Общество / Кризис на Украине

Бандера на Малаховом кургане

Президент не имеет права молчать, когда решается судьба Севастополя и Крыма

  
18496

Глядя на то, как сокрушительно разошелся маховик политического противостояния на Украине, невозможно отделаться от вопроса: почему молчит Путин? Почему с российского властного Олимпа мы слышим только невнятное бормотание премьера Медведева о том, что в Киеве не с кем договариваться, пока там правят бал бандиты из «Правого сектора»?

Правительство в Киеве уже почти сформировано. Понятно, что боевики с Майдана временно рассовали пистолеты и ножи по карманам и надели министерские пиджаки. Медведеву теперь понятнее, кого приглашать на переговоры? А если и ему, и Владимиру Путину все ясно — почему Кремль в лице президента РФ внятно и четко еще не заявил, что Россия не признает и никогда не признает абсолютно нелигитимную власть путчистов на Украине? Что никаких переговоров с ней быть не может ни по какой повестке дня. Что отозванный из Киева посол Зурабов вернется на рабочее место лишь тогда, когда в украинской столице появятся хотя бы более или менее вменяемые собеседники. Но не Яценюк со товарищи с Майдана.

Почему Москва не усиливает таможенный контроль на российско-украинской границе, как это было сделано в августе, когда Янукович еще только заикнулся о своих планах по поводу «евроинтеграции»? Тогда, напомню, в течение буквально недели украинские олигархи дружно завопили, что их убытки просто разорительны. И быстренько развернули пугливого Виктора Федоровича задом к Брюсселю.

Если снова поставить украинских олигархов в ту же позицию — бежать им придется теперь уже к Арсению Яценюку. Ну и что? Кто-то поверит, что он останется равнодушным к мольбам этих влиятельных там людей?

Только эти и подобные экстренные меры сегодня способны по-настоящему помочь русскому Севастополю. Город взялся за оружие, чтобы спастись. Но понимает, что без поддержки Москвы он не устоит. Те, кто сегодня в России говорит, что наша страна не должна вмешиваться в сугубо внутриукраинские дела — тот ничего не знает о том, что там в действительности происходит. И тем более не знает, что произойдет, если в город войдет «Правый сектор».

Если допустить, что «Правый сектор» придет и туда, в городе тотчас появится назначенный в Киеве «городской голова». В том, что это будет в идейном смысле чистый отморозок, не сомневаются, думаю, и самые осторожные из моих оппонентов. Потому что Севастополь будут ставить на колени, как тех бойцов «Беркута» во Львове.

Будьте уверены, глава севастопольского управления Службы безопасности Украины, начальник милиции, прокурор, судьи — все будут под стать такому «голове». Введут части так называемой «национальной гвардии», которую уже обещано создать из боевиков с Майдана. С сопротивлением русских все будет кончено за неделю.

Волна публичных казней «памятников империи», которая давно катится по соседней стране, ворвется и в Севастополь. Это будет обязательным пунктом программы «дерусификации» русского Севастополя. Потому что его памятники и сегодня, и во все времена — символы сопротивления врагу в этом городе. Любому, откуда бы он не приходил.

И даже не только поэтому. Севастопольские памятники не только символы, но и источники сегодняшнего сопротивления. Потому что и сегодня они воспитывают тамошних пацанов. Я имею право на это утверждение потому, что был одним из них. Сам четверть века прожил и прослужил в Севастополе.

Поэтому для «Правого сектора» бронзовые фигуры адмиралов первой и второй оборон города такие же враги, как севастопольский «Беркут», отказавшийся сдавать им оружие. Памятник командиру брига «Меркурий» капитан-лейтенанту Казарскому на Матросском бульваре, на котором написано «Потомству в пример» — враг. Враг — бронзовый полковник Тотлебен на Историческом бульваре.

Вы думаете, если на днях в Бродах монумент Кутузову снесли под вопли «Слава Украине!», то устоит памятник адмиралу Нахимову у Графской пристани Севастополя? Он ведь тоже память об империи. И Памятник затопленным кораблям. И памятник адмиралу Ушакову у Матросского клуба.

Такие символы «правосекторные» победители, если они туда доберутся, обязательно будут валить. И ведь ничего тогда не поделаешь — внутреннее дело суверенной Украины: каким героям молиться!

Может стать реальностью то, что сегодня трудно вообразить. Страшный сон — переименование Малахова кургана в курган имени Бандеры? А почему бы и нет, если уж пойдет такая политическая пьянка? Если Россия ее допустит.

В чем глубинные корни этого кошмара? Об этом исчерпывающе ясно в интервью севастопольскому телевидению рассказал доктор технических наук Алексей Чалый — лидер севастопольского сопротивления, 23 февраля, в День защитника Отечества, на площади Нахимова выбранный горожанами главой города-героя. Вот выдержки из этого интереснейшего интервью, которое многое объясняет.

— …Тут без краткого исторического экскурса не обойтись. Начать нужно с 1991 года, когда на развалинах Советского союза образовались три государства-учредителя: Россия, Украина, Белоруссия. Я думаю, основной мотивацией тогдашних руководителей была борьба за власть. Каждый хотел получить какую-то вотчину.

Мотивация дальнейших политических элит на Украине мало отличалась от целей отцов-основателей. Они руководствовались собственными экономическими интересами. Пожалуй, исключением, как ни странно, стал Виктор Ющенко, которого я характеризую как «искренний фашист». Его интересовала Украина целиком, но в весьма специфическом виде.

Украинская власть, по большому счету, никакой задачи перед собой не ставила. Эту задачу ставили Соединенные Штаты Америки. И проводимая ими гуманитарная политика на Украине произросла из периода холодной войны и решалась теми же самыми ресурсами. Суть этой политики состояла в том, чтобы создать новую нацию, новую реальность и психологически оторвать Украину от России. Задача очень непростая. Потому что на тот момент в 52-миллионной Украине проживало около 14 миллионов этнических русских. Из 12 крупных городов 11 полностью говорили на русском языке. Население некоторых городов никогда не имело традиции говорить на украинском языке.

Но вот прошло 22 года, и мы видим очень серьезный успех этой политики. Как они решили эту проблему? Взяли отдельные моменты истории, в которых существовали некие русско-украинские противоречия, раздули их. Другие важные события опустили, и получилась такая новая история, которая вроде бы и правда, поскольку каждый отдельный эпизод имел место быть. Но приданные акценты, в итоге, сложили совершенно иную реальность. Эта реальность и стала государственной политикой Украины.

Кроме того, характерным свойством этой политики стало последовательное продвижение. Потому что, если бросить лягушку в кипяток, то она сразу же выпрыгивает. А если посадить ее в холодную воду и потихоньку подогревать, то она постепенно сварится.

Эта политика была применена. И сейчас, оглянувшись на прошедшие 22 года, мы с удивлением обнаружим, что нас практически уже «сварили». Русский язык не является государственным даже на территориях, заселенных этническими русскими. Его применение ограничивает сорок с лишним законов. Наших русских детей учат на уроках истории как нужно ненавидеть свой собственный народ. Нашими героями стали люди, которые предавали интересы своей нации. Мы рассчитываемся денежными купюрами, на которых изображены пан Мазепа или пан Грушевский, единственным достоянием которых стала их антироссийскость.

Сегодня наступил финальный акт этой драмы. Ее сценаристам нужно было закрепить этот акт юридически. Таким закреплением и призван был стать факт подписания соглашения об ассоциации с Евросоюзом.

Фактически это фиксация того, что основной вектор можно поменять. Лягушка этого не заметила. Так и отдали бы мы свои центры управления. Уже официально. Неофициально нашей политикой давно управляли. И в этом процессе играли значительную роль уже не только США. Поскольку, благодаря распаду Советского союза, Германия вновь воссоединилась. А всякий раз, когда Германия объединяется, у нее возникают очередные проекты типа создания третьего Рейха. Они пробовали сделать это несколько раз военными способами, но каждый раз все это заканчивалось в Берлине.

Теперь идет попытка создания четвертого Рейха, цели те же самые: построение некоей большой европейской структуры, в которой каждому народу отводится свой вид деятельности.

…Я не хотел бы давать севастопольцам советы, как новые европейцы, и объяснять, чье корыто слаще. Мне такое занятие не кажется достойным. А вот обратиться к тем, для кого наша история, наша цивилизация не пустой звук, кто… воспринимает себя как достойное поколение, чувствует ответственность перед всеми теми людьми, которые эту цивилизацию создавали, я бы хотел.

Я хочу сказать, ребята, это, пожалуй, последняя возможность как-то побороться. Если мы допустим приход к власти националистов, причем, любым способом передачи власти, то боюсь, что дальше нас ждет только зачистка. Как народа в его историческом смысле.

Население, конечно оставят. А вот народ истребят. Поэтому, думаю, что самое время оторваться от своих дачек, огородиков, квартирок и других мелочных проблем и всерьез подумать над тем, что судьба нашей цивилизации решается сегодня на этом самом месте. Она, конечно, сохранится, но мы с вами станем мигрантами на своей собственной земле.

Фото: EPA/ ИТАР-ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Леонид Ивашов

Президент Академии геополитических проблем

Вячеслав Смирнов

Директор Научно-исследовательского института политической социологии

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня