Общество

Славяно-азиатские терзания Москвы

ЕС обвинил Россию в грубом блокировании европейского интеграционного проекта

  
11623

Европарламент осуждает «неприемлемое» давление России на республики бывшего СССР, которые стремятся к интеграции с ЕС. Об этом говорится в резолюции европейского законодательного органа, принятой в четверг. Речь идет о странах-участниках программы «Восточное партнерство»: Армении, Азербайджане, Грузии, Украине, Молдавии и Белоруссии. Сейчас эти страны собираются заключить соглашения об ассоциации с Евросоюзом, но этому якобы противодействует Россия.

Так, депутаты Европарламента уверяют, что Армения хочет присоединиться к Таможенному союзу России, Белоруссии и Казахстана — что автоматически означает отказ от ассоциации с Европой — только из-за «угрозы безопасности Армении со стороны России». Европа уверена, что у Армении просто не было другого выбора.

Российская политика по затаскиванию соседей в Таможенный союз, действительно, временами напоминает выкручивание рук. Пример тому — недавний таможенный конфликт с Украиной. Россия на несколько дней ввела жесткий режим таможенного осмотра украинских грузов, который привел к образованию очередей на границе, порче товаров и убыткам украинских экспортеров. Советник президента Сергей Глазьев предупредил: Россия будет готовиться к ужесточению таможенного администрирования на случай, если Украина все-таки подпишет соглашение об ассоциации с ЕС в ноябре.

Кремль дает понять — дружите с нами, а то хуже будет. Но и дружить с Россией опасно. Скажем, Белоруссия — страна для России не просто дружественная, а братская. Но это не мешает российскому правительству ломать ее через колено, обслуживая интересы отечественных олигархов. Стоило Лукашенко одернуть зарвавшуюся компанию «Уралкалий» Сулеймана Керимова, как глава Роспотребназдора Геннадий Онищенко «нашел калий» в белорусских молоке и мясе, и объявил эти продукты не соответствующим санитарным нормам.

Способен ли российский интеграционный проект в этих условиях конкурировать с европейским?

— То, что Россия хочет стать интеграционным центром любой ценой — всего лишь легенда, — убежден заместитель директора Института стран СНГ Владимир Жарихин. — Россия хочет, чтобы ей, России, было хорошо, чтобы у нее были благожелательны соседи. Чтобы с некоторыми из них, которые сами того хотят, она могла развивать интеграционные процессы. А с теми, кто не хочет — расходиться в разные стороны.

Европарламент считает, что таможенным конфликтом с Украиной мы пытаемся втянуть ее в Таможенный союз. Но наши руководители хорошо осведомлены о настроениях подавляющего большинства политической и экономической элиты Украины: 80% Верховной Рады голосуют за ассоциацию с ЕС — все депутаты, за исключением коммунистов. Украинская сторона уже набрала полный ход на пути европейский интеграции и объявила, что собралась подписывать соглашение об ассоциации с Евросоюзом и введении зоны свободной торговли. Неужели кто-то в Кремле рассчитывает, что Украина развернется на 180 градусов из-за того, что Россия относится к украинским товарам, как к европейским? Конечно, нет. Просто украинскому руководству лестно изобразить Украину невестой, за которую борются Россия и Европа.

«СП»: — А Россия уже не борется?

— Представьте, что будет, если Украина, в нынешнем ее состоянии, с нынешней политической и экономической элитой, которая в принципе не способна выполнять договоренности (это показали две наших газовых войны) действительно вступит в Таможенный союз. Да они тут же развалят эту организацию! Они возьмут обязательства — и не станут их выполнять.

Сергей Глазьев, на что человек дипломатичный, не выдержал и рассказал Венедиктову на «Эхе Москвы», как шли переговоры с представителями украинского правительства о проблемах евроинтеграции. Мы, рассказывает Глазьев, говорим украинским коллегам: вы перед Евросоюзом взяли такое-то обязательство, нам придется на это реагировать. «Мы не брали такого обязательства». Вот, показывает Глазьев, на этой странице написано, что взяли. «Вы же понимаете, что мы этого выполнять не будем…» И как нам жить с таким партером в Таможенном союзе?

Месяц назад состоялся телемост экспертов Россия-Украина-Казахстан. Украинская сторона начала классически «вот, вы нас затаскиваете в Таможенный союз…» На этом месте представитель Казахстана проснулся и сказал: «Вообще-то мы в Казахстане считаем, что на данном этапе, когда до конца не выстроены все механизмы в Таможенном союзе, вредно кого-либо принимать в него еще». И это — очень верное суждение.

«СП»: — А Белоруссия? Почему российское правительство даже в отношениях с партнерами отстаивает, прежде всего, интересы наших олигархов?

— Понимаете, у нас во власти башен много — и не только кремлевских. Одна, с часами, торчит на Краснопресненской набережной (правительство РФ — авт). Эта башня, возможно, испытывает больше симпатий к «Уралкалию», чем башни Кремля.

«СП»: — Если вернуться к проблемам евроинтеграции. Будут ли в шоколаде страны «Восточного партнерства», когда вступят в ассоциацию?

— Нет, конечно. Армения три года скрупулезно изучала предложение Евросоюза и Таможенного союза, просчитывала плюсы и минусы. И пришла к выводу: на данный момент более выгоден Таможенный союз. Если бы они вступили в европейскую ассоциацию, то понесли бы существенные военно-политические потери. Мы понимаем, что Россия с куда меньшим энтузиазмом гарантировала бы армянам поддержку в случае войны с Азербайджаном.

«СП»: — А Украина что теряет, вступая в ассоциацию?

— В Украине политическое решение зачастую перевешивает рациональные доводы. Так украинцы вступали и в ВТО: сначала приняли политическое решение, а потом стали договариваться об условиях членства. В итоге, у них почти в два раза ниже разрешенная суммарная таможенная планка, чем у России или Китая. Украинское государство просто проиграло на вступлении в ВТО.

Та же история повторяется с евроинтеграцией. Украинцы сначала приняли политическое решение — идти в Европу — а потом пошли к европейцам договариваться. Но поскольку решение известно, им выставили исключительно жесткие условия. Приведу один пример: представляете, что такое для Украины сахар? Это миллионы тонн, серьезный экспортный продукт. Так вот, Украине разрешено поставлять в Европу 23 тысячи тонн сахара, но при этом она обязана импортировать из Евросоюза 42 тысячи тонн сахара. Соглашение Украины об ассоциации с Европой — документ на 900 страницах, и там множество подобных абсурдных позиций.

Еще пример. Украина обязана стразу, с момента подписания соглашения, перейти на европейские техрегламенты по отношению к собственным товарам. Но это невозможно. Значит, они не смогут продавать в собственной стране свои товары, произведенные не по европейским техрегламентам. Это фантастика: ради политической задачи интеграции, ради интересов украинского олигархата легализовать свои сбережения в ЕС, украинцы полностью ложатся под Европу в экономическом плане! Украинцы рассуждают о цивилизационном выборе. Но они делают выбор на слишком невыгодных для себя условиях.

Резолюция Европарламента поддерживает легенду, что Россия держит Украину за штаны, а она должна бежать как можно быстрей в Евросоюз. Но, как видите, эта легенда не имеет ничего общего с действительностью…

— Путину крайне важен его интеграционный проект — Евразийский и Таможенный союзы, — отмечает член научного совета Московского центра Карнеги Николай Петров. — И роль Украины — как возможного участника проекта — колоссальна. Входящие в Таможенный союз Белоруссия и Казахстан по масштабам рынков существенно меньше России. Поэтому в экономическом смысле вступление в союз более выгодно Белоруссии и Казахстану, а не России.

Интеграция — большая политическая задача Кремля, и он готов идти на значительные вливания, чтобы ее реализовать. Как раз сейчас момент для реализации достаточно хороший. Евросоюз занят собственным кризисом, ему не до «Восточного партнерства». А вот Россия, напротив, имеет достаточно крепкое финансовое положение на фоне других стран — и постсоветских, и ЕС. В этом смысле, мы находимся в более выгодном положении со своим интеграционным проектом, чем европейцы.

У стран СНГ общая инфраструктура, в них много частей когда-то единого хозяйственного комплекса, которые могут работать вместе. Поэтому чисто экономические резоны интеграционного проекта на постсоветском пространстве велики. А вот политические резоны существенно меньше всех стран, кроме России. Они справедливо опасаются, что Россия буден на них давить, что это будет не сложносочиненный, а сложноподчиненный союз.

Тем не менее, я бы не рисовал картину в черно-белом свете: мол, есть прекрасный Евросоюз, который готов принять ассоциированными членами постсоветские страны, и есть Россия, которая ломает им руки, и не дает туда пойти.

Вопрос подписания Украиной соглашения с Евросоюзом в ноябре практически решен, это поняли даже в Кремле. Поэтому сейчас со стороны России нет особого давления на политические элиты Украины. Есть разъяснения, какие экономические проблемы принесет вступление Украины в единое экономическое пространство — и ее выход из единого пространства с нами.

Наше руководство справедливо ставит вопрос: почему Россия должна быть благотворителем, поддерживать более низкие цены на энергоносители для стран-соседей, почему должна помогать братским народам за свой счет и за счет своего народа?

Украине, скажем, были предложены существенные скидки на российскую нефть в случае вступления в Таможенный союз. Россия была готова субсидировать украинскую экономику в масштабах 10 млрд долларов в год. Но олигархи стран СНГ, в том числе Украины, считают, что вступление в Таможенный союз обернется тем, что их станут теснить олигархи российские. А роль младших партнеров их не устраивает.

Верно и другое. Вступление Украины в ассоциацию с Евросоюзом будет означать на первых порах существенные экономические потери для Украины. В частности, из-за того, что Россия изменит таможенный режим.

Мне кажется, правильная позиция российского руководства заключается не в том, чтобы давить сейчас на украинскую элиту или покупать ее. Нам нужно разъяснять простым украинцам, что их элита делает выбор. Это выбор может быть стратегически правильным или неправильным, но он влечет за собой — в ближайшей перспективе — ухудшение экономического положения страны и ее граждан. И Россия здесь не причем.

Что до политической элиты Украины, она не хочет нести ответственности за тяготы своего решения. Но через год-полтора, когда Украина пойдет на новые выборы, позиция тех, кто сейчас это решение принимает, может оказаться существенно ослабеть. Может измениться и украинское общественное мнение, и расстановка сил в политической элите. И тогда наш интеграционный проект снова сможет заинтересовать Украину…

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня