Общество

Случайностей не бывает

Корреспондент «СП» поговорила с Алексеем Кортневым о ситуации на Украине

  
55556
Случайностей не бывает

В летней столице стартовал городской проект «Книги в парках. Читаем как дышим». По этому случаю в парк искусств «Музеон» пригласили поэтов, артистов, певцов. Самым ярким было выступление поэта и композитора Алексея Кортнева. После концерта корреспонденту «СП» удалось поговорить с главным специалистом по «Несчастным случаям» о том, что происходит на Украине и какая скорая помощь ей сегодня требуется.

«СП»: — Алексей, творческая среда очень по-разному восприняла присоединение Крыма к России. Интересна ваша реакция?

— Я рад, что Крым снова наш. Потому что это прекрасное живописное место, жемчужина Чёрного моря, Крым — это великолепно. Но тот способ, которым он был возвращён России, и ситуация, которая за ним последовала, вызывают двоякие чувства. Сейчас, когда в южных и восточных областях Украины, идёт настоящая война, понятно, что присоединение Крыма спасло огромное количество жизней. Стало быть, в конечном счёте, его силовой возврат был справедлив.

«СП»: -Почему силовой? Люди проголосовали за это на референдуме…

— Да. Но если бы российские каналы и все СМИ не надавили на их сознание, они вряд ли бы проголосовали таким образом.

«СП»: — А вы видели ликующие лица крымчан на площадях того же Севастополя?

— Сила была применена не к крымчанам. Если бы Крым не забрала Россия, скорее всего, там тоже сегодня шла бы война, и не исключено, что были бы введены войска НАТО, что было бы чудовищно. Иметь под боком натовскую базу недопустимо. Так что, если не вдаваться в международные юридические тонкости, возвращение Крыма — это хорошо. Но вы же прекрасно понимаете, что результаты этого всенародного голосования в мире не будут признаны.

«СП»: — Мир и не всегда справедлив к нам. Но мы имеем право на собственную позицию.

— Несомненно. Огорчает то, что я просто очень не люблю быть в ссоре. Это моё личное предпочтение. Есть немало людей, которые получают от этого удовольствие, которые будто созданы для такого боевого сожительства. И сейчас Россия встала в серьёзную конфронтацию с Западом. Со времён холодной войны таких противоречий между нами и остальным миром ещё не было. Мне от этого очень не комфортно. Как человек, который много путешествует по миру, я привык видеть вокруг улыбающиеся лица по отношению к себе и своим товарищам. Теперь с этим могут возникнуть проблемы.

«СП»: — В Крым не собираетесь?

— Почему бы нет? Там любят слушать музыку. Директор наш только что оттуда вернулся, налаживал контакты. А вот в осенний тур по Украине мы уже почти наверняка, не поедем. К сожалению,

«СП»: — По каким городам планировалось турне?

— Днепропетровск, Харьков, Киев, Одесса, где мы выступали с концертами практически каждый год.

«СП»: — Это вы приняли такое решение, или украинская сторона?

— Решение наше. Сейчас как раз проходили окончательные переговоры об этом деле. Украинские партнеры настаивают на том, что надо приезжать, говорят, всё в порядке. Я в это совершенно не верю. Но прекрасно их понимаю: они теряют большие деньги. И, конечно, их жалко, потому что эти ребята уж точно не развязывали никаких военных действий.

«СП»: — Не едете, потому что страшно?

— Мне не страшно. Но сам факт поездки сегодня на Украину — это некое политическое высказывание. Перед каждым концертом неизбежно будут пристрастные пресс-конференции, на которых абсолютно не хочется вступать в полемику с украинской прессой.

«СП»: — Отчего же? Ваше мнение значимо, может быть, к нему кто-то прислушался бы…

— Не думаю. Столько разумного народа внутри самой Украины, чьи призывы полностью игнорируются.

«СП»: — Разве лучше молчать? Когда рядом бомбят мирные города, стреляют в храмы, женщины, дети, старики вынуждены покидать свой кров…

— Я высказываюсь и довольно резко, но для моих сограждан и в пределах моего государства. Ехать со своим мнением в соседнюю страну? Не знаю. Может, и надо. Как человек думающий, я сомневаюсь и колеблюсь. Там будет много вопросов, ответить на которые не смогу … Если уж говорить по совести, моё дело петь песни.

«СП»: — Ваш репертуар как-то поменялся в эти дни?

— Написал несколько актуальных песен. Например, песню «Я офигеваю, мама» года три сочинял, а когда началась заваруха на Украине, она подошла к логическому завершению и вызрела. В ней мои размышления о текущем моменте.

«СП»: — В том, что случилось в Славянске, Донецкой и Луганской областях многие обвиняют Россию. Вы что скажете?

— Я испытываю крайнее возмущение и ужас от происходящего там. Наверное, какую-то роль сыграли в случившемся и мы. Потому что жители Юго-Востока были, конечно, очень обнадёжены тем, что Крым вошёл в состав России, и очень большой процент из их числа рассчитывал на то, что с Донецкой и Луганской областями произойдёт то же самое, что великий сосед огородит их от агрессии. Когда наше руководство дало довольно ясно понять, что этого не будет, случилась трагедия.

«СП»: — Наша власть, на ваш взгляд, поступила правильно?

— Решение правильное, но очень жестокое, потому сейчас мы смотрим через границу, как убивают людей, и не можем ничего сделать. Это невыносимое зрелище. Но ввести войска или объявить о присоединении Новороссии нельзя. Потому что тогда может вспыхнуть более глобальная катастрофа.

«СП»: — А наших ополченцев добровольно спешащих туда на помощь одобряете?

— Нет. Вмешиваться не надо. Потому что всё это только разжигает огонь, каждый ополченец бросает в этот полыхающий костёр ещё одно новое полено. И если оказывать поддержку таким образом, то он будет полыхать бесконечно, унося с собой жизни ни в чём не повинных людей.

«СП»: — Как его можно погасить?

— Не знаю и боюсь, этого не знает никто. Гражданскую войну легко спровоцировать и крайне трудно остановить. Заявления Порошенко о том, что, мол, сложите оружие и будут прощены все, кто не совершал серьёзных преступлений, это очередной оксюморон. Совершенно очевидно, что всех держащих в руках оружие, обвинят по самым тяжким статьям, поскольку они из этого оружия вели огонь по украинским войскам. У того, кого можно было бы амнистировать, никакого оружия нет. То есть то, что заявлено, это просто чушь.

«СП»: — У вас есть предположение, кто устроил этот украинский кошмар?

— Мы были на Украине с концертами, когда всё начиналось, когда свергали Януковича. Было тревожно, но мы вполне коммуницировали с людьми, стоявшими на Майдане. Никто и представить не мог, что всё так обернётся. Я тут сторонник теории заговора. Кто-то так решил, и колесо покатилось. То же самое касается войны на Юго-Востоке. Полное ощущение, что олигарх Коломойский отбирает у конкурента Ахметова заводы. Там ведь войска в основном сформированы именно Игорем Коломойским. И вот если с этой точки зрения посмотреть на ситуацию, всё понятно: экономическая резня, отъём огромного состояния одним богачом у другого страданиями простых людей.

«СП»: — Глядя на это, вы — многодетный папа не боитесь за будущее своих детей?

— Иметь разновозрастных детей вообще довольно сложно в любые времена. Но я не боюсь за них.

«СП»: — Думаете, всё утрясётся?

— Всенепременно. Вопрос: когда? Через 30 лет? И сколько за это время погибнет народу

«СП»: — Почему деятели культуры ведут себя столь инертно в этой ситуации?

— Потому что честно, искренне не знают, что говорить и делать. Ей Богу. Я разговаривал со своим другом, известнейшим музыкантом и авторитетным человеком, который, казалось бы, всегда имел свое мнение по любому вопросу. Он находится в совершеннейшей растерянности. Как, впрочем, и я. Что транслировать? Кричать: «Люди, остановитесь»!? Так это очевидно для любого человека. Мне кажется даже какой-нибудь боевик с автоматом, сидящий в окопе, хочет, чтобы всё это прекратилось, но бессилен перед обстоятельствами. А моя задача — воздействовать на умы через песни.

«СП»: — Если вдруг республика Новороссия будет признана, получит суверенность, и вас пригласят на гастроли, вы выберете Киев или отправитесь в Луганск с Донецком?

— Простите, кем будет признана? Мировым сообществом — никогда. Россией? Ну да, скорее всего, была бы признана, если бы там завершились военные действия, гражданская война. Когда это случится — тогда и поговорим.

«СП»: — Грустите ли вы, что распалось ваше братство? В этом сыграло какую-то роль название группы «Несчастный случай»?

— Наша группа не только не распалась, но продолжает работать практически в первоначальном составе вот уже 30 лет. Осенью прошлого года мы отпраздновали юбилей, собрав на концерт более 6 тысяч человек. И продолжаем играть по два-три концерта в неделю. Так что я отнюдь не грущу…

Фото: Юрий Ли-бин/Коммерсантъ.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Александр Храмчихин

Политолог, военный аналитик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня