Общество

Алименты особого режима

Родителей, которые отказываются содержать своих детей, правительство предлагает сажать на два года

  
2682

Министерство юстиции России собирается ужесточить ответственность для нерадивых родителей, уклоняющихся от уплаты средств на содержание несовершеннолетних детей. За злостное уклонение от алиментов либо искусственное снижение их размеров виновных предлагается отправлять за решетку не на год, как сейчас, а на два.

Как сообщает портал «Право.ru», ведомство уже подготовило законопроект, который вносит соответствующие поправки в ст. 157 УК РФ (злостное уклонение от уплаты средств на содержание детей или нетрудоспособных родителей).

Под «злостностью», конкретно, теперь будет пониматься умышленное уклонение алиментщика от работы, невыплата алиментов больше трех месяцев, а также неоднократное сокрытие реальных доходов для снижения размера выплат.

Если же «наличный родительский долг» вырос по вине корыстного руководителя предприятия, которые не платил зарплату сотруднику, то ответить придется и ему. Такому работодателю может грозить штраф от 200 тыс. рублей до полумиллиона или лишение свободы на срок до пяти лет (в этом случае вступает в действие ст. 145.1 — невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат).

Сегодня статистика выплаты алиментов в России удручает: они положены двум миллионам детей, а реально получают их примерно 65 тысяч. Безответственные папы и мамы задолжали своим отпрыскам около десяти миллионов рублей. Количество злостных неплательщиков алиментов, по данным Генпрокуратуры РФ, растет с каждым годом. Так, если в 2009 г. в производстве органов дознания Федеральной службы судебных приставов (ФССП) находилось более 53 тыс. уголовных дел в отношении алиментщиков, то в 2010 г. их число превысило 61 тыс., а в 2011 г. — 71 тыс.

Только поможет ли ужесточение наказания решить проблему?

«Лично я выступаю против любых ужесточений и наказаний, которые не обусловлены комплексной деятельностью государства, — прокомментировал предложенные Минюстом меры председатель партии „Великая Россия“ Андрей Савельев. — У нас государство, точнее, государственные власти занимаются прямо противоположным — пропагандой разложения семьи. Это делается, в том числе и через СМИ, которые находятся под полным контролем чиновников. Поэтому сами чиновники стремятся к тому, чтобы семья в России была разрушена. И при этих условиях одна за другой принимаются какие-то ужесточающие меры: у нас, оказывается, даже подвести на машине кого-то за деньги нельзя, и теперь вот эта мера — против неплательщиков алиментов. Идет попытка решить все проблемы с помощью запугивания людей. Ну, будет меньше браков, будет больше абортов — вот и все. Это оборотная сторона любого ужесточение в этой сфере».

«СП»: — Вы считаете, ужесточение наказание — не выход?

— Конечно. Надо вести определенную культурную политику, определенную информационную политику. А власть ведет разлагающую пропаганду, которая уничтожает семью. Предложение Минюста — это абсурд. И, к сожалению, он все больше наполняет нашу жизнь. Может, лучше было бы, если эти люди покинули свои посты и перешли к жизни обычных людей от жизни небожителей, которую они для себя приготовили. А во власти должны, наверное, оказаться какие-то другие люди, которые умеют мыслить стратегически, умеют просчитывать на несколько шагов вперед каждую свою инициативу. Сейчас этого нет абсолютно, т.е. стратегического замысла в любом действии власти просто не просматривается. Наоборот, просматривается абсурд. И попытки переложить на все общество недостаток своих собственных мозгов и образования.

«СП»: — Но проблема-то с долгами по алиментам реально существует. И как-то решать ее все равно надо, иначе ситуация просто выйдет из-под контроля…

— Решение, как я сказал уже, может быть только комплексным. Это пропаганда семейных ценностей, утверждение статуса семьи. У нас статуса семьи нет вообще. У нас семья — это понятие, которое вводится только в условиях, когда семья реально рассыпалась. Семья у нас не имеет юридического статуса никакого — есть либо физическое лицо, либо юридическое лицо. Семья — ни то, ни другое. И только когда делят наследство, когда развод происходит, тогда вспоминают, что, оказывается, это были какие-то семейные отношения. Или кто-то не выполняет своих родительских обязанностей — вот тогда государство вмешается в эту ситуацию. А так семья абсолютно беззащитна. Семью все время делят, потому что никаких совместных действий для семьи не существует — с точки зрения государства, каждый сам за себя. Детей старше 14 лет в паспорта не записывают, супругов тоже — ну, зачем штамп в паспорте, что ты женат, или ты — замужем. Нет, это уже прошлый век, это неинтересно — таково общее мнение. А чиновнику интересно иметь дело с гражданином-одиночкой, который никак не связан ни с семьей, ни с обществом, ни с кем. Над ним измываться очень удобно. Поэтому здесь надо идти в двух направлениях: с одной стороны, проводить государственную политику в поддержку материнства, детства, семьи. С другой — убирать весь этот разврат, который творится у нас, прежде всего, на телевидении, и восстанавливать определенные стандарты, образцы семейной жизни — какими они должны быть и которые укоренены были в нашей истории.

«СП»: — В перспективе — понятно. Но как заставить заплатить родителей тех двух миллионов детей, которые сегодня недополучают средств на рост и развитие?

— А государству нужно разделить ответственность. Сколько у нас жизненных катастроф, связанных именно с тем, что люди естественным образом заводят детей, но попадают в социальную ситуацию, когда не могут их воспитывать, не могут на них тратить деньги. И потому вопрос об ответственности должен быть пересмотрен: здесь совместная ответственность — государства и родителя. А как кормить семью, если просто не на что: если безработица, если по профессии работать невозможно, если никаких перспектив вообще не видно — ни в жизни гражданина, ни в жизни его детей. Идет просто тотальная семейная катастрофа. Поэтому не надо думать, что мы решим проблему двух миллионов детей, а все остальные как-то сами собой проживут. Не получится. То есть, не надо все перекладывать на семью. Я считаю, что здесь позиция государства, не просто неправильная, она — преступна. Поэтому все это отражается на обществе, поэтому такое количество безнадзорных детей, поэтому такое количество проблем. А вовсе не потому что люди от природы устроены так, что они бросают своих детей и не оказывают им должной поддержки. Нет, так устроена окружающая нас жизнь.

Продлением срока за решеткой злостному алиментщику проблему решить не получится, считает главный научный сотрудник Института экономики РАН, д. э. н., профессор. Людмила Ржаницына:

— Как известно, после развода ребенок остается с одним из родителей. Как правило — с матерью. Но женщина у нас зарабатывает меньше, чем мужчина, а потому ей сложнее обеспечить ребенку прежний уровень жизни, предоставляемый ранее супругами совместно. Между тем, значительная часть отцов-алиментоплательщиков или скрываются сами, или скрывают свои доходы. И таких случаев стало так много, что большинство женщин даже не оформляют при разводе алименты. По нашим расчетам, алименты получают порядка трети от тех, кто имеет на них право.

«СП»: — Почему не платят: денег нет или потому что не хотят?

— Это вообще система отношений такая. У нас очень жестокий развод сам по себе. И супруги не просто разводятся, они вступают в зону взаимной войны, а ребенок оказывается на линии огня. Среди неплательщиков, кстати, самый разный состав: некоторые не платят, потому что ведут асоциальный образ жизни — пью, нигде не работают. Некоторые — потому что считают, что это не на ребенка, а на жену все пойдет. «А я ей, гадине, раз она со мной разошлась, платить ничего не буду», — вот как мозги у некоторых повернуты. Какая уж тут разница — год или два. Я бы этих людей наказывала в основном исправительными принудительными работами. Пускай трудятся, зарабатывают для жен и детей деньги. Ужесточать уголовную часть я бы не стала. Наоборот, нужно придумать компенсационные меры, чтобы и поощрять людей, которые правильно и хорошо себя ведут в отношении детей. В Англии, к примеру, алименты снижаются, если отец берёт к себе ребёнка на каникулы и выходные. А в Латвии дело здорово продвинулось как раз после того, как нескольких злостных алиментщиков заставили отрабатывать на общественных работах. У нас, я думаю, это была бы тоже весьма действенная мера, только эти люди должны не отбывать время, а что-то реально делать. Зачем нам, к примеру, дворники-мигранты? Вот этих людей вполне было бы достаточно, надо лишь организовать все.

«СП»: — Было еще предложение лишать алиментщиков прав пользоваться личным автомобилем…

— Это, кстати, западная практика. Хотя думаю, что и у нас она была бы вполне эффективной, ведь у многих наших людей сейчас автомобильное мышление. Но в любой цивилизованной стране есть еще такая особая структура, как государственный алиментный фонд. Мы тоже концепцию такого фонда разработали. И сегодня национальная стратегия действий в интересах детей предполагает создание такой структуры на государственном уровне. Есть и соответствующий указ президента, и поручение правительства…

«СП»: — Только фонда нет. Почему?

— А какой-то «очень умный» чиновник написал, что это должен сделать Минюст — видимо, потому что алиментщиками занимаются приставы. А на самом деле, это должен был сделать Минтруд, поскольку это социальная структура, она должна разрабатываться людьми, которые в этом смысле что-то понимают. И никто не задается вопросом: почему не выполняется поручение президента?

«СП»: — А какая необходимость в фонде?

— Прежде всего, он заставит родителей относиться к своим обязанностям ответственнее: государство взыщет выплаченную их детям сумму с процентами. Но у фонда будет не только функция розыска алиментщиков, но и функция работы с семьями в «зоне риска» — накануне развода или после развода. Когда требуется, установлением отцовства сможет заниматься и психологическую помощь супругам оказывать. Служба многофакторная и многофункциональная, но у нее будет конечный результат — благополучие ребенка, даже в осложненной жизненной ситуации. Парфенчиков (Артур Парфенчиков — глава ФССП — ред.) к этой проблеме тоже относится с большим придыханием. Но что он может сделать? У них там столько должников с миллиардными долгами — с ними разобраться бы. Алиментные дела — это для них все-таки где-то вторично. А для такой структуры как алиментный фонд — это будет главным.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Станислав Красильников

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Виктор Мураховский

Полковник запаса, член Экспертного совета коллегии Военно-промышленной комиссии РФ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня