Общество

«Дорогой Леонид Ильич» вернулся

В Москве восстановили мемориальную доску Брежневу. Большинству россиян это понравится

  
2258

На фасаде дома № 26 по Кутузовскому проспекту в Москве вновь появилась мемориальная доска в память о Генеральном секретаре ЦК КПСС Леониде Брежневе. Возвращение состоялось в четверг, 19 декабря, и было приурочено к 107-летию бывшего руководителя СССР.

Присутствовавший на церемонии депутат Госдумы Александр Хинштейн, который и способствовал восстановлению памятного знака, назвал это данью истории, отметив, что расценивать событие как реабилитацию советского лидера и его режима не стоит: «Открытие доски — это никоим образом не реабилитация Брежнева, не попытка реабилитации социализма. Это дань оценке объективности лидера страны».

По мнению парламентария, «демократия и толерантность предполагают, что в одном городе могут спокойно соседствовать мемориальные доски Брежнева и Сахарова». Он считает несправедливым, «что с улиц Москвы и других российских городов исчезло имя Брежнева, как будто его и вовсе не существовало».

Мемориальная доска, установленная на доме № 26 сразу после смерти генсека, в 1991 году, после распада Советского Cоюза, была демонтирована. Сейчас она является экспонатом музея Берлинской стены в столице Германии.

Нынешняя доска идентична ей. Восстановлением занимался скульптор Филипп Рукавишников под руководством своего отца Александра (в свою очередь его дед Митрофан Рукавишников был автором первого знака).

Что стоит за этим возвращением, спустя более двух десятков лет? Только ли желание восстановить историческую справедливость? Или страна тоскует по брежневским временам, которые сегодня через призму прошедших десятилетий уже не кажутся многим «эпохой застоя»?

— Прежде чем разрушать памятники, надо подумать. И прежде чем создавать новые — тоже. Чтобы потом не разрушать их, — считает шеф-редактор журнала «Вестник архива президента России», доктор исторических наук Сергей Кудряшов. — И мемориальную доску Брежневу не следовало, наверное, снимать — надо было оставить ее как символ эпохи. Сегодня, конечно, многие скажут, что это возвращение старого облика, возвращение к тому, что было. Но дело тут не только в желании отдать дань истории. Я думаю, есть и какой-то политический подтекст во всем этом. Потому что брежневское время многими переоценивается во время стабильности, время надёжности и спокойствия.

«СП»: — То есть, это уже не «эпоха застоя», как нам внушали долгие годы?

— Застой — это не совсем правильное слово. Потому что общество как социальный организм все время развивается. Просто оно может развиваться разновекторно, разнонаправленно. И совершенно точно нельзя говорить о застое в период Брежнева, скажем, в космонавтике. О застое в обороноспособности — потому что за двадцать неполных брежневских лет вооружение нашей армии полностью поменялось. Но с другой стороны — да, в политической сфере шла определенная консервация социальных отношений.

И главное, что руководство страны, которое постоянно призывало к сменяемости власти, само не наладило механизм этой сменяемости. Не выработали механизма передачи власти от старшего поколения молодому. В итоге, когда пришлось выбирать нового руководителя, из кандидатов моложе пятидесяти оказался всего один — Горбачёв… Ну и вот получилось то, что получилось.

Поэтому ответственность за тот сценарий, который был реализован при Горбачеве и после Горбачева, несет это старое поколение. В том числе — лично Брежнев.

«СП»: — Можно ли говорить, что Брежнев как историческая личность недооценен? Сегодняшняя молодежь, например, что будет знать об этом человеке — анекдоты?

— Это большой вопрос. У нас же всегда высшее руководство — и в советское время, и сейчас — как бы скрыто за завесой таинственности и секретности. Мы мало что про них знаем. Брежнев тоже воспринимался или телевизионно, или через интервью, или через анекдоты. Сейчас, по прошествии такого количества лет, когда открываются архивы того времени, в том числе и личные документы Брежнева, эта фигура предстает значительно более многогранной, более интересной. Новые документы, в том числе и его личный дневник, конечно, не делают из него масштабного гуманиста и теоретика, но показывают — перед нами очень сложная личность. Человек, который много работал и который далеко не ординарный.

«СП»: — Где можно познакомиться с этими дневниками?

— Они будут опубликованы, насколько мне известно, в будущем году. Это будет академическое издание, где каждый сможет прочитать, что он писал, с научными комментариями, с биографиями тех людей, которые упоминаются. Думаю, что эти рабочие дневники Брежнева, конечно, повлияют и на оценку личности этого человека, на оценку его исторической роли.

«СП»: — В чем трагичность Брежнева, как вы считаете?

— Трагичность в том, что он не выдержал напряжения поста, напряжения эпохи. Он очень активно взялся за дело, очень много и напряженно работал. Но физически и ментально как бы надорвался. И на каком-то этапе, в середине 70-х годов, ему самому стало понятно, что он не справляется. Он даже просил Политбюро, чтобы ему дали возможность уйти. Пытался написать заявление об отставке.

Но окружение считало, что он нужен. В итоге Брежнев старел вместе с властью. И в этом трагедия страны. Но есть ли здесь его личная трагедия, я не знаю. Ему все-таки не хватило мужества сопротивляться постоянному потаканию его желаниям. Когда все время льстят, угождают… Вот эти похвалы, почести, подарки… Он не смог этому сопротивляться. Есть в этом трагедия или нет? Как смотреть…

— Независимо от того, что мы думаем о Брежневе, как мы к нему относимся, человек 18 лет руководил страной. Поэтому в возвращении памятной доски на место я не вижу ничего противоестественного, — говорит писатель-публицист Сергей Иванов, автор книг «Дзержинский», «Щёлоков», вышедших в серии ЖЗЛ — Это нормально. Более того, первые десять лет руководил очень прилично. Если бы он вовремя ушел на пенсию — до своих инсультов, — то вошел бы в историю страны, как один из лучших руководителей. Потому что был добрый, боролся за мир, не был сторонником репрессий. Он вообще сделал много хорошего.

Скорее, здесь гораздо больше претензий к господину Андропову (его мемориальную доску на этом доме, кстати, никто не демонтировал), который как раз занимался гонениями на инакомыслящих. При нем их стали сажать в «психушки» и т. д.

К таким мемориальным доскам надо относиться не как к мемориалам, а как к элементу исторического ландшафта. Ничего, кроме пользы не будет, если люди, проходящие мимо, зададутся вопросом: «А кто это?». И начнут листать исторические справочники. Будут только умнее.

Из досье «СП»

Опрос, проведенный в 2013 году «Левада-центром», показал, что многие россияне считают Леонида Брежнева лучшим правителем России в ХХ веке. Его личность положительно оценивают 56 процентов опрошенных. Отрицательно — 29 процентов.

Фото: Максим Блинов/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня