Общество

Белорусские тайны

Почему россияне не едут в «страну Лукашенко» на ПМЖ?

  
65719
Белорусские тайны

Я заканчиваю свой белорусский сериал. (Предыдущие части можно посмотреть здесь: «Почему Западная Белоруссия не Западная Украина», «Как „умирает“ белорусская деревня», «Накормит ли маленькая Белоруссия Великую Россию» и «Белоруссия: бельмо на глазу или свет в окошке»). Общий смысл моих заметок, как уже убедились читатели, следующий: на западной окраине нашего русского мира (в Белоруссии все говорят по-русски) существует вот такой любопытный феномен, по-европейски благоустроенная Белая Русь. С хорошими дорогами и без диких евразийских контрастов по линии «столица-глубинка» и «директор Газпрома-учительница».

Но почему в приветливую, открытую, просторную Белоруссию («у нас население меньше десяти миллионов человек, а надо, чтобы было хотя бы двадцать миллионов», — постоянно повторяет Александр Лукашенко) — не переселяются россияне? Или, например, русские из Казахстана?

Тут есть какая-то загадка.

Уже несколько лет я читаю и сам иногда пишу о том, что Минск — чистый, безопасный, почти без пробок, с гуманными ценами — мог бы стать раем для московских пенсионеров. Тем более что никаких юридических препятствий для переезда внутри Таможенного союза и тем более Союзного государства или для жизни «на два дома» не существует.

Белорусские областные центры, например, Гродно, в котором я недавно побывал, тоже чудо как хороши и вроде бы открыты для соседей. А российские селяне, измученные бездорожьем, безработицей и общим неустройством должны были уже внять многолетним призывам Лукашенко и начать массовое переселение в белорусские агрогородки с самыми передовыми технологиями производства и европейскими удобствами быта.

Но как-то не видно следов заметной городской или сельской миграции россиян на Ближний Запад, в Белоруссию. Не бросается такая миграция в глаза. Официальная белорусская статистики на этот счёт тоже выглядит скромно. Например, в 2013 году в страну переехали из стран СНГ 14,7 тысячи человек, уехали 5,4 тысячи. В предыдущие годы показатели были примерно такие же.

Правда, мой гродненский знакомый, полковник запаса Николай Вильчинский (о нём я рассказывал в первой и второй частях своих заметок) восемь лет назад переехал в Белоруссию из Подмосковья. Но всё-таки у него белорусские корни, родственники, и гродненское детство за спиной. По моей просьбе Николай Романович попытался отыскать ещё хотя бы одного переселенца из России среди своих соседей или знакомых — и не нашёл.

Вильчинский говорит, что, по крайней мере, часть объяснения заключается в том, что российская пропаганда рисует белорусскую жизнь беспросветной, убогой, а президента Лукашенко изображает тираном, загнавшим страну обратно в «совок». На самом деле в Гродно вон там ночной клуб, здесь бутик, где продают по европейским ценам (то есть в три-пять раз дешевле, чем в Москве) дамскую одежду, сшитую по парижским лекалам. Кроме того, если кто не знает, белорусы чемпионы мира по количеству ежегодно получаемых шенгенских виз.

Всё это чистая правда. Но, с другой стороны, далеко не вся российская пресса изображает Белоруссию заповедником тирании. Многие мои коллеги, наоборот, рассказывают, что она ослепительно прекрасна. Например, журналисты провинциальных российских газет, которых Александр Лукашенко каждую осень приглашает в Белоруссию. Гостям показывают великолепные здешние фермы и заводы (которых действительного много), вкусно кормят-поят, а затем Лукашенко проводит для российской прессы трёх-пяти часовую пресс-конференцию.

И вообще, как я уже писал, Белоруссия это не Новая Зеландия. До неё из России рукой подать. Любой человек, кто заинтересовался, может сесть в машину или в поезд, приехать и всё посмотреть. Навести подробные справки.

Но почти никто не едет.

Моя квартирная хозяйка Нина Ивановна (в Минске удобнее останавливаться не в гостинице, а снимать квартиру в тихом центре) тоже не сразу смогла вспомнить что-нибудь на тему переселения россиян в Белоруссию. У неё останавливались десятки российских гостей, в основном из Москвы, но все они приезжают в командировку или по личным делам. Потом Нина Ивановна всё-таки вспомнила: да, кто-то россиян говорил, что приехал осмотреться и, может быть, подыскать тут работу и жильё в более долгосрочную аренду.

При этом в скобках добавлю, что Нина Ивановна с прошлого моего приезда стала гораздо лучше относиться к Лукашенко. В первый раз (это был август 2010) она довольно скептически о нём отзывалась: налоги высокие, из телевизора не вылезает, со всеми на ты (полковника Вильчинского тоже коробит лукашенковское тыканье взрослым малознакомым людям). А сейчас Нина Ивановна сразу же заявила, что переменила отношение. Что белорусский президент — молодец.

Конечно, же, это произошло после украинских событий. И не только у квартирной хозяйки. Мы беседовали на эту тему с Дмитрием Галко, оппозиционным минским журналистом (он тоже упоминался в первой части моих заметок) — и Дмитрий подтвердил: да, это сейчас общее настроение. Мол — лучше так, чем как в Киеве. И тем более как в Донецке.

Сам Дмитрий Галко, оказывается, когда-то уезжал в Подмосковье, был там белорусским гастарбайтером. Но не прижился. А по образованию Дмитрий философ, заканчивал в Минске Европейский гуманитарный университет, существовавший с 1992 года по 2004-й, а потом выжитый из страны как рассадник вольнодумства. Вот где, значит, европеец Галко набрался скепсиса по отношению к евразийцу Лукашенко.

Но вернёмся к теме российских переселенцев в Белоруссию. Вернее, к теме их отсутствия. Я попросил Дмитрия прокомментировать такую версию: белорусы народ хоть и толерантный, не агрессивный, но очень дорожат своим укладом и не слишком рады «иногородним». Которые ещё и ведут себя на новом месте не всегда по-белорусски.

Дмитрий усмехнулся — да, такое мнение есть, может, за ним действительно что-то стоит, но более значительную роль играет скромный белорусский уровень жизни.

Ту же самую тему — о скромности белорусского достатка против российского — развивал председатель Гродненского отделения Республиканского общественного объединения «Русское общество» Игорь Евгеньевич Лякишев. Он рассказал мне, что работает в двух колледжах и подрабатывает в лицее. Получает в общей сложности 450 долларов. И сейчас, летом, вынужден ещё подрабатывать в детском оздоровительном лагере, хотя предпочёл бы лежать у себя на даче, как выразился лидер «Русского общества», «задрав ноги на забор».

Правда, Игорь Лякишев и Дмитрий Галко кроме белорусской жизни знают только московскую и подмосковную. Лякишев ещё знает жизнь в Петропавловске-Камчатском, откуда он переехал в 1988 году по семейным обстоятельствам. А скудная жизнь, например, российского Нечерноземья им неведома. Так что причины, по которым русские люди оттуда, из бездорожья, безработицы и нищеты не перебираются в опрятную белорусскую бедность, я додумывал сам.

Наверное, те, кто на что-то способен, едут поближе: в Тверь или Ярославль. А кто не способен — никуда не поднимутся. Тем более что специальных международных переселенческих программ — с подъёмными, льготами на жильё, ссудами — в Белоруссии, кажется, нет. По крайней мере, я о них ничего не слышал.

Надо ещё добавить, что рай для московских пенсионеров в Минске кончился после 2011 года, когда там сильно выросли цены. Недвижимость по-прежнему недорогая, за 60−70 тысяч долларов можно купить приличную «двушку», но продукты стоят уже почти как в Москве.

Хотя одна московская семейная пара точно переехала в Минск и громко об этом заявила. Иван Ермаков и его жена Стелла Чиркова родились и выросли в российской столице, но несколько лет назад перебрались в белорусскую. Сначала приехал Иван, программист, устроился на новом месте, а потом и журналистка Стелла оставила московскую работу, чтобы перебраться к семье. У них двое детей и уверенность в том, что «на сегодня Беларусь — идеальное место для жизни, если не учитывать климат».

Встретиться с Иваном и Стеллой не удалось: они как раз уехали в отпуск. И ещё меня немного насторожила запись в профиле «живого журнала» Стеллы: «Москвичка, живу в Минске и планирую переезд в Камбоджу». Такой завидный градус пассионарности не каждому вложен природой.

Есть ещё на специальном переселенческом сайте дневник девушки, переехавшей с родителями из Владимира в Бобруйск и подробно, честно описывающей свои впечатления: город чистый, люди доброжелательные, медицина на очень высоком уровне и без поборов. А вот папа её, майор милиции, не смог себе найти работу по специальности. Все должности уже заняты белорусскими майорами…

В общем, наверно, эта тема требует более глубокого осмысления. К ней стоит со временем вернуться.

Фото ИТАР-ТАСС.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Игорь Рябов

Руководитель экспертной группы «Крымский проект», политолог

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня