Общество

Казённый демографический оптимизм

Россия стоит перед очередной волной спада рождаемости

  
8453

На встрече с министром здравоохранения Вероникой Скворцовой, состоявшейся в четверг, президент России Владимир Путин выразил надежду, что дополнительные субсидии на третьего ребенка в регионах с неблагополучной демографической ситуацией позволят решить проблему депопуляции в стране.

«Средства на третьего ребёнка в более чем половине регионов России до людей доходят. Надеюсь, это тоже должно эффективно работать на повышение рождаемости», — цитируют РИА «Новости» слова президента.

Речь идёт о выплатах примерно в 7 тысяч рублей, которые полагаются семьям, в которых, начиная с 2013 года, появился третий ребёнок. Правда, выплаты положены только тем семьям, которые живут в регионах, где смертность превышает рождаемость, да и то только до 3 лет.

По словам Скворцовой, «в течение нескольких месяцев держимся на пересечении рождаемости и смертности. Но пока ещё не сделали решающего следующего шага для того, чтобы начался прирост населения в стране». То есть министр недвусмысленно намекает, что демографического обвала, которым пугали специалисты уже не один год, вполне можно избежать и даже сменить его на «прирост». Насколько оправдан такой оптимизм?

— Давайте будем честными: мера по поддержке тех семей, которые решили завести третьего ребёнка, может быть, смягчит последствия демографического спада, который нас ожидает, но решить проблему не сможет, — считает директор региональной программы Независимого института социальной политики, специалист в области социально-экономического развития регионов Наталья Зубаревич. — Слишком маленькое поколение, рождённое в 90-е годы, вступает сейчас в детородный возраст. Кроме того, уже наступает период, когда начнёт уходить очень большое послевоенное поколение… То есть, будет увеличиваться смертность.

Меры соцподдержки могут помочь, прежде всего, сельским жителям и жителям небольших городов. Не думаю, что выплаты в 7 тысяч сподвигнут к рождению третьего ребёнка семью, живущую в мегаполисе. Хотя бы потому, что содержание детей здесь обходится значительно дороже, чем в деревне. В России продолжается тенденция концентрации населения в крупных городах. А в них рождаемость заведомо ниже, чем на селе. Поэтому, повторяю, ждать какого-то демографического подъёма в ближайшие годы не стоит.

«СП»: — На чём же основан оптимизм чиновников?

— У чиновников работа такая — демонстрировать оптимизм. Помните, нам говорили, что бюджет Москвы никогда не будет сокращаться. И вот он сокращается.

Кроме того, боюсь, что в первую очередь такие выплаты будут стимулировать к рождению третьего ребёнка социально неблагополучные семьи. То есть семьи, где захотят заработать на детях. Получим ли мы в итоге новых полноценных граждан России? Сомневаюсь.

Тем не менее, на мой взгляд, очень хорошо, что деньги выделяются не на содержание чиновничьего аппарата или ФСБ. Всё, что государство тратит на детей — можно только приветствовать.

«СП»: — Демографы говорят о том, что в Европе, несмотря на относительное социальное благополучие, а, может быть, именно из-за него, рождаемость невысока. Эта закономерность применима к России?

— В каждой стране своя специфика. Возьмём, к примеру, Францию. Там немало в принципе бездетных семей. Но те женщины, которые начинают рожать, уже рожают, как правило, двух-трёх. Не в малой степени потому, что государство и общество сделали всё, чтобы облегчить материнство. Дети ходят в так называемую «предварительную школу» с четырёх лет. Родителям это не стоит ни копейки. Настоящий социализм. Похожая система выстроена в Швеции — очень разветвлённая система поддержки семей. Но она очень дорогая. И при всём том ни французы, ни шведы не добирают до полного самовоспроизводства своего населения. Каждое следующее поколение несколько малочисленнее предыдущего.

У немцев социальная политика также довольно развита. Но результат ещё скромнее. А у американцев социальная система в смысле поддержки многодетности ближе к французской. Но там к тому же ещё своя специфика — ежегодно в страну прибывает около миллиона одних только легальных мигрантов. В большинстве своём это молодые люди. Таким образом, омолаживается возрастная структура общества в целом. У американцев, кстати, по-прежнему считается, что семья с 3−4 детьми заслуживает особого уважения. А что в обществе считается положительным, действует на поведение людей. Ценности нельзя создать с помощью одних только социальных мер поддержки. Хотя и они имеют значение. Если материнство престижно и его поддерживают государство и общество, люди рожают больше. У нас же в последние десятилетия укоренилось отрицательное отношение к многодетным семьям. Стало расхожим высказывание: зачем плодить нищету.

— Полное воспроизводство нации возможно только при преобладании в ней семей с тремя детьми. Поэтому прицел на поддержку третьего ребёнка мне понятен, — говорит ведущий эксперт Российского института стратегических исследований Белобородов. — Такой подход давно напрашивался. При этом важно не забывать стимулировать и вторые, а в отдельных случаях и первые рождения. В Минтруде сейчас обсуждается идея стимулировать именно первые рождения среди молодых людей.

На мой взгляд, вообще необходимо ввести дифференцированную систему. Выплаты за третьего ребёнка должны быть значительно выше, чем за второго. И соответственно, за четвёртого — ещё больше. Не думаю, что это сильно обременит наш бюджет. Доля рождений четвёртого ребёнка, тем более в русских регионах, где наиболее сложная демографическая ситуация, близка к статистической погрешности.

В целом, если мы реально собираемся исправить ситуацию с демографией, необходим переход всей экономической модели государства на семейные рельсы. Одна из необходимых, на мой взгляд, мер — привязка будущей пенсии к числу рождённых детей. Будущий родитель должен понимать, что в случае рождения троих детей он будет получать заведомо большую пенсию, чем тот, кто вырастил одного ребёнка. Это справедливо. Вся ныне действующая российская пенсионная система, во многом списанная с западных аналогов, показала свою неэффективность в условиях демографического кризиса.

Ещё в качестве мер поощрения многодетности я бы прибавил поддержку самых разных форм семейного бизнеса. Чем больше у нас будет самодостаточных, способных хорошо обеспечить себя семей, тем большее число детей в них будет появляться. Пока же положение малого бизнеса в целом у нас оставляет желать лучшего.

Важна и деурбанизация нашего пространства. Города всегда ущербны в плане демографии. В тесных городских квартирах у людей гораздо меньше желания обзаводиться многочисленным потомством. Это чисто биологический фактор. Надо развивать малоэтажное пригородное строительство в России.

Кроме того, вокруг власти в России действует множество лобби: этнических, водочных, газовых, нефтяных. Нет только родительского лобби.

Интересы родителей на той же парламентской площадке у нас берутся представлять все кому не лень, но далеко не всегда делают это удачно. Законодатели должны смотреть на проблемы через призму родителей, в том числе многодетных. Для этого должны быть созданы постоянно действующие рабочие группы, которые не декларативно, а на деле отстаивали бы интересы семьи в России.

«СП»: — Насколько эффективно меры социальной поддержки могут влиять на молодое поколение, которое с ваших же слов заражены «вирусом антисемейности»…

— Для многих нынешних молодых людей такое стимулирование — достаточно условная вещь. Материальное стимулирование должно сочетаться с информационной работой, просветительской. Любое денежное пособие — лишь вспомогательный инструмент. Начиная с детского сада, россиянам должны прививать семейные ценности. И особая роль тут должна принадлежать телевидению и особенно Интернету, который стал информационным флагманом для молодых людей. Надо учитывать и то, что стимулировать рождаемость приходится в период кризиса семьи как таковой. У нас сегодня от 60 до 70% семей распадаются. То есть мы вкладываем в кризисный тип семьи. Это не отменяет необходимости соцподдержки, но напрашивается необходимость в мерах противоразводного характера. Например, молодых людей надо заранее готовить к тому, что в течение семейной жизни неминуемы кризисы. Многие вступающие в брак, находясь в атмосфере добрачной романтики, плохо представляют, как им преодолевать трудности, которые неизбежно возникнут.

«СП»: — Но пока у нас получается противоречие: государство, которое вроде бы заинтересовано в уличении числа своих граждан, через федеральные каналы, в разного рода программах и фильмах, скрыто пропагандирует образ жизни, мало совместимый с многодетностью…

—  Конечно, государство не должно удаляться от этой проблемы. Надо как-то регулировать контент, проверять его на предмет «демографической безопасности». Но не хватает нормативной базы. Государство в принципе не может сегодня вмешиваться в эти процессы. Надеюсь, что ситуация будет понемногу меняться. Образ семьи эксплуатируется абсолютно во всех жанрах. Важно, чтобы в кадре постоянно изображалась семья с двумя-тремя детьми. Государство таким образом будет демонстрировать эталон для социального подражания. Если часто бить в одну точку, рассчитывая на конструктивный социальный результат, он рано или поздно будет достигнут. Роль информационных технологий тут нельзя недооценивать.

— В России, в отличие от той же Европы, социальная поддержка иногда жизненно необходима для семей, желающих завести второго или третьего ребёнка, — считает депутат Госдумы, многодетная мать Ирина Мануйлова. — Уровень жизни многих россиян, особенно в провинции, и без того невысок. А рождение каждого последующего ребёнка понижает его еще больше. Поэтому даже те 7 тысяч рублей, которые ежемесячно получают российские семьи, являются существенным подспорьем для них. Да, мы не заставим рожать всех мам. Но этого и не нужно. Потому, что ребёнок должен быть желанным. Только тогда мы получаем полноценного гражданина. Не должна мама рожать в погоне за дополнительной материальной поддержкой. Но тех, у кого есть желание и силы воспитывать третьего малыша, мы должны поддержать.

«СП»: — Как объяснить что в Москве, одном из самых неблагополучных в плане рождаемости субъектов федерации, выплат при рождении третьего ребёнка нет?

— Дело в том, что Москве существует масса других мер по поддержке семьи. И если сравнить ситуацию по регионам, то сегодня в столице семья получает поддержку больше, чем в любом другом регионе России. В Москве как раз нужно делать упор не столько на материальное стимулирование повышения рождаемости, сколько на привитие молодым людям семейным ценностей. Москва по своему типу больше относится к европейским городам, где, чем выше благосостояние родителей, тем у них меньше желания иметь больше детей.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Андрей Америков

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Игорь Шатров

Заместитель директора Национального института развития современной идеологии

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня