18+
пятница, 27 мая
Общество / Евромайдан

От битв спортивных к войне нешуточной?

Юрий Болдырев о надвигающейся войне и готовности к ней

  
65984

При всем скептическом отношении к нынешней Олимпиаде как чуть ли не национальной идее, тем не менее, результат наших спортсменов поражает: 33 медали, из которых 13 — золотые! Искренне поздравляю!

И отдельно поздравляю белорусов! Их результат — 8-е место в неофициальном зачете, с пятью золотыми медалями, впереди Франции и Великобритании, Австрии и Швеции, для небольшой и, что очень важно, весьма небогатой страны — тоже впечатляет!

Но вернемся к нам, к России. Теперь, после такого триумфа, с тем же энтузиазмом, да и с той же щедростью (с тем же масштабом инвестиций и соотношением цена/важность объекта) взяться бы еще и за реальную индустриализацию страны. Тогда, чем черт не шутит, может быть, эта Олимпиада, действительно, станет точкой отсчета жизни новой России, не деградирующей, а развивающейся? Согласитесь, момент для радикального разворота всей экономической и социальной политики, пусть и чрезвычайно запоздавший, но все равно, очевидно, не худший.

Вот только способна ли наша власть на такой уже давно назревший разворот?

Притом, что события властно диктуют необходимость такого разворота. События как внутренние, так и внешние. Внутренние — экономические, включая падение рубля, к которому я в одной из прежних статей обещал еще вернуться — сейчас это еще раз отложим до следующей статьи. Внешние же, прежде всего, украинские — на них и остановимся.

Когда прежде мы, люди, так или иначе, прогнозировавшие подобные события, в своих выступлениях и публикациях предупреждали о том, что после Югославии и Ирака следующими объектами «цивилизаторской миссии» Запада или через раз, но, тем не менее, в конечном счете, все равно неминуемо будем мы, то, на самом деле, мы не знали точно, как, по какому сценарию эти события будут разыгрываться. Сейчас же вряд ли с этим кто-то станет всерьез спорить: перспектива прямой агрессии НАТО против России близка так, как никогда ранее. И не с ракетно-ядерного удара она начнется — до такого безумия пока далеко. Она начнется с ползучего боевого соприкосновения на формально чужой территории. Причина проста и очевидна: события на Украине — в рамках новых форм ведения Западом войны — разыграны таким образом, что нам, несмотря на все сегодняшние заявления о невмешательстве, уже завтра будет, с одной стороны, вроде, уже совершенно невозможно не вступиться за своих, как минимум, за свою военно-морскую базу. С другой же стороны, элементарная защита своих, русских, даже своей военно-морской базы, тем не менее, неминуемо будет представлена как агрессия России против суверенной Украины. Со всеми вытекающими последствиями.

Как известно, Юг и Восток Украины противятся произошедшему перевороту. Пока, может быть, не слишком активно, но совершенно независимо от отношения к олигархическому режиму Януковича. Есть простое понимание того, что идущее на смену режиму Януковича явно не лучше прежнего. Но настолько ли хуже, чтобы рваться в бой? На этот вопрос спешат ответить сами новые власти. Судите сами.

Казалось бы, если все лишь ради власти над Украиной, то, вроде бы, разумно было бы новой власти прикинуться мирной овечкой, закрепиться, распространить себя на всю Украину, а уже после этого реализовывать свою программу во всей ее полноте. Это если цель, действительно, лишь власть над Украиной, мирное строительство нового государства с новыми «правилами игры». Но тогда зачем срочно принимается закон, отменяющий статус языков национальных меньшинств, включая русский? Зачем, еще не закрепившись во всей стране, начинать с прямой и недвусмысленной демонстрации антирусской направленности? Ответ невольно напрашивается один: организаторам переворота (независимо от того, как понимают это исполнители) нужна вовсе не власть над Украиной. Им нужен конфликт — жесткий, силовой. Конфликт, который будет провоцировать Россию на вмешательство. Или же будет демонстрировать недееспособность властей России, их нежелание и неспособность защитить свой же русский народ, пусть и находящийся в силу четвертьвековой давности трагических событий за чертой государственной границы.

Соответственно, победители спешно готовят формально законное правительство Украины (признаваемое Западом, хотя действовавшая Конституция Украины, насколько я понимаю, никоим образом не предусматривала возможности ее пересмотра путем простого голосования в Раде), которое, как я подозреваю, не постесняется официально попросить войска НАТО прийти на помощь для подавления «террористической угрозы» со стороны не признающих результатов переворота жителей Крыма и Востока Украины.

И какой здесь возможен выход?

Многие и в Крыму, и на Востоке Украины, а также в России делают акцент на желательности федерализации Украины. Правда, оговаривая при этом, что федерализация никоим образом Запад не устраивает — ему нужно все. Точнее даже все не себе, но чтобы «не досталось России». С этим можно бы согласиться, но с одним уточнением: федерализация — тоже не выход, а лишь промежуточная остановка, лишь начальное направление преобразования Украины. Конечно, федерализация федерализации рознь. Но, при нынешнем общем векторе движения Украины (хоть унитарной, хоть федеративной), даже в самых своих радикальных вариантах федерализация, по большому счету, мало что даст Крыму и Востоку Украины. Ведь если бы речь шла только о русском языке и тому подобных проблемах, по существу, местного самоуправления, то, конечно, федерализация была бы выходом. Но проблемы-то значительно глубже — на уровне экономического и оборонного союзничества. А где вы видели такую «федерацию», у одной части которой были бы открыты таможенные границы с одними странами, а у другой — с другими? Да еще и чтобы одна часть сотрудничала, например, с НАТО, а другая — с противостоящими силами?

Конечно, особенно после многих воинственных заявлений, прозвучавший в ряде наших телешоу, важно подчеркнуть: что мы не призываем к гражданской войне, равно как и не призываем к расколу Украины. Но, в то же время, заявлять, что главное для нас — это единство и целостность Украины — верх абсурда.

Главное для нас — жизнь и безопасность нашего народа. А наш народ, как известно, является народом разделенным. Насколько же мы сегодня готовы и способны защитить свой народ?

Украину многие обоснованно встраивают в цепочку: Югославия, Ирак, Афганистан, Ливия, Сирия, Украина… Некоторые добавляют Египет. Но в этой цепочке есть два ярко выраженных противоположных полюса: Сирия и Украина. Сирия — страна, руководитель которой не поддался никакому шантажу и, заручившись поддержкой Китая и России, сумел эффективно организовать свой народ на защиту государства. Дальше проблема лишь одна: будет ли эта поддержка надежной, не приведет ли химическое разоружение Сирии к тому, что спустя незначительное время США и НАТО возьмут ее уже, буквально, голыми руками, а союзники, прежде всего, Россия, инициировавшая разоружение, покорно промолчат? Украина же — не просто противоположный полюс, но даже и выраженное исключение из всей этой цепочки. Украина — единственная в этом ряду страна, в которой руководитель, имея все для того возможности, тем не менее, вообще так и не решился сколько-нибудь всерьез страну защищать, практически, предал свой народ. Почему же не решился? Ответ известен: олигархия, зависимая от Запада — как может всерьез Западу же и противостоять?

А что же Россия? Решится ли российское руководство противостоять всерьез, защищать русский народ, пусть и, повторю, находящийся (надеюсь, временно) за государственной границей?

Придворные «патриоты», конечно же, заверяют, что тут у нас отличие от Украины, якобы, радикальное. Хотелось бы верить. Но на деле — в чем это отличие? Кроме разговоров о якобы возврате зарубежных средств и счетов в Россию и таких же все еще не более чем разговоров о «борьбе с оффшорами», пока — ничего. А долги «наших» стратегических корпораций Западу уже в полтора раза больше наших золотовалютных резервов. И база собственного более или менее высокотехнологичного производства продолжает разрушаться. Как следствие, военные специалисты, с которыми мне приходилось беседовать, в своем мнении едины: в случае боевого соприкосновения с войсками НАТО по какой-либо умозрительной линии разграничения (например, разграничения Украины на Запад и Восток), нам воевать абсолютно нечем — ведь не ядерное же оружие использовать в такой ситуации. А нынешний Черноморский флот, по сравнению с соединениями НАТО в этой же акватории — вообще не флот. Именно по этой причине ни в какие соглашения с нами о разграничительной линии, по которой можно было бы развести Запад и Восток Украины, и тем предотвратить гражданскую войну, США и ЕС вступать не станут.

А Сердюков, да и его предшественники, да и те, кто их ставил и покрывал — все на свободе.

И в чем же тогда всерьез наше отличие от Украины?

Кстати, в связи с угрозой, вновь нависшей над нашим Черноморским флотом, не напомнить ли, какая федеральная программа оказалась у нас в 2012 году (по которому отчет уже прозвучал) невыполненной ни по одному пункту? Программа важнейшая — перебазирования Черноморского флота.

Таким образом, исторический момент мы переживаем невиданный: победа на Олимпиаде для постсоветских времен, действительно, беспрецедентная, но, в то же время, в преддверие нешуточной битвы — уже далеко не на мирных стадионах и отнюдь не по олимпийским правилам.

К Олимпийским играм наша команда оказалась готова.

Но готовы ли мы все — как единая команда — к битве несопоставимо более важной и масштабной?

Фото: ИТАР-ТАСС/ Андрей Кронберг

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Горби нон-грата Горби нон-грата

Украина запретила первому президенту СССР въезд на свою территорию

Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Руслан Хасбулатов

Экономист, экс-председатель ВС России

Аждар Куртов

Политолог

НСН
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Юг
СП-Поволжье