Общество

Возвращение к сочинению. Профанация жанра

Виталий Третьяков о знаниях, мнениях и реформе образования

  
6935
Возвращение к сочинению. Профанация жанра

Сегодня 1 сентября. Традиционно считается — праздник.

Какой? Праздник чего?

Напомню опять же традиционное: праздник знаний. И это правильное название. Ещё раз, акцентирую: праздник ЗНАНИЙ, а не праздник МНЕНИЙ.

Как резво сообщили официальные СМИ, официальные и официозные рупоры соответствующих ведомств, родители, школьники и учительство России вдохновлены решением вернуть сочинение в качестве выпускного экзамена в школе.

Во всём этом много лицемерия. Особой радости-то нет. А большинство проблем просто замалчивается.

Во-первых, решение о возвращении сочинений в школу принято по велению одного человека — президента Путина. Если бы он не высказался за это категорическим образом, никто бы ничего не вернул, как не возвращали, несмотря на голоса здравомыслящих людей, все последние годы.

Во-вторых. Но раз «президент приказал», то те же люди, которые до того выступали против возвращения института школьных сочинений (ведь «советское же наследие»), теперь взялись его возрождать. Причём с ошеломляющей стремительностью. Уже в декабре этого года 11-классники будут это сочинение писать.

Вообще-то, спешка, как известно, нужна при ловле блох. Это ломать можно быстро, а строить полагается обдуманно и не спеша. Выполнение распоряжений президента редкая, а потому похвальная вещь. Только, как сам Путин однажды заметил, иное выполнение как будто специально направлено на дискредитацию того, что приказано сделать.

В-третьих, решено, что это «не будет возвращение к той же форме сочинения, каким оно было раньше». «Раньше» — это, очевидно, в советские времена. То есть опять вместо проверенного классического задумано что-то новое, реформаторское.

В-четвёртых, сформулированы «тематические направления» выпускного сочинения этого года, столь обтекаемые, что под них можно подвести всё, что угодно. Конкретику (в виде литературных произведений) обещают обнародовать (извините, теперь выражаются так: «озвучить») позже.

Впрочем, есть и конкретное. Это первая тема: «Недаром помнит вся Россия…» (200-летний юбилей М.Ю. Лермонтова).

То, что вспомнили о Лермонтове вообще и его 200-летии в частности, замечательно. Но 11-классникам давать в качестве темы выпускного сочинения стихотворение «Бородино» — не является ли это само по себе диагнозом? Мы «Бородино», помнится, классе в 5−6 изучали и сочинения по нему писали.

По моему глубокому убеждению, то, как задумано возрождать сочинения в школе, является глубокой профанацией этого жанра. И как литературного, и как формы проверки знаний выпускников в области русской словесности (русской литературы и русского языка).

Вообще создаётся впечатление, что люди, которые в данном случае принимают решения, вообще не видели живых школьников и не знают, как большинство из них сейчас пишут. Отсюда и дискуссии, которые, оказывается, ещё ведутся: не стоит ли разрешить экзаменуемым приносить на экзамен сами литературные произведения?

Каждый пишущий человек знает, что работать с книгой на экзамене крайне трудно. Фактически это отвлекает от написания сочинения, а не помогает: большинство потратят время на бессмысленное перелистывание страниц в поисках нужных (?) цитат и их переписывание.

Или вот утверждение одного из, как я понимаю, разработчиков новой типологии сочинений: «Пусть ребёнок прочитает хотя бы пять книг, а не 125, и по одной из этих пяти напишет сочинение».

Представляете, эти люди всерьёз думают, что можно научиться «писать сочинения», «анализировать литературные произведения» и «высказывать собственное мнение», прочитав «хотя бы пять книг»!

То есть в «возрождение школьного сочинения» заранее закладывается, во-первых, отсутствие начитанности, во-вторых, приоритет «собственного мнения» над знанием.

Вообще это пресловутое «собственное мнение» стало священной коровой современных реформаторов образования. Молятся они что ли на него по утрам и перед сном?!

Между тем, всякому образованному человеку известно, что у невежды не может быть собственного мнения. А то, что он под видом «собственного мнения» заявляет, это лишь интеллектуальный конформизм — пересказ либо чужого мнения, либо доминирующих в данной социальной или возрастной группе банальностей.

Что такое классическое школьное (вплоть до выпускного) сочинение?

Это демонстрация школьником: 1) знания классических литературных текстов (и не пяти только); 2) знания уже устоявшихся (классических) оценок этих литературных произведений, данных исследователями литературы и литературными критиками; 3) умения грамотно, связно и сжато изложить первое и второе; 4) навыков (только навыков!) собственного анализа; 5) собственного, если он есть, литературного стиля и, конечно, 5) языковой грамотности.

А чем страдают (в силу разных причин, в том числе и из-за «реформы образования») современные школьники?

1) Они не читали большинство произведений, входящих в школьную программу. А те, что читали, не способны запомнить и пересказать — ни устно, ни письменно.

2) Соответственно, они не способны и проанализировать то, что не читали или что не помнят.

3) Они не умеют (видимо, их никто этому не учит) написать хоть сколь-нибудь логически связный текст даже в том случае, когда имеют какое-то представление о том, о чём пишут.

4) Они говорят и пишут либо банальности, почерпнутые из Интернета, либо несут невежественную отсебятину, оправдывая это (в первую очередь — для самих себя) популярными сейчас политическими формулами: «это моё мнение» и «я так думаю».

5) Большинство из них, увы, вопиюще неграмотны. Крепкий советский троечник делал меньше ошибок, чем современные отличники. Даже в Москве!

А им дают карт-бланш на высказывание «собственного мнения» по, например, таким «тематическим направлениям»: «Вопросы, заданные человечеству войной» или «Чем люди живы?».

Что это будут за «сочинения», предсказать нетрудно. О «войне» — что убивать плохо, но некоторые войны являются справедливыми. О «чем люди живы» — одни напишут, что хамоном, другие — что личной свободой (в смысле: что хочу, то и ворочу), третьи — что умением «построить свою любовь».

Наконец, вспомним и о школьных учителях. Ведь это именно они не учили школьников писать сочинения по литературным произведениям. Не учили, потому что им это запретили. Или потому, что нужно было натаскивать учеников на тесты ЕГЭ.

В результате учителя сами разучились и писать эти сочинения, и учить этому, и даже проверять и оценивать сочинения! Вот, между прочим, почему среди самих школьных учителей никакой эйфории по поводу возрождения сочинений не наблюдается. Ведь куда проще (да и быстрее) сравнивать местоположение галочек в тесте-образце и в тесте, заполненном учеником. Но министерство приказало радоваться, значит, радость публично демонстрируется.

Возрождать институт школьного сочинения, бесспорно, нужно. Слава богу, что, убедившись в полном провале реформы образования в сфере словесности, волевым решением сверху к этому вернулись.

Но начинать нужно не с форсированного его внедрения, а с двух главных вещей:

во-первых, с обучения самих учителей тому, как нужно писать и проверять сочинения;

во-вторых, с выделения списка классических произведений (на первых порах — не более 15-ти), по которым (и только по которым) в ближайшие годы такие сочинения будут писать.

А для этого года я бы предложил, коль уж все так прытко начали выполнять приказ президента, и год лермонтовский, не мудрствовать на пустом (в смысле знаний школьников) месте и не заставлять несчастных выпускников, на головы которых стремительным домкратом пал ещё один шаг реформы, излагать «собственное мнение» о проблемах мироздания, а просто дать три конкретных темы по «Герою нашего времени»: «Тамань», «Бэла» и «Княжна Мери». Тем более, что тексты эти гениально краткие при гениальной же содержательности.

Кстати, те из реформаторов образования, кто знаком с этими произведениями, поймут, как много в них и перекличек с современностью: и в истории «честных контрабандистов», и в трагедии гордой горянки, украденной русским аристократом, и в том, как строили и не построили свою любовь столичный светский лев и его фанатка.

Ну и одну, для самых смелых и вольнодумия ради, свободную тему можно дать: «Почему я сегодня читаю (или не читаю) стихи Михаила Лермонтова».

Всё больше пользы будет.

А в остальном — с 1 сентября всех! С днём, извините за это забытое слово, знаний! Знаний, а не «мнений» или «компетенций»…

Фото: ИТАР-ТАСС/ Артем Геодакян.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Борис Джерелиевский

Военный эксперт

Владислав Шурыгин

Военный эксперт

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня