Прибыльная миграция

Россия охотнее принимает мигрантов из Средней Азии, чем русскоязычных граждан Украины

  
8846

На днях, на фоне кризиса на Украине, в Госдуму внесен законопроект, упрощающий получение гражданства России носителями русского языка. Предполагается, что в случае его принятия, за российскими паспортами выстроится очередь из числа русскоязычных жителей Украины. По данным Федеральной миграционной службы (ФМС), российское гражданство попросили уже более 5,5 тыс. граждан этой страны.

Впрочем, некоторые эксперты, в целом поддерживая инициативу законодателей, считают, что граждан Украины, желающих получить российский паспорт, будет не так много, ведь для этого им придется «сжечь мосты», отказавшись от украинского гражданства. Да, и в целом, нынешняя миграционная политика России направлена на привлечение низкоквалифицированных мигрантов из стран Средней Азии, а не русскоязычных граждан, подчеркивается в специальном докладе, подготовленном группой экспертов под руководством президента Института национальной стратегии (ИНС) МихаилаРемизова.

Требуются некачественные мигранты

Что мы знаем о мигрантах? Не так уж много. Как отмечают авторы доклада, в первую очередь, нет точной информации об их численности на территории страны, как и инструментов подсчета. Данные, получаемые на основе переписи населения и заявлений ФМС, они считают недостаточно достоверными. «Имеет место конфликт интересов — отвечая за осуществление государственной миграционной политики, ФМС сама же контролирует информацию, на основе которой оценивают результаты работы службы. Неудивительно, что большая часть статистики ФМС скрыта от общественности», — говорится в отчете исследователей.

По их собственным оценкам на основе косвенных данных, уровень «накопленной» (в период с начала 90-х по настоящее время) миграции в России приближается к 30 млн человек. Среди них вполне закономерно преобладают выходцы из бывших советских республик — 95% из 5,3 млн мигрантов, «осевших» в России в период с 2007 по 2011 год.

Если говорить о контингенте, то в период с 90-х по 2000-е годы зафиксировано резкое ухудшение «качества миграционного притока», отмечают авторы доклада. По данным Росстата, среди прибывающих в Россию мигрантов, уровень среднего образования значительно ниже, чем среди россиян. Больше всего патентов на работу (47%), которые становятся основной формой легализации мигрантов, купили граждане Узбекистана, далее по порядку идут Таджикистан (22%), Киргизия (9%), Азербайджан (5%) и Украина (5%), а также Молдавия (4%).

В настоящее время основную часть многомиллионного контингента «оседающих» в России мигрантов составляют уроженцы сельских районов Средней Азии, с низким уровнем владения русским языком и минимумом профессиональных навыков.

Подобная ситуация сложилась не вчера, и продиктована экономическими условиями в странах СНГ, а также особенностями российского бизнеса, который в большинстве случаев больше заботит собственная выгода, чем последствия найма дешевой рабочей силы для социально-экономического самочувствия страны.

При этом государство, признавая проблему, предлагает ее решать через адаптацию и интеграцию мигрантов, и путем ужесточения законодательства. Речи об ограничении миграционного потока и выборочном подходе к принятию мигрантов не идет. Причем происходит это в точном соответствии с основополагающими документами миграционной политики России, в основе которой лежит идея так называемой «замещающей миграции».

Заместители пенсионеров

Суть термина «замещающей миграции», введенного в широкий оборот сотрудниками отдела народонаселения ООН, заключается в том, что проблему сокращения и старения населения, и происходящего за счет этого разрыва между его трудоспособной частью и пенсионерами, можно решить за счет мигрантов, прибывающих из менее богатых стран.

Мигранты в рамках этой концепции представляют собой некое «волшебное средство решения проблемы ожидаемого банкротства пенсионных фондов». «Они способны „замещать“ нерожденных людей в богатых странах, и таким образом поддерживать соотношение между населением трудоспособного и пенсионного возраста», — поясняют эксперты суть концепции.

Однако в России мигранты, даже те, что работают легально, не платят взносы в социальные страховые фонды, а значит, никаким образом не повлияют на «латание дыр» российского Пенсионного фонда, подчеркивают эксперты ИНС. Кроме того, когда говорят о «постоянном замещении», то речь идет о мигрантах, пребывающих на постоянное место жительство, получающих пособия и другие преференции от государства за свой вклад в экономику и демографическую структуру страны. Но если даже в благоустроенной Европе многие мигранты, особенно прибывшие из стран с исламской культурой, зачастую не хотят интегрироваться в сообщество, учить язык, то чего можно ждать от российских мигрантов, которым страна предложила лишь рабский труд и нечеловеческие условия существования?

По сути, миграционная политика у нас строится по принципу работы с тем, что есть, вернее, с теми, кто едет в Россию, отмечают исследователи. В «Стратегии государственной национальной политики», где внешняя миграция признается одним из факторов межэтнической напряженности, в качестве решения проблемы предлагаются лишь «усилия государства по адаптации и интеграции приезжающих в Россию иностранцев». О создании условий для иммиграции квалифицированных специалистов среднего звена, а также носителей русского языка, там речи не идет. В данном случае, можно было бы перенять так называемую «балльную систему», на основе которой можно было бы отбирать нужных стране и ее экономике мигрантов.

Более того, власти не только не предпринимают (по крайней мере, до кризиса на Украине) попыток привлечения русскоязычных граждан стран СНГ, но, наоборот, поощряют прибытие именно низкоквалифицированных мигрантов из сельских районов Средней Азии.

Несмотря на постоянные заявления о защите национального рынка труда, по сути преимущества имеют работодатели, нанимающие иностранцев. Так, по закону, при найме мигранта на срок более 183 дней, работодатель не отчисляет средства во внебюджетные фонды, составляющие львиную долю совокупных издержек на труд.

Например, в октябре 2013 года с Таджикистаном, где сельское население составляет 73%, был подписан протокол, предусматривающий выдачу мигрантам из этой страны разрешения на работу до трех лет (по действующим правилам, срок разрешения на работу не может превышать 1 год). В январе 2014 года законопроект о ратификации этого документа был внесен в Госдуму. Это соглашение является одним из примеров «негативной селекции миграционного потока», подчеркивают эксперты.

Напротив, для русскоговорящих граждан из той же Белоруссии и Украины никаких преференций законом не предусмотрено. Поэтому эксперты ИНС называют российскую миграционную практику «политикой сглаживания углов» и считают, что «в лучшем случае она не даст ощутимых результатов, а в худшем создаст крайне проблемный контингент граждан».

Карта русского, вместо билета в один конец

Внесенный на днях в Госдуму законопроект об упрощении получения гражданства русскоязычным гражданам, проживающим за рубежом, эксперты ИНС в целом поддерживают — «за неимением лучших инструментов». Однако считают, что лишь немногие граждане Украины решатся «сжечь мосты» и навсегда переселиться в Россию.

Россия должна предложить не «билет в один конец», а более гибкий инструмент «двойной лояльности», которым может стать «карта русского» — документ, дающий его обладателю определенный пакет миграционных преференций и внутренних прав, но не подразумевающий формального вступления в гражданство. Подобную практику, к примеру, осуществляет Польша с «картой поляка», в свое время она применялась и Венгрией для соотечественников за рубежом.

В случае с Россией, выдаваться такой документ должен не по принципу этнического происхождения, а по языковому и квалификационному критериям. Учитывая, что еще до кризиса на Украине, в Россию ежегодно на заработки приезжали до 3 млн граждан этой страны, подобный инструмент был бы весьма востребован и позволил значительно изменить структуру миграционного потока в стране.

Вообще, авторы доклада призывают привлекать в Россию не только русскоговорящих граждан из-за рубежа, но и более эффективно использовать внутренние резервы. В частности, низкоквалифицированный труд по возможности замещать не мигрантами, а технологиями.

Существует миф, что Россия уже не сможет обходиться без «таджикских дворников», что без привлечения большого числа мигрантов в стране невозможен экономический рост. Это утверждение во время презентации доклада опроверг один из его соавторов, старший эксперт ИЭП им. Гайдара Сергей Жаворонков.

В качестве подтверждения своей позиции он привел следующее сравнение: с конца 60-х экономика США, где наблюдалась либеральная миграционная политика, выросла в 2,8 раза, а Японии, имеющей жесткое иммиграционное законодательство, в 8 раз. Он также напомнил, что, по официальным данным, в 2013 году мигранты вывезли из России свыше 18 млрд долларов — почти треть годового оттока капитала из страны, в то время как доходы от выдачи им разрешений на работу за указанный период составили всего лишь 1 млрд долларов.

Говорят, что мигранты — это дешевая рабочая сила, но на самом деле они совсем недешево обходятся России за счет социальных издержек. Например, по данным департамента здравоохранения Москвы, ежемесячно в столичных роддомах рождаются 600−800 детей, чьи матерями являются жительницы ближнего и дальнего зарубежья. При этом до 400 детей мигрантов ежегодно остаются в детдомах столицы и власти вынуждены брать их на содержание.

Также неконтролируемый приток мигрантов из Средней Азии способствует росту этнической напряженности в стране. «Массовая иммиграция в Россию из Средней Азии является важнейшим фактором, питающим исламский радикализм, главным образом в столицах и промышленных регионах страны. … „Бойцы джихада“ широко вербуются из среднеазиатских мигрантов, а некоторые едут в Россию, уже будучи убежденными ваххабитами, с целью разжечь „пламя джихада“ на российской территории», — говорится в докладе ИНС.

Так что, дешев труд мигрантов лишь для бизнесменов-работодателей — главным образом, за счет экономии на налогах, социальных стандартах, а не на зарплате, но очень дорого обходится для всего общества. При этом, по словам экспертов, утверждения о том, что без массовой миграции нас ждет «катастрофическая нехватка рабочих рук», противоречат современному экономико-технологическому укладу, требующему при высоком уровне технологий не большего числа работников, а большого числа потребителей.

Фото: РИА Новости/Андрей Стенин

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Ищенко

Депутат Законодательного Собрания Приморского края

Михаил Ремизов

Президент Института национальной стратегии

Андрей Гудков

Экономист, профессор Академии труда и социальных отношений

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня