Общество

Список Алксниса

Оппозиционный политик — о местном самоуправлении, преобразованиях в армии и социально-экономическом курсе

  
11375

В начале 90-х Виктор Алкснис уволился из армии в звании полковника. В 1993 году в связи с выводом войск из Прибалтики он получил квартиру в подмосковном Тучкове. На гражданке бывший военный инженер был заместителем главы города Жуковский, депутатом Госдумы, а 8 сентября прошлого года с блеском выиграл муниципальные выборы по месту жительства.

Отставному офицеру удалось сплотить вокруг себя представителей КПРФ, «Справедливой России», ЛДПР, «Яблока» и «Правого дела», которые вошли в «список Алксниса» и стали депутатами местного совета. По уставу городского поселения, они избрали Алксниса председателем совета и главой Тучкова десятью голосами против пяти.

«СП»: — Виктор Имантович, как вам удалось заручиться поддержкой людей с противоположными политическими взглядами?

— Я думаю, опыт Тучкова — уникальный. Примеры такого успешного объединения пока мне больше не встречались.

Мы сумели объединиться, потому что ситуация, как и по всей стране, у нас в поселке тяжелая. И тут выяснилась такая интересная вещь, что на местном уровне идеологические разногласия не играют особой роли. Вода из крана или протекающая крыша, или разбитая дорога не имеют идеологической окраски. Не важно, кто ты — либерал, коммунист или националист — все заинтересованы жить в нормальных, человеческих условиях.

В такой ситуации возможно объединение самых разных политических сил.

«СП»: — Я слышал, что этому объединению способствовал и беспредел со стороны партии власти…

— Да, нас — я использую жаргонное слово — сильно «кинули» на выборах весной 2010 года.

После убийства в декабре 2009 года главы Тучкова Виталия Устименко и его жены были назначены досрочные выборы главы городского поселения. Меня уговорили принять в них участие, сам я не планировал. Несмотря на все попытки не допустить моей победы, я выиграл выборы, набрав 42% голосов. Мой главный конкурент, представитель «Единой России», исполняющий обязанности главы поселка, набрал всего лишь 18%.

Я победил, но, по политическим соображением, был организован срыв выборов. На одном участке был организован вброс двух бюллетеней, а на другом — восьми. Несмотря на то, что на каждом из этих избирательных участков у меня было превосходство по 500−600 голосов, избирательная комиссия сказала, что раз был вброс, то нельзя достоверно определить волеизъявление избирателей. И на этом основании комиссия приняла решение отменить результаты выборов.

42% голосов — весьма неплохой результат, поэтому отмена итогов выборов вызвала взрыв возмущения у жителей Тучкова. Начались массовые митинги протеста. Могу похвастаться, что в городке с 20 тысячами населения на митинги выходило по 2 тысячи человек, то есть 10% населения. Поддержать меня пришли не только мои соратники, но и мои конкуренты, и сказали, что терпеть этот беспредел больше нельзя.

Отмена итогов выборов и взрыв недовольства населения позволили консолидировать оппозицию. Мы создали местную общественную организацию «Гражданский выбор» и стали бороться с тучковскими безобразиями. Например, со свалкой в центре Тучкова, куда уже начали вывозить тысячи тонн иловых отложений из московской канализации.

«СП»: — А тем временем прямые выборы главы Тучкова вообще отменили?

— Да, поскольку на повторных выборах я был обречен на победу, то власти подсуетились и внесли соответствующие изменения в устав, отменив прямые выборы главы. Теперь главу нужно было выбирать из числа депутатов городского поселения.

«СП»: — Расскажите, пожалуйста, о подготовке к выборам 8 сентября 2013 года.

— Прошло 3 года, мы завоевали у жителей определенный авторитет. И когда были назначены выборы депутатов городского совета, мы договорились, чтобы на каждое место шел один наш кандидат. То есть, чтобы мы не боролись друг с другом. Выдвинули 15 кандидатов на 15 депутатских мандатов. Правда, один по своей вине сошел с дистанции. Поскольку у меня достаточно высокий рейтинг у тучковских избирателей, то я выступил в роли своеобразного «паровоза», мы агитировали, чтобы люди голосовали на кандидатов из списка Алксниса.

Когда вскрыли урны и подсчитали голоса, выяснилось, что мы провели 9 кандидатов из 15. Один независимый кандидат потом к нам присоединился. Мы имеем в совете квалифицированное большинство, можем вносить изменения в устав. Тучково превратился в единственный в России населенный пункт, где вся полнота власти — как представительной, так и исполнительной — принадлежит оппозиции.

На первом заседании совета депутатов меня избрали главой городского поселения Тучково — председателем совета депутатов. Там же назначили конкурс на замещение должности руководителя администрации, так называемого сити-менеджера. Я рекомендовал кандидата, который одержал победу на конкурсе.

«СП»: — Какие были первые ваши шаги на посту главы Тучкова?

— У нас каждый день происходит своеобразная революция на местном уровне. Тучково, наверное, единственный из населенных пунктов, где отменили приватизацию муниципального имущества.

Выяснилось, что за 20 лет приватизации у городского поселения Тучково практически не осталось муниципальной собственности. Все, что можно и нельзя, за 20 лет «прихватизации» было распродано. А поселение не может существовать без нее. К примеру, приходят ко мне ветераны и просят комнатку, где они могли бы собираться, а помещения у нас нет. Хотим организовать для детей авиамодельный кружок — помещения для этого тоже нет. На 2014 год предыдущей властью была запланирована «прихватизация» последних двух десятков объектов.

Раньше у нас были крупные объекты по 300, 400, 500 квадратных метров. Человек, используя связи с администрацией, приходил и получал их в аренду. Арендная плата была символической, порядка 80 рублей за квадратный метр в месяц. Он два года платит эти деньги, а потом получает право в исключительном порядке, без конкурса, получить в собственность.

Проводится оценка — оценщик независимый, но свой. За символическую плату арендатор получает объект в собственность, а на следующий день сдает его в аренду такому же коммерсанту, но уже за тысячу рублей за квадратный метр. А потом становится рантье — просто собирает дань с той площади, которую он, используя связи в администрации, получил.

Я спрашиваю, если все участники рынка должны быть в равных условиях, почему мы не может установить высокую арендную плату и получать ее, но не в свой карман, а в бюджет Тучкова? К сожалению, российское законодательство обязывает нас все приватизировать, все отдать. Но мы нашли выход. Приватизации не подлежит то имущество, которое включено в инфраструктуру поддержки малого и среднего бизнеса. Мы сможем отдать оставшиеся помещения предпринимателям, но только в аренду, без права приватизации.

Сейчас те люди, которые рассчитывали «прихватизировать» все оставшееся, стали на нас в суды подавать, судимся. Надеюсь, отобьемся. Таков был наш первый шаг.

«СП»: — Думаю, не единственный…

— Да, вот следующий момент. Вот на стене висит генеральный план развития Тучкова на ближайшие 20−30 лет. Предыдущая администрация заплатила большие деньги одному московскому НИИ за создание этого плана. Когда я пришел, мне говорят, что нужно срочно его принимать. Если мы его не примем до 31 декабря 2015 года, якобы дальше нам будет запрещено что-то строить, проводить газ, воду.

Я спрашиваю, а почему его не приняли? Мне говорят, что есть проблемы. Мол, в Москве и в области власть меняется, областные министерства тасуются. Мы привозим им наш генплан, а они выдвигают новые требования. Я интуитивно чувствую: что-то здесь не то.

Оказывается, что концепция плана предусматривает за 10 лет (с 2010 по 2020 гг.) увеличение населения Тучкова в 1,8 раза — за счет массированного строительства многоэтажного коммерческого жилья. Министерство экономики области указало, что такой рост не обеспечен созданием рабочих мест, имеющейся инфраструктурой ЖКХ, социальной инфраструктурой. Если мы в два раза увеличиваем население, то все это надо тоже увеличивать в два раза, а ничего подобного в генплане нет, только жилые башни.

Опять же министерство экономики пишет, что, по их оценкам, только 10% жителей Тучкова в состоянии купить квартиру. А 90% прироста населения оставят мигранты, то есть некоренные жители Тучкова. А нас и так уже очень непростая ситуация в межнациональных отношениях. И когда сюда приедут еще 14 тысяч мигрантов — и не только из Смоленской области или Тверской…

Я хоть и оппозиционер, но в этом вопросе стою на позиции правительства Московской области, которое возражает против этого. Такая ситуация грозит нам очень серьезными бедами. Мы и так имеем массу проблем с мигрантами, которые здесь живут. А если к нам приедут еще 14 тысяч мигрантов, в том числе из известных всем регионов? Нам этого не нужно.

«СП»: — Наверно, этот проект предполагает немалые вложения…

— Я посчитал: сейчас у нас жилой фонд — 500 тысяч квадратных метров, а планируется построить 438 тысяч. Если умножить на стоимость одного квадратного метра, 50 тысяч рублей, то стоимость инвестиционного проекта составляет 22 миллиарда рублей. Какие же люди стоят за реализацией этого проекта в Тучково!..

А еще по этому генплану застройка должна была вестись в лесах Лесфонда на окраинах поселка. Планировалось, что мы эти леса будем вырубать, но это же федеральная собственность, и надо получать разрешение владельца. А нам предложили, чтобы мы перевели эти леса в свою собственность решением совета депутатов. Если бы это решение приняли, то меня бы посадили в тюрьму.

Я сказал, что такой генплан нам не пойдет. Жители Тучкова меня поддержали, а совет депутатов большинством голосов постановил переработать генплан в соответствии с замечаниями правительства Московской области.

«СП»: — Какова была реакция?

— На меня написали в МВД, ФСБ, прокуратуру, председателю Госдумы, губернатору и так далее. Требовали отстранить меня от должности главы за разжигание межнациональной ненависти в поселке Тучково. После событий в Западном Бирюлеве главы муниципальных образований могут быть отстранены, если там произойдет межнациональный конфликт.

ФСБ, прокуратура и другие ведомства промолчали, а вот по линии МВД ко мне сюда приходил следователь. Он пытался взять у меня объяснения. Сказал, что я, как избранный глава поселения, могу привлекаться только через областную прокуратуру.

В вопросе национальной политики я руководствуюсь указанием президента России Владимира Путина. Выступая в октябре 2013 года на саммите Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества, он сказал, что миграционный процесс в нашей стране должен быть организован так, «чтобы он не раздражал коренное население, а вызывал бы положительную реакцию, имея в виду то, что наш рынок труда нуждается в заполнении тех рабочих мест, которые не заполняются местными гражданами». Нет рабочих мест — нет миграционных потоков.

Я также поддерживаю губернатора Московской области Андрея Воробьева, который на вопрос «А на засилье мигрантов есть жалобы?» ответил:

«Это больная тема. В Подмосковье сегодня проживает порядка 1,5 миллиона мигрантов, свыше 90% из них — из Узбекистана, Таджикистана, Киргизии, Украины и Молдовы. В некоторых городах приезжих едва ли не больше, чем местных жителей, которые по вечерам боятся выйти из дома. Ситуацию надо менять».

Я и меняю, а не разжигаю межнациональную рознь. Буду продолжать разумную национальную политику, чтобы обеспечить, в первую очередь, интересы коренных жителей, как этого требуют В. Путин и А.Воробьев.

«СП»: — Вы бывший военный, как оцениваете первые шаги Сергея Шойгу на посту министра обороны?

— В целом положительно. Не скажу, что при Шойгу полностью отказались от «сердюковщины», но, по крайней мере, наметился курс на уход от той ситуации, которую создавал господин Сердюков.

С другой стороны, я как военный инженер, прослуживший 25 лет в Вооруженных силах, с сомнением отношусь к громадным планам перевооружения. Зная нынешнее состояние военной промышленности, думаю, что мы вряд потянем эти планы. Заводы стоят, отсутствует профессиональная подготовка кадров, утеряны тысячи и тысячи военных технологий.

А чтобы восстановить это все сегодня, нужны усилия не меньше, чем при индустриализации 30-х годов. И это касается не только военной промышленности, а производства в целом. Но в СССР были возможности, чтобы реализоавть эти задачи, сейчас их нет.

«СП»: — И какой выход видите?

— Нужна кардинальная смена социально-экономического курса. Во-первых, пересмотр итогов приватизации. Нужна Новая индустриализация.

Сфера обслуживания, торговли пусть будет у частника — он лучше там работает. Легкую промышленность отдадим частнику, сельское хозяйство, хотя это будут крупные механизированные хозяйства, потому что шестью сотками страну не накормить. Но недра — государству, военную промышленность — государству, транспорт — государству.

У нас студенты гражданских вузов могли слетать перед 8 марта из Риги в Сочи за мимозами для девушек. Они могли купить билеты на свою стипендию. А сейчас? А ведь транспорт при наших расстояниях не менее стратегическое оружие, чем ядерное. Он связывает страну в единое целое.

Уже есть у нас поколение людей на Дальнем Востоке и в Калининграде, которые никогда не были в Москве. И они не ощущают себя россиянами. Это прямой путь к развалу страны. Если мы хотим сохранить Россию, то должны обеспечить доступность поездки гражданина в любой регион страны…

Словом, нам нужна нормальная власть и смена социально-экономического курса.

Фото: Руслан Кривобок/РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня