиком российская соцсеть. По поводу «Одноклассников» надо разбираться, как там и что. Но огромное количество ведущих российских IT-компаний, в том числе и имеющих отношение к бизнесу в социальных сетях или бизнесу социальных сетей, они только реализуют свою деятельность на территории России, а зарегистрированы за ее пределами. Классический пример, «Фейсбук». Поэтому в данном случае нам предлагается как бы пойти наперекор: то есть, когда пытаемся защитить свой суверенитет, защитить информационную безопасность, нас хотят обязать вручить иностранным собственникам информацию самого приватного характера и юридического свойства о российских гражданах. Это нонсенс.

«СП»: — Но цель законопроекта — дисциплинировать пользователей социальных сетей…

— Предположим в страшном сне, что закон принимается. Либо мы будем вынуждены следовать букве первого закона об информационной безопасности российских граждан, и автоматически на территории России будет запрещена деятельность иностранных социальных сетей. Про Фейсбук, Твиттер и Живой Журнал вы сможете забыть, потому что это иностранные компании, которым мы не можем сообщать какие-либо данные о российских гражданах, данные их паспортов и т. д. Соответственно наши граждане будут обязаны пользоваться только русскими социальными сетями — это бред и скандал международного уровня.

«СП»: — Но в китайские же граждане пользуются у себя в стране национальными аналогами мировых соцсетей…

— Это плохой пример. Его позволительно приводить только в качестве некой аналогии. Потому что интернет можно сравнить с водным пространством. Вот есть Мертвое море, которое полностью изолированное. Есть Черное, которое входит в состав Мирового океана. А есть моря, которые только географически выделяются в зоне Мирового океана. Точно также с российским интернетом. То есть, его либо надо было изначально строить изолированным (как происходило в Китае), чтобы мы были своим отдельным анклавом в Мертвом море. Но этого не произошло. Российский интернет сегодня — это гармоничная и естественная часть интернета мирового. Поэтому если нам в пространстве мирового интернета постараться выделить российский, то это, как в случае с внутренними морями внутри океана, — мы можем только провести пунктиром линию на карте. Серверы российских компаний находятся за рубежом, серверы зарубежных компаний находятся в России. И наш интернет обеспечивает трафик не только для запросов граждан, находящихся на территории России, он обеспечивает еще трафик для всего мирового интернета. Также заметная часть русскоязычного интернета — это люди, которые живут или отдыхают за рубежом. Никакого географического, выделенного интернета мы указать не сможем. Поэтому и все эти технические меры по ограничению интернета практически невозможны.

«СП»: — Поясните…

— Тогда нам нужно будет в значительной мере ломать и менять вид не только российского интернета, но и всего интернета в мире. Это значит, интернет в России будет раз в шесть медленнее, раз в двенадцать дороже, и он будет ограничиваться жестко списком из 15−20 сайтов. Но это уже не будет интернет. Это будет какая-то половинчатая резервация, которая обернется для России санкциями гораздо более страшными, история со Сноуденом. Потому что, даже если мы сегодня (теоретически) можем закрыть или осложнить, к примеру, наш таможенный обмен c Украиной или Грузией, то здесь подобным образом это не работает. Придется выстраивать инфраструктуру, что потребует гигантских вложений, которые будут сопоставимы, наверное, с реформой вооруженных сил. Но, главное, не дадут стопроцентного гарантированного результата. Плюс степень недовольства и степень протеста, которые власть в этих случаях получит, будут просто несообразны тем затратами, которые она вложит в это дело. Я не знаю, захочет ли власть своими руками строить «Автору», которая потом по ней выстрелит?

«СП»: — То есть, вряд ли власть пойдет на ужесточение «правил игры»?

— К сожалению, мы видим привычный тренд, когда отдельными депутатами законотворчество воспринимается не как реальная деятельность, нацеленная на обретение конкретных прикладных результатов, а как зафиксированное на бумаге благое пожелание: «Как было бы хорошо, чтобы у нас все были здоровы, и не было больных». И в данном случае вряд ли им стоит рассчитывать на дополнительные голоса потенциальных сторонников, потому что сложно предположить пользователя социальной сети, который был бы в этом заинтересован. Мне кажется, что ими просто движет желание подергать определенную часть нелюбимого ими электората за усы в ожидании, что мы начнем истерично кричать о приближающемся тоталитаризме. На самом деле никто их серьезно не боится и воспринимает это именно как позерство и дешёвый популизм.

Не только непонятными, но и технически не реализуемыми назвал депутатские идеи исполнительный директор фонда содействия развитию технологий и инфраструктуры Интернета Матвей Алексеев:

— Уже сам факт обнародования этого законопроекта в период предвыборной гонки за пост мэра Москвы — как минимум, не очень корректный шаг. Хотя вряд ли он принесет какие-то дополнительные голоса г-ну кандидату. Технически сам документ прописан совершенно неграмотно. Фигурируют такие понятия как «пользователь обязан проводить верификацию» и «социальная сеть вправе давать пользователю верификацию». Соответственно, мы видим не подмену понятий даже, а расхождение во мнение — то есть, или это обязательство, или это право пользователя и социальной сети. С другой стороны, у нас есть Конституция. А данный предложение депутата встает в противоречие со 152- ФЗ «Об обязательном лицензировании на передачу персональных данных». Но из социальных сетей в России только Mail.ru. Все остальные социальные сети зарегистрированы на Западе. Следовательно, речь идет уже трансграничная передача персональных данных, а трансграничная передача персональных данных — это «прощай, лицензия!».

«СП»: — Зачем тогда автор документа хочет всех идентифицировать?

— Я читал его комментарий «Ведомостям», и он сказал просто: что зашел в Интернет, увидел про себя очень много лжи в Сети, и решил вот так, собственно говоря, вывести людей на чистую воду. Но это опять же подмена понятий. Да. Потому что ложь-то она офлайне, она не в социальных сетях. То же самое, как запретить людям в квартире обсуждать какого-либо кандидата в мэры. Или на улице, на скамеечке, и т. д. В очередной раз мы сталкиваемся с тем, что депутаты, технически не обладая какими-либо знаниями, без привлечения экспертов со стороны отрасли пытаются вносить законопроекты, которые могут только навредить.

«СП»: — Допустим, второй вариант он разработает уже с экспертами…

— Ни один здравомыслящий эксперт не будет играться с персональными данными, с паспортами при трансграничной передаче. Еще раз напомню: социальные сети по больше части все зарегистрированы на Западе.

«СП»: — То есть обязать их следовать предлагаемым правилам, невозможно?

— Они легко могут получить лицензию на трансграничную передачу персональных данных. Но при этом возникает опасность, что наши персональные данные россиян окажутся на Западе.

«Необходимо внести мораторий на реализацию инициатив ФСБ в предвыборных компаниях и в публичной политике, — говорит заведующий кафедрой новых медиа факультета журналистики МГУ Иван Засурский. — Спецслужбы должны участвовать в выявлении террористов, но они не должны предпринимать законы. И им не должны уподобляться депутаты, потому что по отношению к спецслужбам они являются системой общественного контроля. А они действуют от лица структуры, а делают вид, что представляют интересы граждан. Это, с моей точки зрения, неправильно. Это злоупотребление.

«СП»: — И к чему приведет ликвидация анонимности?

— Приведет к тому, что анонимности будет немножко меньше. Но на самом деле, для тех, у кого есть правильные технологии, нет никакой анонимности давно уже в интернете. Но вместо того, чтобы осваивать передовую технологию, ФСБ двигает законы, которые заставляют всех почувствовать себя «под колпаком». Это вызывает крайнее раздражение в обществе и может стать катализатором для очередной волны недовольства. Интересы спецслужб не надо ставить выше интересов людей. Вот и все. А анонимность в интернете можно получить. Просто это будет как в Китае. Мой приятель вернулся недавно из Китая — там платишь 6 долларов в месяц, у тебя есть Фейсбук.

«СП»: — Иными словами, идея нежизнеспособна?

— По-сути, это очередная коммерческая разборка, речь, возможно, идет о создании некоего нового рынка услуг. Потому что, во-первых, анонимность — это не особенно страшно, а во вторых, честно говоря, она и так мнимая. И, в третьих, ее и так нельзя будет убрать, потому что ты можешь купить карточку телефонную, засунуть ее в телефон вместо того чтобы паспорт доставать, и иметь свой интернет. И с этим никогда они не смогут справиться.

Фото ИТАР-ТАСС/ Дмитрий Рогулин

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня