Общество

Богатая столица и нищая провинция

Кто виноват, если ничего не делать?

  
9404
Богатая столица и нищая провинция

Виктор Шацких завершает цикл статей об африканских контрастах между Москвой и глубинкой. (Предыдущие части: «Почему в столице учитель зарабатывает 60−90 тыс. рублей, а в тверском райцентре в шесть раз меньше»? «Сколько российских денег „пилят“ на благоустройстве столицы»? «Доноры и вампиры федерального бюджета»).

Нельзя сказать, что российское большое начальство не чует могильного холодка из глубокой пропасти, которая образовалась в последние два десятилетия меж столицей и страной. Но вместо разработки ясной пошаговой программы, позволяющей постепенно уменьшить остроту проблемы (такие программы называют дорожными картами), начальство или прописывает в Налоговом кодексе гомеопатию, которая по факту ни на что не влияет, или предлагает идеи «не из этой жизни».

Например, в апреле прошлого года председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко заявила, что надо переносить головные офисы крупнейших компаний из столицы в регионы. Эту инновацию поддержал сначала премьер-министр Медведев, а потом и президент Путин. Правда, Владимир Владимирович посоветовал хорошенько всё рассчитать, чтобы Москва не осталась вовсе без денег, успела мобилизовать внутренние резервы.

Некоторое время российская общественность обсуждала открывающиеся перед страною перспективы. Они были роскошны!

Правильные эксперты говорили по телевизору, что переезд богатых компаний в регионы позволит дифференцировать экономическую жизнь страны, мощно продвинет в провинции не только экономику, но и образование, здравоохранение, социальную инфраструктуру. Начнут работать социальные лифты. Россия наконец-то преодолеет вековую имперскую тенденцию к сверхцентрализации, станет использовать демократический опыт США (хорошему можно учиться даже у геополитического противника), где киноиндустрия сосредоточена в Лос-Анджелесе, электроника в Силиконовой долине, финансы в Нью-Йорке, а государственная власть в Вашингтоне.

Сообщалось, что от этих мер выиграет и столица. Она, наконец, избавится от пробок, запредельных цен и от зависти провинциалов. Жители глубинки перестанут неудержимо, сотнями тысяч и миллионами стремиться в богатую Москву — хоть тушкой, хоть чучелом.

И вот миновали год и два месяца. Никаких движений по переносу больших офисов из Москвы не замечено. Эксперты с утра до вечера трындят про Украину и не вспоминают о социальных лифтах в российской глубинке.

Ау, Валентина Ивановна! Расскажите нам: какие враги торпедировали вашу идею? Или она сама утонула?

Скорее всего, в этой истории кроме всего прочего проявляет себя известная российская традиция: находить удовлетворение в процессе обсуждения проблемы, получать достаточный кайф от красоты и силы своих аргументов, от того, что вашу гражданскую позицию поддержали товарищи. После этого русский человек переходит к новой проблеме, а старая, может, как-нибудь рассосётся.

Альтернативой «слишком радикальной» идее Валентины Матвиенко должны были стать, да не стали, поправки в Налоговый кодекс. Собственно, тихие похороны идеи переноса головных офисов компаний-монстров сопровождались разговорами о том, что вот же мы и так вводим консолидированный налог, который позволит перераспределить часть столичных сверхдоходов в регионы без переезда топ-менеджеров «Газпрома» и их секретарш в Тюмень и других подобных зверств.

На практике почти ничего из этого не получилось.

Во-первых, новые правила всё никак не вступят в полную силу. Крупнейшие сырьевики ежегодно получают какую-то непонятную отсрочку, их по-прежнему сдаивают в столичный бюджет. Например, только «Газпром» в 2014 году заплатит в казну Москвы 72 млрд. рублей.

Во-вторых, Москва сейчас откровенно переманивает к себе те богатые компании, которые пока зарегистрированы в регионах. Вводит для них налоговые льготы, обещает брать не стандартные 18% с прибыли, а 13,5. Креативной Валентине Матвиенко, кстати, припомнили, как она сама в 2006 году, будучи губернатором Санкт-Петербурга, с согласия земляков из высшего руководства страны перевела головной офис компании «Газпром нефть» из Омска в город на Неве, «наказав» омский бюджет на десятки миллиардов рублей.

В-третьих, совсем недавно спикер Госдумы Сергей Нарышкин поручил бюджетному комитету думы увеличить сумму поддержки тем регионам, «доходы которых уменьшились из-за действий консолидированных групп налогоплательщиков». Угадайте с трёх раз, о каких регионах идёт речь. Правильно, это Москва и Санкт-Петербург.

В общем, одной рукой вроде бы что-то поправили, а другой вернули на место.

Самая интересная и опасная тема — почему российская столица всё никак не научится зарабатывать сама. Мировой мегаполис с дорогущей землёй и недвижимостью, с огромным потенциалом для развития туризма имеет все возможности достойно жить на собственные доходы, а не сидеть на шее у бедной страны.

Да, есть попытки продвинуться в эту сторону. В последние три года я с близкого расстояния наблюдал, как новые люди в правительстве Москвы, например, пытаются вывести из тени арендные отношения, сделать их прозрачными и доходными для бюджета. Увлекательные пресс-конференции на эту тему проводит руководитель Департамента городского имущества Москвы Владимир Ефимов. Он рассказывает журналистам о планомерной работе по введению минимальной арендной ставки, по выявлению нарушителей закона (вдруг оказалось, что в столице многие юридические лица платили за аренду помещений в центре Москвы копейки, а некоторые вовсе не имели договоров).

Но вот промежуточный результат всей этой борьбы за народное счастье. Статья московского бюджета «Арендная плата за нежилые помещения» в 2010 году принесла столице 1,0% от общей суммы доходов, в 2013 году цифра выросла до 1,1%, а в 2014, по прогнозу с правительственного сайта «Открытый бюджет», снова упадёт до 0,8%.

Статья «Средства от продажи права аренды земли»: 2010 год — 0,1%, 2013 — 0,2%, прогноз на 2014 — 0,1%.

В бюджет Парижа две эти статьи приносят более 30% дохода. В бюджет Москвы, где рыночная стоимость муниципальной недвижимости и земли точно не ниже, чем во французской столице, чуть более 1%. Один «Газпром» даёт в казну российской столицы в пять раз больше денег.

Как видим, все разговоры о том, что «проблема решается», остаются разговорами.

Русский человек много раз удивлял мир феноменальной способностью находить силы для победы в невозможной ситуации. Когда всё пропало, изба уже горит и валится, печенежское копьё входит в бок, а танки Гудериана входят в Химки — двужильные русские люди каким-то чудом выворачиваются, спасают дом и одолевают врага.

Но чаще мир удивлялся нашему умению создавать ситуации, при которых всё начинает гореть и валиться; дивился русскому обыкновению ждать, пока проблема созреет и звезданёт так, что полстраны надо собирать по кусочкам.

История про богатую Москву и нищую глубинку замечательно иллюстрирует эту особенность национального характера великороссов.

Фото: ИТАР-ТАСС.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Юрий Болдырев

Государственный и политический деятель, экономист, публицист

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня