Общество

На взятки бросили Плохого

Новое управление кремлевской администрации займется борьбой с коррупцией

  
5258

В администрации президента образовано управление по вопросам противодействия коррупции. Оно станет 21-м в АП. Главой управления назначен Олег Плохой, который ранее работал в кремлевском управлении по вопросам госслужбы и кадров, на основе которого и создана новая структура. При этом антикоррупционное подразделение создано без дополнительного штата и фондов.

Ранее полномочия по борьбе с коррупцией были распределены между контрольным управлением и государственно-правовым управлением АП. При этом декларации о доходах чиновников проверяла отдельная комиссия под руководством главы кремлевской администрации Сергея Иванова.

Информация о том, что в первых числах декабря в структуре администрации президента появится антикоррупционное управление, появилась еще на прошлой неделе — 28 ноября. Тогда газета «Известия» назвала дату подписания указа о создании новой структуры — 1 декабря и даже главу нового управления — уполномоченного по антикорупционным проверкам, помощника президента Евгения Школова. Но Кремль ради приличия этот «слив» из своих же стен опроверг. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что в Кремле вообще не располагают информацией о планах по созданию какого-либо специального антикоррупционного управления в структуре администрации президента.

Теперь информация получила подтверждение, правда, с некоторыми изменениями: начальником антикоррупционного управления назначен молодой чиновник Олег Плохой, о котором ни общественности, ни СМИ практически ничего неизвестно (см. справку «СП»). В отличие от того же Школова, которого в прессе называют новым «серым кардиналом», «теневым силовиком Кремля», якобы решающим не только судьбы руководителей, но и в целом определяющего стратегию развития силового блока. Влиятельная газета «Коммерсант» даже писала о том, что в годы службы в Германии Школов сидел с будущим президентом Путиным в одном кабинете. Однако достоверность этих сведений не доказана.

Интересно, что в положении о новом антикоррупционном управлении прописано, что его начальник руководит только деятельностью подразделения, а общее руководство в соответствии с распределением обязанностей между сотрудниками администрации Кремля осуществляет помощник президента… Так что информация СМИ о том, что новым управлением будет руководить Школов — была неверной лишь отчасти.

Чем займется новое управление? На сайте Кремля подробно расписаны функции и задачи «противозаразной» структуры: контроль исполнения законов, подготовка предложений по противодействию коррупции в госорганах, обеспечение деятельности президентского антикоррупционного Совета, законодательные инициативы и прочее. Однако что в действительности скрывается за размытыми бюрократическими формулировками, одним чиновникам известно.

Член Совета при президенте по правам человека, председатель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов отмечает: проблема коррупции — это проблема государственной важности и те задачи управления, которые заявлены, нормально вписываются в общую антикоррупционную канву.

— Новому управлению не хватает только одной функции — проведение «анализа и систематизации коррупционных практик». Эта функция позволит в постоянном режиме взаимодействовать с органами государственной власти и с правоохранительными органами, вырабатывая меры по борьбе с коррупцией. Потому что стандартного и единого лекарства от этой болезни нет. Выражаясь медицинским языком, каждый штамм лечится отдельной процедурой. Но мы президенту прописать в положении эту функцию предложим — в рамках Совета.

«СП»: — У нас коррупцией занимаются во всех силовых структурах, зачем в Кремле понадобилось создавать антикоррупционное управление?

— Вот именно — занимаются, это правильная оценка. Органы занимаются борьбой с коррупционерами, а вот Минюст, гражданские ведомства вырабатывают системные меры. Стратегию борьбы с коррупцией определят Совет при президенте по противодействию коррупцию. И для того, чтобы эти методы и стратегия были выработаны правильно, для того, чтобы указы президента выполнялись, и нужна цельная структура: она понимает, что происходит, а правоохранители действуют в отдельных секторах.

Однако юрист Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл — Р» Денис Примаков уверен, что 21-е кремлевское управление будет эффективно работать только в том случае, если у него будут функции аппарата уполномоченного Школова, прокуратуры, МВД и других управлений, занимающихся экономической безопасностью.

— Но, к сожалению, у нас в госаппарате любят делить функции между управлениями, чтобы чиновники перекладывали бумажки с места на место, также как и ответственность. Олег Плохой почти никому неизвестен, поэтому непонятно: то ли это человек Школова, то ли еще чей-то ставленник.

Заместитель директора «Центра политических технологий» Алексей Макаркин считает, что создание управления может быть эффективной мерой только с точки зрения усиления аппаратного контроля, общество же все равно останется недовольным.

— Чиновники у нас — государевы люди, поэтому управление будет собирать информацию по чиновникам высокого ранга, анализировать ее. Еще одной функцией может быть выработка собственной стратегии антикоррупционной политики. С аппаратной точки зрения создание управления - не что иное, как усиление контроля за госслужбой и чиновничеством. Думаю что, это управление будет чрезвычайно информированным, что соответственно даст президенту еще один рычаг воздействия на своих подчиненных.

Что касается общественного мнения, то оно будет оценивать деятельность управления, исходя из количества задержанных и арестованных коррупционеров. Конечно, если посмотреть на статистику, то она у нас не такая уж и плохая: проводится довольно много расследований, завершающихся обвинительными приговорами. Но когда очередного коррупционера сажают, общество все равно недовольно: в основном попадаются чиновники среднего звена или речь идет о коррупции среди учителей и врачей, которую граждане оправдывают.

«СП»: — Ранее в СМИ появлялась информация о том, что новое управление возглавит Евгений Школов. Почему в Кремле «переиграли» назначение?

— Трудно судить. Я не знаю, кто такой Олег Плохой. Возможно, он — человек Школова. Кроме того, я не помню случаев, когда помощник президента, которым является Школов, совмещал свои обязанности с должностью начальника какого-либо кремлевского управления. Но при этом помощник президента может курировать одно или несколько управлений. Поэтому, давайте посмотрим, кто будет осуществлять общее руководство управлением, непосредственно отчитываться перед президентом. Если таким куратором будет Школов, то вполне возможно, что он мог провести на должность начальника антикоррупционного управления своего человека.

Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин отмечает, что в принципе никакой новой структуры в Кремле не появится: антикоррупционное управление займется тем, чем занималось самое многочисленное управление администрации президента — управление по вопросам госслужбы и кадров.

— Нужно понимать, что новое управление вряд ли будет подрывать то, что производит впечатление основ государственного строя. Называть коррупцию коррупцией не совсем правильно, потому что смысл этого слова подразумевает отклонение от нормы. А то, что мы видим сегодня в России — это скорее и есть норма, пусть даже извращенная. Ну как в Содоме и Гоморре соответствующие извращения были нормой, так и в российском государстве, по-видимому, коррупция является нормой. Правда, называться она должна как-то по-другому…

Руководитель администрации президента Сергей Иванов неоднократно с высоких трибун заявлял, что у нас все чиновники — честные. Даже те, которые, извините за жаргон, «спалились по полной программе», те, кто, находясь на госслужбе, были уличены в инсайдерских операциях, — эти люди публично защищались Ивановым. Правда, уличить в инсайде - дело сложное: во-первых, никто никого за руку не ловил, можно только предположить, что это инсайд, а можно закрыть на это глаза, а во-вторых — инсайд не был тогда преступлением.

Да и вообще ситуация, когда мы говорим о борьбе с коррупцией, подразумевая под этим случаи, когда один или пять генералов чего-то там не указали в своих декларациях, согласитесь, — смешная. Думаю, что создание нового управления — это в своем роде пропагандистская обманка, призванная отвлечь внимание и спустить на тормозах все громкие антикоррупционные дела.

«СП»: — Однако для населения факт создания антикоррупционного управления преподноситься властью как реальный инструмент борьбы с «заразой».

— Есть люди, которые, как в известном стихотворении — «в русалок верят, в домовых», а есть люди, которые верят в президента. Я бы очень хотел, чтобы это управление начало искоренять коррупцию, но для этого нужны или принципиальные изменения в российском законодательстве, что управление не может делать в принципе, или принципиальные изменения в практике правоприменения. Только в последнем случае управление надо было создавать не в составе администрации президента, а в составе ФСБ, в крайнем случае — ФСО.

Не исключено, что и это управление получит особые полномочия, но пока мы признаков этого не видим. А пока все это производит впечатление обычной бюрократической «тягомотины», рассчитанной на то, чтобы отвлечь внимание журналистов от освещения событий на Украине. И ничего больше.

Справка «СП»

Олег Плохой родился в 1968 году. По образованию юрист, кандидат юридических наук. До 2012 года занимал должность начальника департамента кадровой политики в правоохранительных органах управления президента по кадровым вопросам и государственным наградам. После реформы в 2012 году структуры администрации президента был назначен заместителем начальника управления президента РФ по вопросам государственной службы и кадров. 1 февраля 2013 года вошел в состав новой комиссии при президенте по вопросам государственной службы и резерва управленческих кадров (председатель комиссии руководитель кремлевской администрации Сергей Иванов). А в августе 2013 года в связи со скоропостижной смертью начальника управления 62-летнего Владимира Кикотя был назначен врио начальника этого управления.

По-соседству с Пакистаном и Мали

3 декабря международная организация «Трансперенси Интернешнл» опубликовала ежегодный рейтинг «Индекс восприятия коррупции», в котором Россия заняла 127-е из 177 мест. На соседних строчках с Россией находятся Мали, Никарагуа, Пакистан. В лидерах Дания, Новая Зеландия, Финляндия, Швеция и Норвегия, также в первую десятку наиболее успешно борющихся с коррупцией стран вошел Сингапур. Соединенные Штаты Америки не смогли улучшить свой результат по сравнению с 2012 годом и остались на 19-м месте в рейтинге.

27 ноября генпрокурор Юрий Чайка заявил, что с начала года в России за коррупционные преступления были осуждены 3600 чиновников; 59 тысяч должностных лиц привлечены к дисциплинарной и административной ответственности.

Фото: ИТАР-ТАСС/ Александр Колбасов

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня