Общество

Акции пустого действия

«Безбашенная молодёжь» сама себя заводит в политический тупик

  
2665

Так называемые «акции прямого действия» как форма политической борьбы знакомы, наверное, большинству читателей «Свободной прессы». Кто-то читал о них или смотрел репортажи, кому-то довелось видеть их своими глазами, а кто-то, возможно, и лично принимал участие.

Это форма политического протеста, представляющая собой действие на грани несанкционированной демонстрации, циркового номера и хулиганства. Метание помидоров, яиц и прочих пищевых продуктов в разных нехороших деятелей, вывешивание плакатов, «захваты» зданий, самоприковывание к дверям и оградам, несанкционированные «шествия» вприпрыжку, с файерами и дымовухами наперевес, и т. д. и т. п.

Если «акция» подготовлена и исполнена со знанием дела, наблюдать за ней даже интересно.

Кстати, в этой статье мы будем сокращать слова «акция прямого действия» до АПД. Во-первых, ради экономии места и времени, во-вторых — потому, что АПД отличается от настоящего прямого действия, как палец от палицы. Настоящее прямое действие — это разнообразные жёсткие мероприятия, от вандализма и побоев до диверсий и убийств, совершаемые во имя неких политических целей. Что представляет собой настоящее прямое действие, можно узнать, например, из книги «Faciam lit mei mernineris» екатеринбургского адвоката Василия Федоровича (произведение осталось неоконченным по уважительной причине — в настоящее время автор находится в СИЗО). Штука в том, что подобные развлечения противоречат закону, и те, кто занимается прямым действием, будь они хоть трижды убеждены в своих идеях, осознают, что совершают преступления. АПД, напротив, по форме и исполнению совершенно безобидны: их цель — не причинение вреда противнику, а заявление политической позиции. Что, впрочем, не помешало многим АПДшникам на несколько лет отправиться в места не столь отдалённые.

В нашу страну АПД, как и многие политические приёмы, пришли с изрядным запозданием. На Западе хиппи, йиппи, феминистки, экологисты и прочие леваки освоили тактику политической клоунады с шестидесятых годов прошлого века. Постсоветские радикалы взяли на вооружение АПД лет пятнадцать назад — во второй половине девяностых.

В качестве одной из первых АПД можно вспомнить акцию, которую устроила группа художников-леваков во главе с Анатолием Осмоловским, Дмитрием Пименовым и Авдеем Тер-Оганьяном. 23 мая 1998 года, в честь тридцатилетнего юбилея парижских волнений, они построили бутафорскую баррикаду на Большой Никитской улице в Москве. Несмотря на шуточный, балаганный характер, акция была достаточно масштабной: в ней приняли участие в общей сложности две сотни человек. Тем более поразительно, что ее участники в итоге не поимели никаких проблем со здоровьем и личной жизнью. Милиционеры подождали, пока интеллигенты наиграются в бунтующих лягушатников, и уже после окончания акции задержали нескольких активистов. В итоге никто из них не получил даже административного ареста.

Глядя из дня сегодняшнего, мы видим, что первопроходцам АПД в России невероятно везло. Тех же бутафорских баррикадников не отметелили, как резиновых зайцев, при задержании, не посадили за хулиганство, массовые беспорядки, насилие над представителями власти и разжигание розни. Хотя, с другой стороны, кое в чём им было труднее, чем их современным последователям. Это сейчас можно записать происходящее на портативную цифровую камеру, слепить самопальный ролик и раскидать его по социальным сетям. Если акция отвечает политическому моменту и красиво исполнена, её подхватят сперва блогеры, а затем и «настоящие» СМИ. А в ту пору до массового дешёвого интернета было ой как далеко, и такого понятия, как блогосфера, просто не существовало. Нужно было пригласить на мероприятие газетчиков и телевизионщиков — да ещё знать, с кем имеешь дело, чтобы «акционеров» не повязали на подходе…

За последние полтора десятка лет были совершены, наверное, тысячи разнообразных АПД. Были среди них злободневные, остроумные и мастерски исполненные, а были совсем глупые и примитивные. Об одних вспоминали спустя годы, а другие забывали уже на следующий день. Бывали акции, которые не имели никаких неприятных последствий для их участников, но нередко исполнители АПД за минуты славы расплачивались годами за решёткой. АПД устраивали самые разные организации: леваки всех мастей, младолибералы и юные прокремлёвцы. Националисты, высшей формой эволюции считающие человека с ружьём, к «бархатному терроризму» и его сторонникам традиционно относились с насмешкой, хотя в последнее время так называемые «правые автономы» не чураются подобных форм политической активности.

Пятнадцать лет — достаточный срок, чтобы сделать выводы. Так вот: АПД — это политический и стратегический тупик.

К сведению радикалов, готовых обвинить автора в трусости, соглашательстве и прочих гадостях: автор знаком с АПД не по материалам оппозиционной или «охранительной» прессы. Внутренняя кухня «акций» мне знакома. Каких конкретно «акций» — неважно. «Героические» воспоминания прибережём для более подходящего случая, ограничимся лишь тем, что автор статьи знает, о чём пишет…

Всякое действие должно приносить результат. Детские игры — и те способствуют развитию у маленьких людей силы, ловкости, упорства и прочих полезных качеств. В большой политике результат приносят такие действия, как депутатский запрос, законопроект или статья в прессе, если она представляет собой нечто большее, чем пережёвывание проглоченного, если в ней поднимаются актуальные вопросы и рассматриваются с нетривиальной точки зрения. Или уличная демонстрация — если это не сборище пары десятков «профессиональных несогласных», а что-то вроде первой Болотной или недавнего Бирюлёва.

Результативность настоящего прямого действия мы обсуждать не будем — она очевидна, но преступная сущность прямого действия выводит эту тактику за рамки общественной дискуссии.

Цирк на выезде под названием АПД не приносит никаких политических результатов.

Какой бы великой цели не был посвящён очередной перфоманс — будь то защита белых медведей или цветных мигрантов, требование прекратить стройку, возобновить стройку, вернуть вклады или снизить стоимость проезда в общественном транспорте — есть лишь две категории граждан, которые стабильно получают профит в результате АПД. Это журналисты и сотрудники карательных органов. Первые делают острые репортажи, вторые выполняют план по задержанию нарушителей общественного порядка и их последующему наказанию.

…Впрочем, если исполнителям АПД удаётся избежать решетки, то стражи порядка вместо поощрений получают живительную порку. Свою выгоду — в виде засветки в масс-медиа — получают исполнители АПД, причём не только те, кто непосредственно вывешивал плакат, зажигал файеры, приковывался и кидал яйца. Но отдельный непростой вопрос, пока же остановимся на том, что сами по себе АПД никогда не достигали заявленных целей.

Никогда и нигде.

Ни отдельные «героические акции», ни их серии.

Конечно, история знает примеры, когда АПД случайно или не совсем совпадали со «взрослыми» политическими кампаниями. И в случае успеха АПДшники могли гордо сказать — «мы с волом пахали». Хотя для непредвзятого наблюдателя было очевидно, что заслуги этих забавных молодых людей переоценивать не стоит. Их вклад в общее дело можно сравнить, скажем, со вкладом трёхлетнего мальца, который тоже ковырял лопаточкой землю и таскал песок в ведёрке, когда папа, дедушка и старшие братья строили дом. Ребятёнку, конечно, приятно думать, что он «работал с большими», но до того, чтобы самому работать как большой, ему ещё расти и расти… Между тем, главная проблема АПДшников состоит как раз в том, что они рискуют в своём политическом развитии застрять на уровне вот такого очень юного помощника.

АПД — это круто, это драйв. Ты возвышаешься над миром трусливых обывателей, потому что делаешь то, о чём большинство из них боятся даже подумать. В одиночку или с верными соратниками ты встаёшь против тупой и косной государственной машины. Слово, подкреплённое броском помидора, имеет больший вес, чем сотня «скушных» статей. Тебя безжалостно «винтят» потому, что ты опасен… И в то же время внутренний голос подсказывает, что, собственно, ничего чрезмерно героического ты не совершаешь, а потому ничего запредельно плохого с тобою не случится. Всё это в совокупности делает тактику АПД привлекательной для молодых людей, в душах которых на данной стадии развития причудливо соединяются живой интерес к политике, стремление прославиться, артистизм, аффектационная жертвенность, любовь к опасным приключениям и хорошо развитый инстинкт самосохранения. Шлифуя эти качества, они могли бы состояться и в политике, и в других областях общественной жизни. Но АПДшная клоунада не оставляет путей для развития большинству своих адептов.

Почему? Как нетрудно заметить, за отсутствием заявленного политического результата АПД очень быстро становятся самоцелью: провести больше «акций», чтобы получить лучшую «засветку» в прессе… Организация, сделавшая ставку на АПД как на главный инструмент в политике, обречена. Пресловутое головокружение от успехов — распространенная болезнь, которой бывают подвержены даже умные и волевые люди. А лёгкая слава, которую сулят АПД, ставит крест на политическом развитии организации. Зачем оттачивать пропагандистское мастерство, зачем искать подход к представителям разных общественных слоёв и групп, если о нас каждую неделю пишут газеты, если к нам валит за подвигами безбашенная молодёжь?

Если организация «подсела» на АПД, то она очень быстро перестает быть политической организацией, поскольку даже предельно расширенные идейные рамки начинают мешать. Сегодня «бунтуем» за экологию, а через неделю — против сокращений на целлюлозно-бумажном комбинате, который, пусть и загадил окрестности, «даёт работу людям». Сегодня мутим перфоманс возле универмага, где работают нелегалы, и размахиваем плакатом «наши деньги — нашим людям», а завтра сжигаем макет наци-скинхеда в натуральную величину, пляшем «семь-сорок» с элементами лезгинки и требуем воссоздания СССР…

Как ставка на АПД отразится на количественном и качественном составе организации, догадаться несложно. Тон в ней будет задавать всё та же безбашенная молодёжь (тм), привыкшая не заморачиваться «скушными» идеями и готовая подорваться на «любой кипиш, кроме необоснованной голодовки» ©. Стоит отметить, что на совсем уж брутальную уголовщину «безбашенные» не пойдут. С другой стороны, их не беспокоит, что десятки АПД не приносят конкретного результата: им, как чукче из анекдота, нравится сам процесс. «Движение — ничто, цель — всё», как учили Бернштейн и Бронштейн. Всё это очень мило, вот только процент «безбашенной молодёжи» невелик. Даже с учётом тех, кто, перейдя в более солидную возрастную категорию, ухитряется сохранить блаженную безбашенность. А это означает, что такая организация очень быстро достигнет своего потолка.

И это ещё при не самом плохом раскладе. В худшем случае такая организация удостоится совсем недетских репрессий.

Карательные органы России слишком много унаследовали от ЧК, НКВД и печально известных троек ОСО, а борьба с политическими оппонентами традиционно идёт по особым правилам. Поскольку страшные экстремисты, совершающие реальные преступления, не носят специальных опознавательных знаков, «тамплиеры политкорректности» обрушиваются на тех, кто, во-первых, на виду, во-вторых — не представляет серьёзной угрозы, а в-третьих — по совокупности признаков напоминает настоящих экстремистов. Участь АПДшников, которые не успеют вовремя отойти от дел, незавидна: разрушенные учебные и карьерные планы, распавшиеся семьи, тюремные сроки, эмиграция, а в отдельных случаях — смерть от рук доморощенных «эскадронов смерти».

«Это — профессиональный риск настоящих революционеров!» — скажет какой-нибудь суровый юноша, не скрывающий презрение к автору и прочим «овощам-обывателям. Смиренно склонив голову, отвечу, что «мирные ненасильственные акции», a.k.a. героические АПД, крах «кровавого режима» не приближают. Наоборот: те, кто загоняют себя в гетто АПД, лишают себя шансов чего-то добиться в легальном поле. Если в вашем послужном списке имеются многочисленные «административки» за «политику», а то и одна-две «условки» и кое-что посерьёзнее, российская государственная машина поставит вам все возможные и невозможные препоны.

А если вы вознамеритесь перейти к настоящему, а не игрушечному прямому действию, то имейте в виду, что за время вашего «мирного ненасильственного акционирования» соответствующие органы собрали о вас внушительный пакет данных. Там и ваши культурные предпочтения, и круг знакомых, и «пальчики», и многое другое, что позволит до обидного быстро нейтрализовать вас…

В конце должна быть мораль. Так вот, мораль будет простая и неоригинальная. Если хотите добиться серьезных результатов — не ищите легких путей. Прыгать с файером возле правительственного здания, крича «Капитализм — дерьмо!» или «Россия без Путина» — это невероятно круто. Но совершенно бесперспективно.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Руслан Шамуков

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня