18+
воскресенье, 25 сентября

Китай и Россия: братья по оружию

Что стоит за масштабными военными учениями ШОС?

  
35700
Китай и Россия: братья по оружию

Во вторник, 19 августа, российский воинский контингент прибыл в Китай для участия в международных антитеррористических учениях «Мирная миссия-2014» под эгидой Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Об этом сообщает пресс-служба Восточного военного округа (ВВО) России.

Всего на полигон «Чжужихэ» (Внутренняя Монголия, Китай) — один из самых крупных общевойсковых полигонов в Центральной Азии — в четырех эшелонах было переброшено около 1000 военнослужащих мотострелкового соединения ВВО, дислоцированного в городе Борзя Забайкальского края. Кроме того, на военный аэродром в районе «Чжужихэ» прибыли восемь вертолетов Ми-8 АМТШ авиабазы ВВО, дислоцированной в Приморском крае.

По официальной версии, целью маневров, которые пройдут с 24 по 29 августа, является «дальнейшее укрепление слаженности между странами-участниками ШОС, расширение влияния ШОС на мировой арене, углубление сотрудничества и взаимодействия в сфере обороны, особенно в сфере по противодействию терроризму и региональным угрозам». В учениях примут участие органы управления и войсковые контингенты пяти стран ШОС — России, Казахстана, Киргизии, Китая и Таджикистана. Всего в миссии будут задействованы более семи тысяч военнослужащих.

Надо отметить, что хотя учения плановые — о том, что они пройдут в Китае, глава российского МИДа Сергей Лавров заявил еще в апреле текущего года, — они поневоле проецируются на ситуацию вокруг Украины, и на попытки Москвы расширить сотрудничество с Пекином из-за антироссийских санкций со стороны Запада.

В этом контексте, совместные военные учения Китая и России воспринимаются, скорее, как дополнительный сигнал о развороте России на Восток — не только в экономической, но и в военно-политической сфере.

Что на деле стоит за «Мирной миссией-2014», означает ли она, что русский с китайцем снова братья навек — в том числе, по оружию?

— Военные учения, в которых принимают участие Россия и Китай, всегда носят характер символический, — считает председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике (СВОП) Федор Лукьянов. — Надо понимать: мы с Китаем не собираемся вести реальные совместные боевые действия: угрозы и потенциальные театры военных действий у нас совершенно разные. Для России они лежат, скорее, к западу, для Китая — к югу. Не случайно все российско-китайские учения проходят по сценарным планам не предотвращения каких-то реальных угроз, а довольно абстрактной борьбы с терроризмом.

Тем не менее, в нынешней ситуации, связанной с событиями вокруг Украины, любые российско-китайские учения действительно воспринимаются как сигнал Западу. И ни Китай, ни Россия не стараются этого впечатления развеять. Это в интересах обеих государств — чтобы на Западе думали, что между Россией и Китаем возможно военно-политическое сближение.

«СП»: — Такое сближение действительно происходит?

— На практике, думаю, нет. Китай принципиально не вступает в военно-политические альянсы. Его линия в этом смысле идентична российской: не ограничивать свой суверенитет и свободу рук вступлением в какие-либо обязывающее отношения.

Кроме того, именно сейчас Китай занимает довольно хитрую позицию. Он не поддерживает антироссийскую кампанию, не поддерживает санкции против РФ, — но при этом не поддерживает и Россию. Пекин ограничивается тем, что молчаливо следит за действиями Москвы — сначала в Крыму, теперь в ситуации вокруг Донбасса. Этот факт, на мой взгляд, лишний раз доказывает, что реального военно-политического взаимодействия у нас с КНР нет, и вряд ли оно в ближайшее время появится.

«СП»: — Военное сближение с Китаем для нас потенциально опасно?

— Нам, скорее, опасно слишком тесное экономическое сближение с КНР — в плане экономики мы совершенно не равновесны. В военном же отношении Россия точно не слабее Китая, а по ряду позиций сильнее.

Опасности в военном сближении, повторюсь, нет. Другие дело, что Китаю сейчас такого сближения не нужно. В противном случае получится, что Пекин бросает вызов США, а это не в его интересах.

«СП»: — Запад расценит нынешние учения ШОС как угрозу?

— Это неизбежно. Такие учения даже в стабильной международной обстановке вызывают волну рассуждений, что Россия и Китай сближаются. Я, честно говоря, особой беды в этом не вижу. В конце концов, возможно, хотя бы такие рассуждения заставят Запад всерьез задуматься, куда он своей политикой толкает Москву.

Объективно, Запад толкает нас к повороту на Восток. А в условиях, когда из-за западного давления Москва вынуждена быстро искать альтернативу, — это в первую очередь поворот к Китаю. В этом смысле, американская администрация действует очень странно. Азы политической стратегии на международной арене заключаются в том, что нельзя содействовать сближению друг с другом потенциальных оппонентов. США сейчас поступают ровно наоборот…

— Запад не слишком опасается наших тесных военно-политических связей с Китаем, — уверен военный эксперт Анатолий Эль-Мюрид. — Геополитические интересы КНР связаны, в первую очередь, со своим регионом. Сейчас на его границах Япония начинает создавать армию качественно более высокого уровня, и это Пекин заботит в первую очередь.

Недавно, напомню, Токио обошел ограничение конституции, согласно которой японская армия считается исключительно оборонительной. С моей точки зрения, очевидно, что Япония последовательно идет к тому, чтобы с кем-то немного повоевать.

Статус страны, побежденной во Второй мировой, сработал против Японии после аварии на Фукусиме. Японское правительство попыталось тогда обналичить имеющиеся у него казначейские обязательства США, поскольку испытывало острую нужду в «живых» деньгах, однако Штаты не дали японцам этого сделать. В результате, Токио был вынужден запустить собственный мобилизационный сценарий выхода из кризиса. Этот сценарий включает в себя, наряду с экономическим блоком, и небольшую победу над достаточно серьезным противником — Россией, Кореей или Китаем.

В такой ситуации мы заинтересованы в том, чтобы Япония выбрала в качестве противника Китай, а не Россию. Думаю, на Дальнем Востоке в течение ближайших нескольких лет будет разворачиваться трехсторонняя игра между Москвой, Токио и Пекином, на кого именно натравить японцев.

Американцы все это прекрасно понимают, и именно они, в конечном счете, конструируют этот конфликт. Поэтому, на мой взгляд, сами США не дадут возможности для тесного союза между Пекином и Москвой.

«СП»: — А нам самим Китай в качестве партнера в военной области интересен?

— Китай — самостоятельно — до сих пор не одерживал ни одной значимой военной победы — в XX веке китайские победы достигались в партнерстве с Советским Союзом. Единственную более-менее серьезную войну, которую Пекин проводил самостоятельно, — в 1979 году с Вьетнамом, — он стратегически проиграл. Поэтому у России нет оснований — пока, по крайней мере, — считать Китай серьезным военным партнером.

Китайцы, конечно, заняты сейчас строительством сильного военного блока, в частности, они активно ведут работы над созданием истребителя пятого поколения. Но насколько боеспособной будет модернизированная китайская армия — вопрос по-прежнему открытый.

Пока тесное военное партнерство с Китаем для нас даже опасно. У Пекина может возникнуть иллюзия, что он сможет прикрыться нами в случае масштабного военного конфликта. Поэтому, заигрывая в военном отношении с КНР, нам нужно быть предельно аккуратными…

— С точки зрения геополитики, учения стран-членов ШОС, и особенно учения России и Китая, демонстрируют, что в военном отношении Россия и Китай держатся вместе, и это сигнал — как США, так и Западу в целом, — отмечает академик Академии геополитических проблем, генерал-полковник Леонид Ивашов. — Напомню, что в нынешнем году уже состоялись двусторонние военно-морские учения КНР и РФ. Это говорит о том, что евразийский вектор в геополитике становится для Москвы основным и главным. Он показывает, что Россия именно в партнерстве со странами ШОС готова защищать свои интересы.

«СП»: — Учения стран ШОС приобретают особую значимость из-за событий на Украине?

— Нынешние учения были запланированы еще до украинских событий, и напрямую с ситуацией на Юго-Востоке не связаны. Но в нынешнем политическом контексте они — дополнительный сигнал, что Россия уходит с Запада, и делает ставку на Восток.

«СП»: — Как выглядят перспективы нашего военного сотрудничества с Китаем?

— Военное сотрудничество в рамках ШОС сейчас явно активизируется. И наиболее масштабное сотрудничество, естественно, идет по линии Москва — Пекин. Речь не просто о поставках КНР российского оружия — обозначаются и проекты совместных оружейных производств, а также производств военной техники.

В связи с тем, что Запад вводит санкции против предприятий российской оборонки, это направление сотрудничества будет только расширяться. Уверен, в ближайшее время будет налажен и более тесный контакт между министерствами обороны Китая и России, и обучение китайских военнослужащих в российских вузах, и политические консультации по военным вопросам…

Фото: ИТАР-ТАСС/ Юрий Смитюк

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье