Национальная революция

Сергей Беляков: почему Болотная не станет Майданом

  
7030

Болотная никогда не станет Майданом. Государственная пропаганда называет украинских революционеров фашистами. Это неправда. И сама революция никак не фашистская. Она национальная. Можно даже сказать, националистическая. Национализм не только идеология или политический принцип. Национализм — это беззаветная любовь к своей нации. К ее истории, ее культуре, ее настоящему и будущему. И украинцы, которые выдержали несколько месяцев уличного противостояния и много дней уличных боев, сражались не только против Януковича, против коррупции, против олигархов. На место одних олигархов уже пришли другие, и еще вопрос, будут ли Яценюк, Кличко или Тимошенко лучше Януковича. Но борьба не была бессмысленной. Украина не станет прежней. Закончился долгий переходный период. Постсоветская полурусифицированная Украина станет украинским национальным государством в полном смысле этого слова. Впереди украинизация тех областей, где преобладают русские и/или русифицированные украинцы.

Революция в Киеве не случайно произошла накануне двухсотлетнего юбилея Тараса Шевченко, духовного отца современной украинской нации. В позапрошлом веке этот сын крестьянина и внук гайдамака в своих напевных стихах объяснял украинцам, «чия правда, чия кривда i чиї ми діти». Не случайно на Майдане рядом с украинскими флагами и бандеровскими знаменами были и портреты Шевченко. И современный лозунг «Слава Украине» можно без труда найти в его стихах.

Наша дума, наша пісня

Не вмре, не загине…

От де, люде, наша слава,

Слава України!

Такая революция у нас просто не возможна хотя бы потому, что российской нации нет в природе, а словосочетание «русская нация» небезопасно произнести. За эти слова вас не арестуют, но ваши друзья и знакомые могут от вас отвернуться.

Для современного русского интеллигента или мелкого буржуа (термин «креативный класс» неточен и претенциозен, как и «благородное сословие») фраза «Слава России» — фашистский призыв. Мирная русская пробежка — возмутительное проявление экстремизма и того же фашизма. Лозунг «Русский, значит, трезвый» опять-таки фашистский. Манежка, где разбили нос несчастному парню, который в недобрый час вышел из кафе, — недопустимое проявление насилия, жестокости и опять-таки фашизм, фашизм, фашизм.

Зато нашего интеллигента/буржуа не смущают крики «Слава Украине!», не смущают бутылки с горючей смесью, которыми «мирные демонстранты» забрасывали своих соотечественников. Его не трогают мольбы о помощи русских из Севастополя или Луганска, ведь он начисто лишен национального чувства. Это чувство у нас под негласным запретом.

Трагедия русских в том, что их национальная элита боится самого слова «нация», а от национальной солидарности шарахается. Во время Олимпиады один современный русский писатель жаловался, что не может смотреть спортивные репортажи из-за шовинизма комментаторов. Радоваться за своих, переживать за своих — это, в глазах писателя, и есть шовинизм. Болеть за чужих — сколько угодно, за своих — ни в коем случае, а то вдруг и тебя самого причислят к русским шовинистам. Даже от Алексея Навального, несмотря на все его заслуги, многие отвернулись из-за его «национализма», хотя Навальному далеко даже до Яценюка, не говоря уж о Тягнибоке.

Украинцы в Киеве, на майдане, пели гимн Украины. В тысячи голосов. Пели простые работяги, пели интеллигенты, пели бандиты, пели герои, пели львовяне и киевляне, пела нация. Вы можете себе представить, чтобы на Болотной площади Сергей Ковалев, Людмила Алексеева, Игорь Манцов, Ольга Седакова самозабвенно пели бы вместе с многотысячной толпой «Россия — священная наша держава»?

До сих пор актуальны слова Лидии Гинзбург, написанные в далеком 1925-м: «У нас сейчас допускаются всяческие национальные чувства, за исключением великороссийских это жестоко оскорбляет нас в нашей преданности русской культуре».

Наша интеллектуальная элита не любит Россию и не знает ее истории, а если и пытается ее изучить, то по акунинской книжке с картинками или по романам Владимира Сорокина, который путает кадило с паникадилом. Хуже того. У нее нет чувства общности с народом. Мольбы русских о помощи она не слышит и не услышит.

Фото: ИТАР ТАСС Новодережкин Антон

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня