18+
пятница, 4 сентября

Топор «правосека»

Становятся известны шокирующие тайны одесского Дома профсоюзов

  
25137

Ровно десять дней прошло со дня трагедии в Одессе. По одним данным, там, в подожженном карателями Доме профсоюзов и неподалеку от него, погибли 49 безоружных противников нынешней украинской власти. По другим, жертв намного больше — 116. Мир был потрясен этой средневековой жестокостью. Даже нежно относящийся к официальному Киеву Запад недовольно пробурчал что-то невнятное о необходимости поскорее выявить и наказать виновных. И больше не вспоминает об Одессе. В украинской столице, похоже, тоже стараются не вспоминать. Слишком уже страшной и для Майдана, и для его западных спонсоров может оказаться трагическая правда.

Между тем, те, кому удалось в тот день вырваться из пламени и уцелеть сначала под дубинами «правосеков», а потом и в украинских застенках, начали говорить. И пусть большинство этих страшных для власти свидетелей тут же вынуждены были скрыться в подполье, их стоит послушать. Им можно верить. Хотя бы потому, что леденящие душу рассказы, что распространяются по городу как лесной пожар, дополняют документальные свидетельства, оставшиеся в Доме профсоюзов.

Одесские власти уже 3 мая предсказуемо закрыли доступ в Дом профсоюзов, однако уже на другой день толпа возмущенных горожан смела жидкое милицейское оцепление в стремлении не дать уничтожить следы резни. С тех пор вход в здание свободный. Днём на этажах дежурят русские активисты — вроде как гиды по этому аду. Они обстоятельно, в деталях, показывают всем, особенно корреспондентам, следы крови и отчаянной борьбы. Рассказывают, как именно эта борьба протекала.

Уточнённая, таким образом, картина в корне отличается от первоначальной. «Правый сектор» ворвался в здание через боковые помещения, ведь главный вход осаждённые сумели забаррикадировать. Почти все погибшие, среди которых оказалось много пожилых людей, были зарублены топорами. Даже те, кто пытался закрыться в кабинетах. Следы крови красноречиво об этом свидетельствуют.

Кроме топоров, у активистов «Правого сектора» были бронежилеты и пистолеты. Частично боевые, частично — травматические. Поскольку в кабинетах люди старались забаррикадироваться, подперев дверь шкафами, стандартная тактика взлома была следующая. Сначала топором прорубали в двери отверстие. Потом через него стреляли из пистолета, заставляя обороняющихся отступить. Затем спокойно вламывались и рубили всех топорами. Агонизирующих раненых сбрасывали с верхних этажей здания. Внизу, если они ещё дышали, их добивали палками.

На подоконнике и на раме окна в туалете на четвёртом этаже видны следы борьбы. Это место, где человека били топором. Оттуда его потом выкидывали наружу. В двух местах на раме пятна крови — это погибавший, уже вывалившийся, ещё пытался удержаться за окно окровавленными руками. Всё это очень правдоподобно расшифровывают «гиды».

Здание действительно подожгли, но после резни. Топоры — вот что наряду с «коктейлями Молотова» было главным оружием «правосеков» в Доме профсоюзов.

Вывешенный властями лицемерный официальный список погибших насчитывает 49 имён. Все знают, что он неполный, что это липа, втирание очков.

Сейчас СБУ ведёт в Одессе настоящую охоту, пытаясь арестовать или уничтожить 67 свидетелей происходившего в Доме профсоюзов, освобождённых 4 мая протестующими из следственного изолятора. Поэтому, по понятным причинам, разыскать их трудно. Но мне удалось познакомиться с одним. Это молодой парень, его зовут Богдан. Он оказался в Дому профсоюзов совершенно случайно. Богдану повезло — в разгар бойни он сумел пробраться на крышу — это было единственное место, куда «правосеки» не сумели добраться. Оттуда всё побоище молодой человек видел как на ладони. В два часа ночи из здания его вывела милиция. Но не за тем, чтобы спасти — чтобы бросить в застенок, как нежелательного свидетеля.

Богдан рассказывает:

— Долго не давали тушить пожар. Подъехали пожарные машины, им мешали развернуть шланги и кричали: «Смерть врагам!». Один пожарный полез по лестнице — его застрелили в спину из пистолета. В Интернете есть про это видео.

На моих глазах, спасаясь от огня, выпрыгнула женщина с ребёнком. Уже на асфальте её забили палками. Беременную женщину закололи ножом — это я тоже видел.

В здании до начала бойни находилось более трёхсот человек. Нас, тех, кого под конвоем в пять часов утра вывели из горящего здания, оказалось 144 человека. 25 лежат в больнице. Где остальные? Когда выводили, милиционер говорил: «Здесь лежали горы трупов, но их уже попрятали в подвалы».

А пока в Одессе тотальная паника. В центре города совсем пусто. Супермаркет «Афина», возле которого 2 мая происходила массовая драка одесситов с нацистами, стал, судя по всему, стал как бы негласной базой «Правого сектора». И, возможно, источником его финансирования. Перед «Афиной» реет огромный украинский флаг. Некие типы в бронежилетах и с рациями, явно «сотники», его то ли охраняют, то ли «крышуют». Это хорошо заметно.

В кафе обедают их подчинённые очень характерного вида. Я сидел рядом, слышал разговор боевиков, приехавших неизвестно откуда: «У нас дома работы нет…».

У кого из одесситов есть родственники в деревнях — те бегут из города. Туристские бюро, которые в условиях краха украинской экономики влачили совершенно жалкое существование и закрывались, в последние дни переполнены клиентами. Одесситы особенно интересуются детскими лагерями в Болгарии, куда все те, кто располагает хоть минимальными средствами, стремятся вывезти своих детей. Причём любой ценой и надолго — на месяц и более. Ради этого продают всё.

Смотрите фоторепортаж: Бойня в Одессе

Милиция, которая ранее патрулировала город, совершенно исчезла с улиц. Это очень бросается в глаза. Даже те, кого формально ещё не уволили, сидят в своих отделениях в бронежилетах и носа оттуда не высовывают. Ворьё в Одессе может чувствовать себя спокойно. На трассах города хаос, машины с иногородними номерами едут по встречным полосам. Правила дорожного движения забыты начисто.

Руководство Сопротивления, как верхнего, так и среднего его эшелонов, разгромлено. Идёт, конечно, мощное брожение в социальных сетях. Новые лидеры русского Сопротивления ищут оружие, связи, сторонников. Но пока тихо. Чтобы сорганизоваться, потребуется, как минимум, несколько месяцев.

Правда, 11 мая состоялся традиционный воскресный митинг Антимайдана. С тысячу человек все же пришло.

Одесса

Фото автора.

Читайте также
В других СМИ
Популярное в сети
Первая полоса
Цитата дня
В других СМИ
Новости
В других СМИ
Жэньминь Жибао
Популярные
Запад играет ва-банк Запад играет ва-банк

Празднование 70-летия окончания Второй мировой в Пекине выявило глобальный расклад сил

В других СМИ
Цитаты
Новости партнеров
Фото
В регионах