Общество

Министерство пошлости

Олег Кашин о России Путина и России Макаревича

  
65567

Было время, когда новые модные слова появлялись сами собой и, в общем, каждый мог при удачном стечении обстоятельств стать вольным или невольным автором мема. Написала после ДТП сибирская девушка бойфренду смску «Зая, я убила мента», — и до сих пор мы иногда говорим друг другу «зая» во всяких неловких ситуациях. Ну или слово «превед» еще было, если кто помнит.

А потом, как часто у нас бывает, на рынок пришло государство — ну и все, и почти монополия. Никакого «преведа» здесь нет, на мемы теперь клеится акцизная марка, мода каждого сезона утверждается в установленном порядке. В прошлом сезоне были «духовные скрепы», в этом — «национал-предатели». Кому-то кажется, что словосочетание «национал-предатель» — это что-то вроде знаменитого в свое время «враг народа» или «безродный космополит», но чтобы понять, до какой степени абсурдна такая параллель, просто представьте — вот, допустим, тридцать седьмой год, и поэт Мандельштам на вечеринке в доме литераторов хохочет и кричит — «Я враг народа, я враг народа!»

Понятно, что такая ситуация была невозможна в принципе, а почему — то ли потому, что время было несопоставимо суровее нашего, то ли потому, что конкретный Мандельштам был великий поэт и умный человек, которому не приходило в голову кривляться подобным образом. И хотя первая причина (время) правдоподобнее, я бы предположил, что и вторая (человек) имеет очень важное значение — мне, по крайней мере, хочется в это верить, потому что иначе получится, что лет через восемьдесят потомки, разбирая оставшиеся от нашего времени архивы, придут к выводу, что недостижимым для них идеалом и героями нашего времени были члены клуба «Сноб» и прочие симпатичные люди, которые в суровом 2014 году каждый день брали все новые и новые вершины духа.

Мне иногда пишут украинцы — как хорошо, что кроме России Путина есть еще и Россия Макаревича; вероятно, певец Макаревич как-то высказывался в последние дни по поводу происходящего на Украине. Я бы мог написать украинцам в ответ — мол, друзья, вы не понимаете, между Россией Путина и Россией Макаревича нет вообще никакой разницы, это одна и та же Россия, и если завтра Путин вдруг возьмет Киев, то послезавтра в Киеве на корпоративе какой-нибудь российской естественной монополии выступит тот же самый Макаревич, ну вот устроена так Россия, к сожалению.

Вот что-то такое я мог бы написать украинцам, пишущим мне о России Макаревича, но не напишу, потому что знаю — они не поверят. Приятнее жить в том мире, в котором персонифицированному злу противостоит персонифицированное добро, и складывается такая вполне рыночная ситуация: очередным своим лозунгом Путин создает спрос, и вслед за этим немедленно возникает предложение. Люди, хорошо чувствующие конъюнктуру, радостно занимают предложенную им (Путиным предложенную!) рыночную нишу. Делают селфи с подписью «национал-предатель», пишут статьи о том, как здорово принадлежать к гонимому меньшинству, и в итоге все пространство альтернативы занимает какой-то говорящий пузырь «Уйди-уйди». Это как если прийти на какую-нибудь встречу жителей с префектурой, обязательно окажется, что зал заполнен городскими сумасшедшими, рассуждающими про шапочки из фольги, и так и останется без ответа вопрос — это они сами по запаху сюда приходят, или префектура сама приводит их, чтобы никто не успел задать нормального вопроса?

И если бы всему на свете можно было бы найти рациональное объяснение, то я бы предположил, что где-то на теневой, не видной посторонним стороне российского государства день и ночь работает министерство пошлости, которое решает, что вот сегодня в оппоненты Путину должен выйти Макаревич, а завтра пускай будет дрессировщик Запашный, чтобы все удивились. Если бы такое министерство действительно существовало и работало, это было бы неприятно, но не более — знавали мы и более ужасные министерства.

Но как раз самое страшное и состоит в том, что никакого специального министерства нет, потому что оно просто не нужно. Потому что Макаревич всегда приходит сам.

Его не зовешь, а он приходит.

Фото: РИА Новости/Сергей Кузнецов

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня