Беженцев вызывали?

Стоит ли нагнетать страсти там, где нужно действовать предельно взвешенно и осторожно?

  
10391

Беженцев из Украины готовы принять сразу несколько российских регионов. Об этом заявило правительство РФ.

Ситуация у наших соседей, многие из которых не просто русскоязычные, но русские по крови, остается тревожной. Нормально жить, работать, учиться всё сложней. Так что мало кто в России удивился, когда к началу текущей недели правительственные источники информации обнародовали данные о 150 тысячах человек, которые, спасаясь от радикалов, перебрались за последнее время из Украины в РФ. Согласно этим данным, «целая волна беженцев» накрыла населенные пункты приграничных Белгородской, Ростовской, Брянской областей. Это подтвердили и главы данных регионов.

─​ В нашу область приезжают тысячи людей, причем не только с юго-востока Украины, но и из ее центральных частей, — заявил в минувшие выходные представителям местных и федеральных СМИ губернатор Белгородчины Евгений Савченко. — Люди спасаются от беспредела радикалов, захвативших власть в Киеве. Я думаю, если там ситуация стабилизируется, их поток будет только нарастать.

Евгению Степановичу вторит глава Брянщины Николай Денин. По его словам, «Брянская область испытывает наплыв граждан Украины, которые желают остаться у нас и высказывают основания — страх за свою судьбу. И мы, как добрые соседи, будем всячески содействовать и способствовать, чтобы вот это время неразберихи они у нас, на земле Брянской, спокойно пережили».

Дело у Денина не ограничилось одними словами. Он тут же дал поручение «всем руководителям приграничных районов подготовиться к тому, чтобы оперативно оказать всяческое содействие беженцам из Украины».

С Украиной граничат шесть районов этой российской области. И пограничных пунктов тут тоже шесть, не считая железнодорожного. Протяженность «брянского участка» российско-украинской границы превышает 350 км. Представила, как сложно должно быть сейчас там всем — и тем, кто едет к нам, покинув свои дома, работу, и пограничникам, и тем, кто встречает вынужденных переселенцев. Их ведь требуется не только разместить, для чего необходимо добротное с удобствами жилье, но и помочь, наверное, со средствами, с поиском, если потребуется, подходящей работы, а детям — школ и детсадов. В общем, очень ответственное дело! Как-то справляются с ним на местах?

Звоню в обладминистрацию Брянщины. В приемной губернатора приветливый женский голос сообщает, что «главы региона на месте нет, и когда будет неизвестно». Прошу её соединить с тем сотрудником, кто занимается в администрации вопросами беженцев с Украины.

─​ А у нас беженцами никто, кажется, не занимается, — секретарь явно удивлена просьбой корреспондента «СП». — Их у нас нет.

После почти двухчасовых поисков удалось найти в этой руководящей организации человека, который смог прояснить ситуацию — Валентина Сергеевна, сотрудница одного из подразделений администрации.

─​ Граница с Украиной от нас недалеко, километров тридцать, — рассказала она. — Пока ничего о беженцах не слышно, всё, слава Богу, спокойно. Проживает в нашем регионе около миллиона человек. Живем непросто, как все в России, проблем хватает, но, в общем и целом нормально.

«СП»: — Тем, кто, если случится, попросит у вас убежища, потребуется, вероятно, работа. С этим трудностей не возникнет?

─​ Сложно сказать. У нас в регионе серьезная безработица. Не все местные имеют постоянный заработок. С другой стороны, скоро стартует посевная. В сельском хозяйстве дополнительные рабочие руки точно потребуются.

«СП»: — Вы сами, Валентина Сергеевна, на Украину часто ездите?

─​ Честно сказать, давно не была там. У меня в Харькове живут близкие родственники, обычно они к нам сюда приезжают. У многих жителей Брянщины тесные родственные связи с жителями Украины. Не только Восточной, но и с крымчанами, одесситами, киевлянами. Всегда жили и живем с ними в мире и согласии. Нам делить нечего. Конечно, очень переживаем из-за ситуации, которая сложилась сейчас у соседей. Потребуется — поможем им, чем можем. Даже не сомневайтесь.

Спокойно не только в самом Брянске, но и на его дорогах. И в близлежащих к границе населенных пунктах. Так, Александр Коробко, мэр небольшого старинного городка Стародуб (основан в 1080 году) на реке Бабинце, уверив, что «для возможных беженцев необходимые места уже подготовлены». Однако подчеркнул: «Но необходимости в этих местах пока нет».

В Стародубе, к слову, имеется добротная гостиница, клуб. Немало местных жителей предложили селить людей в их домах — места, говорят, всем хватит!

Что изменилось здесь к худшему с началом «майдановских» событий — так это товарооборот между брянскими и украинскими производителями. Он снизился примерно на 40 процентов. Что, конечно, может сказаться на экономической ситуации в регионе. Впрочем, это уже другая тема.

Тихо, как оказалось, и в Белгородской области. И тут вашего корреспондента не сразу поняли.

─​ Беженцы? А где они? — явно растерялась секретарь губернаторской приемной. — Не слышала о них.

«СП»: — Ваш губернатор Савченко так эмоционально выступал перед журналистами, рассказывая о тысячной толпе ищущих приюта в вашем регионе…

─​ Евгений Степанович человек эмоциональный, мы привыкли…

Более 600 км — протяженность границы с Украиной у Ростовской области. Тут тоже говорят о «волне беженцев». Создан оперативный штаб для «координации работ в связи с событиями на Украине». Возглавил его губернатор региона Владимир Голубев. Для мигрантов из Украины подготовлены, согласно информации, озвученной сотрудниками пресс-службы администрации, более двух тысяч мест. В основном это места в санаториях, пансионатах, в детских оздоровительных лагерях. Расположены почти все в приграничных районах — Неклиновском, Шолоховском, Цимлянском, Белокалитвинском, Каменском районах, а также в Донецке. Отдельно зарезервировано 160 мест в специализированных учреждениях для украинских пенсионеров.

Звоню директору детского оздоровительного лагеря «Зорька» Владимиру Набокову. Он выслушал мой вопрос и рассердился:

─​ Слушайте, мне это всё как снег на голову. Звонили бы вы лучше главе района, это они все там придумали. Почему у меня такая нервная реакция? Да потому что буквально вчера мне позвонили из администрации и в приказном порядке велели готовиться принять переселенцев. А у меня уже почти все путевки для детей на весенние каникулы распроданы. И что теперь — возвращать людям деньги?

«СП»: — А много уже беженцев?

─​ Да никого пока нет. Тихо тут у нас. От границы примерно сто километров. Начальство велело зарезервировать места на всякий случай. Могу выделить 100 мест из пятисот возможных, не больше. Корпуса в лагере каменные, добротные. Кухня одна, общая. Детей селим обычно по 4−5 человек в комнате. Взрослых, если придется, поселим по двое, не больше.

«СП»: — Стоимость проживание высокая?

─​ Шестьсот рублей в сутки. Оплачивать проживание украинских граждан, если до этого дойдет, будет, как я понимаю, областная администрация. Мы помочь своим соседям всегда рады. Но что ж так-то все вдруг, не спросив нас, не предупредив? Ну, так же не делается у хороших хозяев!

Нет пока ни одного вынужденного переселенца и в другом оздоровительном лагере Ростовской области — «Спутник». Если быть точным, то это целый оздоровительный комплекс, в него входят три детских лагеря отдыха. До начала летнего сезона его директор Игорь Шаповаленко готов предоставить переселенцам до трехсот койко-мест. Летом же не более ста — сезон, время зарабатывать!

Что же получается: беженцев много, но беженцев… нет? О каких тогда тысячах дружно говорили главы приграничных регионов?

─​ Скорей всего они имели в виду тех жителей Украины, кто приехал к своим родным, решив поселиться у них — временно ли, постоянно, — объяснил заместитель начальника пункта пограничной службы «Дергачи» (в Белгородской области) Дмитрий Журавель. — Не знаю, можно ли назвать их беженцами. У каждого могут быть свои причины для подобной поездки.

«СП»: — - А какова сейчас ситуация на вашем КПП?

─​ Работаем в штатном режиме. Ажиотажа на выезде или при въезде на территорию Украины нет. За выходные пропущено больше восьми тысяч граждан на въезд и столько же на выезд. Из них более двух тысяч — граждане Украины и столько же — граждане других государств, большинство же граждане Российской Федерации. Никто из тех, кто пересекал государственную границу, не заявил о желании получить статус беженца.

Большинство россиян переживают за своих соседей — жителей Украины. И те, у кого есть там родственники, друзья, знакомые, и те, у кого нет. Потому что — соседи. Потому, что говорим на одном языке. У нас общие корни, культура, традиции. И всем понятно — и с той, и с другой стороны — что конечно поможем, поддержим, спасем. А когда было иначе?

Для чего в ситуации, когда нервы миллионов людей и без того предельно напряжены, ещё что-то тут преувеличивать, нагнетать? Зачем?

Зачем, скажем, все тому же излишне «эмоциональному» белгородскому губернатору Савченко на днях понадобилось на всю страну заявлять: «По области бродят толпы вооруженных людей, неизвестно откуда взявшихся, устраивают различные провокации». Более того, они, оказывается, по словам Савченко, имеют наглость пытаться перекрывать дорогу на Крым.

Что кроме паники такие слова должны порождать у населения области? Но если это ответственное заявление главы региона — где доказательства? Где задержанные и обезоруженные бандиты? Где героическая белгородская милиция, которая с боем разблокирует важнейшую трассу? Ничего подобного страна пока не увидела. И что мы должны думать о представителях власти, которые всеми силами добавляют страстей туда, где нужно действовать предельно осторожно и расчетливо?

Фото bigpicture.ru

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Борис Джерелиевский

Военный эксперт

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня