Общество / День в истории

Слабый отблеск Байконура

Принесет ли счастье российской космонавтике переезд из Казахстана на Дальний Восток?

  
10739

12 февраля 1955 ЦК КПСС и Совмин СССР приняли совместное постановление с грифом «совершенно секретно» о создании в степях Казахстана Научно-исследовательского испытательного полигона № 5 (НИИП-5) Министерства Обороны СССР, предназначенного для испытаний ракетной техники. Первоначально космодром, известный ныне под именем Байконур, получил название «Тайга». Чтобы, как говорил Балбес в фильме «Операция Ы», никто не догадался.

Космодром начали строить в Кзыл-Ординской области. Но для того, чтобы еще больше сбить с толку вражеских шпионов, был сделан и другой хитроумный ход. Рядом с горняцким поселком Байконур, расположенном в Карагандинской области Казахстана, был возведен ложный «космодром». И лишь после полета Гагарина в 1961 году этот топоним был присвоен реальному космодрому — НИИП-5. Таким образом, на карте Казахстана появился второй Байконур.

Под космодром была выделена громадная территория площадью в 6717 кв.км.

Советская власть имела неограниченные возможности концентрировать финансовые и людские ресурсы при решении важнейших задач. К коим относился и космос. Поэтому и городок для проживания специалистов, и стартовые площадки с необходимой инфраструктурой были готовы к концу 1956 года. А в начале следующего года с Байконура улетела первая баллистическая ракета Р-7. Через полгода на орбиту вышел первый спутник.

Параллельно с освоением космоса происходило переселение из бараков в трехэтажные кирпичные дома специалистов, которые уже успели привезти на космодром семьи.

В 60-е годы, когда советская космическая программа развивалась, можно сказать, по экспоненте, к «площадке № 1» добавилось еще 8 стартовых комплексов для ракет-носителей и кораблей различного типа. После чего активность начала снижаться, а впоследствии превратилась в деградацию по той же самой математической кривой. 1970-е — 3 новых площадки, 1980-е — 3 площадки, 1990-е — 2 площадки, 2000-е и далее — 0. Более того, пошел процесс сворачивания стартовых комплексов — 7 из них закрыто, а один разрушен в 1990 году при взрыве ракеты «Зенит». При этом на 4 площадках активность не наблюдается с нулевых годов.

И все же космодром продолжает работать, обеспечивая потребность в запусках. Работает довольно напряженно, обеспечивая 75% всех российских запусков. Остальное приходится на космодром Плесецк. По-прежнему работает его сложнейшая инфраструктура с многочисленными монтажными, испытательными, заправочными, телеметрическими и прочими комплексами.

Знаменательное событие произошло в 2009 году, когда с космодрома ушли военные, и он стал полностью принадлежать Роскосмосу. Это повлияло на жизнь Байконура куда сильней, чем объявление Казахстана независимым государством. Потому что вместе с военными ушла и изрядная доля денег.

Однако заказов на запуски, которые опосредованно дают Байконуру деньги, вполне достаточно. В год из казахских степей в среднем взмывают в космос два десятка ракет. (Для сравнения: в 1969 году было произведено 39 пусков). Но важнейшая статья финансирования — это государственные отчисления (примерно 4 млрд. рублей, что составляет 4% от бюджета Роскосмоса).

Юридически Байконур, как космодром, так и обслуживающий его одноименный город, является неотъемлемой частью Казахстана. И Россия арендует его за $ 115 млн. в год. Договор на аренду должен закончиться в 2050 году.

У Байконура множество проблем. В Казахстане возникло мощное движение, переросшее из экологического в политическое, которое выступает против запусков непредсказуемых ракет, под завязку наполненных ядовитым гептилом. И движению «Антигептил» зачастую удается блокировать старты ракет.

Существенно снизилась квалификация обслуживающего пуски персонала. Если изначально это были «вышколенные» российские военные специалисты, то после исхода их в Россию подбирать кадры становится все сложнее. Вместо них в городе селятся местные жители, образование которых далеко от совершенства.

Этническая проблема в городе не стоит, никаких существенных межнациональных трений не наблюдается. Но Байконур островком России назвать уже невозможно. 75% жителей 72-тысячного города составляют граждане Казахстана. И задолго до 2050 года он станет полностью казахским.

Роскосмос, занимаясь более дипломатией, нежели реальными действиями, ублажает арендодателей приглашением принять участие в различных совместных проектах. Однако эти проекты, как и многое в российской космической программе, лопаются, подобно мыльным пузырям. В частности, совместный проект по использованию ракеты «Ангара» был закрыт в связи с прекращением разработки ракеты.

Но главная проблема космодрома заключается в том, что он стремительно морально устаревает. Чтобы «протянуть» до середины века, Байконур должен модернизироваться. Деньги на это выделяются, и немалые — порядка 3 млрд. рублей. Однако реально начата лишь реконструкция аэропорта (что к работе космодрома относится очень опосредованно), да построена одна заправочная станция. Деньги в России не всегда перечисляются, скажем так, для их целевого использования.

А между тем Роскосмос уверяет, что в 30-е — 40-е годы с Байконура будет запускаться новая межпланетная автоматическая техника. Однако это похоже на маниловщину.

Казкосмос обращался к российским коллегам с предложением о совместной модернизации космодрома. И с равным ее финансированием. Однако в ответ прозвучало: Боливар не вынесет двоих.

На эту запланированную деградацию космического комплекса руководитель Казахского космического агентства Талгат Мусабаев, наш бывший советский космонавт, смотрит с великой грустью. Мы же, как писал Бродский, оглядываясь, видим лишь руины.

Восток: каша из баллистической ракеты

Новая счастливая жизнь для отечественной космической отрасли должна начаться на Дальнем Востоке. Здесь, в Амурской области близ поселка Углегорск, строится космодром Восточный, предназначенный для запуска ракет тяжелого класса. На сей раз территориальные аппетиты куда скромнее: под его территорию выделено 700 кв. км — почти в 10 раз меньше, чем площадь Байконура.

Восточный — это, по сути, матрешка или каша из топора. В этом месте до 1993 года базировалась дивизия РВСН, вооруженная баллистическими ракетами РС-10. В 1996 году на базе соединения был организован 2-й Государственный испытательный космодром Минобороны РФ, вошедший в состав Военно-космических сил. Космодром получил название Свободный.

До 2006 года со Свободного было произведено незначительное количество стартов ракеты-носителя «Старт-1». Причем значительная их часть доставляла на орбиту иностранные военные спутники, в основном израильские.

В 2007 году в связи с чудовищной убыточностью Свободный было решено закрыть, а все военные запуски осуществлять с космодрома Плесецк, расположенного в Архангельской области и запущенного в эксплуатацию в 1964 году. А на месте Свободного построить «гражданский» космодром Восточный.

Первая очередь космодрома должна быть построена в 2015 году. На этот же год запланированы запуски беспилотных кораблей, доставляющих на орбиту спутники и прочую космическую аппаратуру. В 2018 году должны начаться пилотируемые полеты. Что позволит уменьшить зависимость от Байконура.

Стоимость финансирования проекта, включая 2015 год, составляет 300 млрд. рублей

Необходимо сказать, что тот функционал, который запланирован, вряд ли позволит производить с Восточного большое количество запусков. И, главное, он не позволяет надеяться на то, что в обозримом будущем у нас появится новый и современный класс ракет-носителей. Потому что на Восточном будет построен лишь один стартовый комплекс ракетоносителя среднего класса повышенной грузоподъёмности (до 20 т) в составе двух пусковых установок.

Правда, есть сведения о том, что к 2018 году построят 2 «тяжелые» стартовые площадки. Но, учитывая, что 2 «средние» будут строиться 7 лет (и не факт, что подоспеют к сроку), то прогноз весьма пессимистический.

Но на сайте космодрома царит оптимизм. Пресс-служба регулярно информирует о том, что имеющее место отставание строительства будет наверстано к лету. На строительстве объектов трудятся 5500 человек. И что для ускорения темпов принято еще 80 человек.

Пресс-служба заявляет, что бетонирование объектов не прекращается и в 40-градусные морозы.

Но опытные строители говорят, что при таком минусе сложно прогревать укладываемый бетон. И он не отвердевает, а замораживается со всеми вытекающими весной последствиями.

А еще 5 февраля «Амурская правда» сообщила, что на строительстве Восточного ФМС отловила пятерых гастарбайтеров, не имеющих разрешения на работу.

В общем, нормальная рабочая российская ситуация, когда в пылу созидания устанавливают спаренные унитазы. Но будем надеяться, что контроль за качеством строительства этого особого объекта превышает общероссийские стандарты. А то ведь, как говорили в старину, космос ошибок не прощает.

Фото: Светлана Майорова/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня