Общество

Петербург уходит под землю

Ученые настаивают на ускоренном освоении новых пространств мегаполисов

  
4913
Петербург уходит под землю

В Петербурге сторонники и противники подземного развития мегаполисов едва не сошлись в рукопашной во время международной конференции. Первые в лице известных специалистов геологии настаивали на том, что давно переселили бы жителей самых больших российских городов — Москвы и Петербурга — в пространство «ниже ватерлинии», если бы не чиновники, «ничего не понимающие и всему передовому сопротивляющиеся». Вторые, то есть, собственно чиновники, аргументировали свою осторожность заботой о безопасности сограждан.

Корреспондент «СП» внимательно выслушала аргументы тех и других, а также экспертов из Европы, чей опыт, несомненно, мог бы пригодиться нашей стране в случае, если она решится начать «углубляться».

Точнее сказать, распространит эту идею на многие свои города, прежде всего, «миллионники». Потому что, например, в Москве она пусть и не столь быстрыми темпами, как в передовых странах мира, но в жизнь воплощается. В 2010 году столичным правительством после бурных трехлетних дебатов была утверждена «Концепция освоения подземного пространства и основные направления развития подземной урбанизации». Согласно ей, до 2025 года запланировано построить от двух до трех млн. кв. метров подземных многофункциональных комплексов (до 15% от общего объема строительства). Были определены 39 зон, соответствующих по данным специально проведенных исследований, всем нормам и требованиям, в том числе, связанных с безопасностью.

— Мы стоим на пороге развития мощнейших технологий, позволяющих успешно осваивать подземное пространство, — уверен Евгений Пашкин, профессор Российского государственного геологоразведочного университета. Один из тех, кто принимал участие в разработке московской концепции, «пробивал» её принятие. - И у нас есть уже замечательные примеры, когда хозяева того или иного здания, комплекса зданий, решившись на использование своего подземного пространства, совершенно очевидно выиграли от этого.

«СП»: — Трудно шла к этому Москва?

— Очень долго и чрезвычайно непросто. Потому что не только в Москве, но вообще в нашей стране нет самого главного для того, чтобы соответствовать прогрессу в науке и технике: технологии взаимодействия с чиновниками. Их консерватизм вопиющ и непреодолим. Трудно из-за этого развиваться — то к чему стремится весь мир. А развитие ориентировано сейчас на вертикальный вектор. Только строго вверх и также строго вниз.

Говоря о чиновниках, профессор Пашкин буквально сверлил взглядом сидевшего неподалеку от него Александра Леонтьева, исполняющего обязанности главы питерского комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (КГИОП). Хотя, казалось бы, что за дело москвичу до служителя Смольного? Как позже выяснилось, дело все то же — подземное освоение города на Неве. Леонтьев один из тех, кто не считает, что с решениями тут нужно спешить.

— В отношении строительства «подземных этажей» Петербурга я бы не торопился, — сказал Александр Гаврилович. — Подходил бы к каждому конкретному проекту весьма осторожно. Да, есть мировой опыт успешного освоения таких грунтов, как у нас. Есть уже и собственный. Но немало и отрицательных примеров. Скажем, отель «Невский палас» на Невском проспекте. Когда готовился проект реконструкции его исторического здания, предполагалось сохранить, в частности, внутренние дворы, особенно не углубляться. Но в итоге дворы не сохранили, а грунт вынимался в большом количестве. Построили совершенно новое здание с повторением «родного» фасада. А уже через пару месяцев после завершения стройки горожане обратили внимание как к новым стенам «Паласа», притуляясь к нему, сползают вниз соседние дома. Результат просадки грунтов. Пришлось и их перестроить. И таких историй у нас немало.

Рассказываю не для того, чтобы впредь и помыслить никто не мог о подземных этажах в Северной Столице. Совершенствуются технологии и техника, появляется всё больше хороших специалистов. Но при этом о расчетах по факторам риска у нас почему-то забывают. Как это случилось при реконструкции особняка на набережной «Лейтенанта Шмидта», где почти одновременно с подземным пространством появились трещины на стенах здания. Что это — непрофессионализм застройщиков? Упущение проектировщиков? Сейчас разбираемся.

«СП»: — В городе на Неве программа использования подземного пространства была разработана ещё в конце 1970-х годов. Над ней работали одиннадцать научно-исследовательских институтов. Проект предполагал создание транспортных тоннелей под городом, соору¬жение коллекторов на глубине до 80 метров, подземных парковок, хотя в то время проблема не была столь острой, как сейчас. Программу утвердили в 1983 году, начать же реализовывать не успели. В 2000 году о ней было вспомнили, но опять отложили «до лучших времен». Может, есть все-таки смысл вернуться к ней, внеся коррективы с учетом современных тенденций?

— Вы знаете, идей множество было за прошедшие годы. В том числе, реанимация той давней программы. На мой взгляд, сначала надо на сто процентов убедиться, что они не навредят городу. Основатель его Петр Первый называл город «Северной Венецией». Наверное, не случайно? Немалое число каналов пересекают его. Почва преимущественно болотистая. Сложные климатические условия. Я не слышал, чтобы в настоящей так сказать Венеции, итальянской, были подземные офисы, парковки, супермаркеты. Вам это о чем-нибудь говорит?

Нас, госслужащих, часто упрекают в консерватизме, нежелании следовать современным тенденциям. На самом деле, во главе угла, по крайней мере, моего и моих сотрудников в КГИОП, стоит принцип не запретить, а не дать разрушить город.

Одна из главных проблем, как считают специалисты, при освоении подземного пространства двух северных столиц — это их геология. Она во многом схожа, хотя в Петербурге из-за близости «большой воды» — Невы, Ладоги, Финского залива — сложнее. С другой стороны, развиваться нашим столицам вширь тоже уже проблематично. Многие столичные учреждения культуры активно ищут возможность расширения своих площадей, не выходя за границы отведенной им территории. Скажем, Музей изобразительных искусств им. Пушкина нашел решение, уйдя под землю. И ничего с его историческим зданием не случилось. Может, действительно, слишком много заблуждений и предвзятости в том, что касается освоения подземных пространств?

На этот вопрос некоторое время назад попытались ответить ученые Университета ООН. Их выводы: при землетрясениях в Токио или Мехико (там «двухярусная жизнь налажена давно) десятки тысяч людей останутся внизу, потому что поезда метро остановятся, подземные объекты обрушатся, спасти же оказавшихся под землей будет трудно. К катастрофе могут привести и теракты, направленные на коммуникации. И провалы городских участков, что давно не редкость в Германии, где иные города возвышаются над выработанными угольными шахтами.

Но главная проблема подземных городов - наводнения. Из российских мегаполисов больше всего подвержен им Петербург. Дамба, заработавшая не так давно близ Кронштадта, решает проблему пока лишь частично.

— Геология Петербурга, действительно, очень сложна, — соглашается Владимир Улицкий, профессор института «Геореконструкция». —  И двадцать лет назад реализация проектов по освоению его подземного пространства казалась неосуществимой. Однако сегодня мы имеем все необходимое, чтобы воплотить самые смелые инженерные идеи в жизнь. Пример возведения в самом центре города, в плотной исторической застройке, станции метро «Адмиралтейская» с самым длинным в Европе наклонным ходом, яркое тому свидетельство.

Сегодняшний потенциал подземного строительства огромен. И это касается не только Петербурга и Москвы. Соответствующие программы должны появиться во всех российских городах, чье население превышает миллион человек. Они задыхаются от автомобильных пробок, от строений. Подземное строительство ничуть не сложнее и не дороже высотного. А плюсы очевидны. Земля держит фиксированную температуру, защищает от осадков, благодаря чему эксплуатация подземного объекта долговечней, а, значит, экономически выгоднее.

«СП»: — В чем же тогда дело — что или кто тормозит «движение вниз»?

— Необходимы нормативные документы, а их пока нет. Должен быть и единый план освоения подземного пространства. Он тоже у нас отсутствует.

Ещё одно мнение — Вильяма Ван Импе, профессора Технического университет в Генте, специалиста в области строительства на намывных территориях, автора современных свайных технологий:

— Я хорошо знаю грунтовые условия Петербурга, они весьма непростые, — комментирует он для «СП» — Непростые, но не уникальные. Есть в мире города со сходным грунтом, например, Мехико-сити, где даже более сложная ситуация. У вас в России любят говорить о «плохих» петер¬бургских грунтах, которые якобы делают невозможным строительство под землей. На самом деле существует немало вариантов глубинно-пространствен¬ного освоения. Главное, прежде чем приступать к работе, создать коллегию высокопрофессиональных экспертов. И провести надлежащие исследования, не оглядываясь при этом на инвесторов. Тогда все получится. Проблемы больших городов везде одинаковы. Это отсутствие свободных мест для размещения новых городских объектов, сильная перегруженность наземных магистралей. Но они решаемы. Нужно только захотеть.

Справка «СП»

"Подземные ярусы" существуют во многих мегаполисах мира. В Париже, например, построено 6 тоннелей протяженностью от 4 до 6 км, дублирующих главные наземные трассы и позволяющие быстро миновать центр города. В Мадриде создана одна из самых продуманных систем тоннелей и подземных транспортных развязок. Эстакада на площади Куатро Каминос уродовала архитектурный облик квартала. Ее снесли и уве¬ли транспорт под землю. Окружная дорога Madrid Calle 30 позволяет объехать всю центральную часть столицы Испании: ее протяженность составляет 99 км, причем 56 км проходят под землей.

В самом крупном городе Канады Торонто под землей находится огромный комплекс площадью 370 тыс. кв. м. Под деловой частью города разместились 27 км торговых галерей, 5 станций метро, 20 авто¬мобильных парковок, 2 универмага, 6 отелей и железнодорожный терминал.

В Хельсинки на месте старого Центрального автовокзала построен комплекс «Камппи», включающий в себя бизнес-центр с магазинами, ресторанами, квартирами и офисами, и напоминающий терминал аэропорта подземный автовокзал, соединенный с веткой метро.

В нашей стране во времена «холодной войны» был возведен подземный город для советского правительства. Он расположен на юге Урала возле горнолыжного курорта «Абзаково».

Место для секретной ветки метро для членов правительства СССР на случай ядерной войны или любой другой опасной ситуации нашлось под московской землей. Секретные транспортные туннели связывают основные правительственные сооружения, включая Кремль и здание Минобороны РФ.

Фото: Александр Петросян/Коммерсантъ.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Олег Смирнов

Заслуженный пилот СССР

Владимир Жарихин

Заместитель директора Института стран СНГ

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы-2018
Выборы президента РФ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня