18+
вторник, 26 июля
Общество / Крым российский

Крым полгода спустя: за что боролись

Шесть месяцев назад были объявлены первые итоги референдума о статусе полуострова

  
30405
Крым полгода спустя: за что боролись

Когда в Крыму проходил референдум, местные жители ещё многого не знали. Например, что на юго-востоке Украины начнётся гражданская война.

Мой коллега, журналист Сергей Ильченко из Бахчисарая говорит, что сегодня одно из главных чувств у крымчан — чувство защищённости.

— Оно пока не стопроцентное, — считает Сергей, — но это чувство есть, и эта защищённость — огромное преимущество Крыма в сравнении с тем, что творится на Юго-Востоке Украины. А такое сравнение очень важно, потому что практически у каждой второй крымской семьи там родственники. Я уже не говорю про друзей и деловые связи. Нам повезло. Это ощущение, что нам повезло — очень чёткое. Но говорить об осмыслении ситуации ещё рано, люди пока живут чувствами.

Для симферопольского предпринимателя Олега С., по его словам, за последние полгода изменений к лучшему не произошло. Скорее наоборот. Бизнес Олега и его супруги заключается в сдаче нескольких квартир в аренду и оказании «некоторых посреднических услуг» (мой собеседник не захотел уточнять, каких именно). Цены на аренду жилья после референдума в первое время выросли за счёт большого количества москвичей, приезжавших в крымскую столицу в командировки, должны были увеличиться и прибыли квартирных хозяев, но Олег говорит, что, с другой стороны, значительно подорожали материалы для ремонта жилья и вообще практически всё вокруг. Кроме того, у Олега поломались выстроенные в прошлые годы отношения с украинскими клиентами и партнёрами, привычные бизнес-схемы.

— Я человек аполитичный, у меня нет больших симпатий ни к российской, ни к украинской власти, — говорит Олег. — Не хочу рассуждать на эту тему. Если вы спрашиваете только про дела и заработок, то я скажу, что работать и кормить семью стало труднее.

Ещё один крымский журналист Алексей Лохвицкий, наоборот, человек «политический», он считает своей самой большой сбывшейся надеждой за эти полгода «крушение украинского колосса власти в Крыму».

— Происходившее все 23 года на полуострове, с подачи Киева и при активном участии так называемой крымской элиты, рано или поздно взорвало бы местное общество, — рассуждает Лохвицкий. —  Положение спас референдум о независимости республики и вхождении ее в состав России. Иначе «пропал бы калабуховский дом», — цитирует мой коллега Булгакова.

Впрочем, самая большая несбывшаяся надежда у Алексея тоже связана с властью. За полгода её обновление в достаточной степени не произошло.

— Избирательная кампания показала, что к власти в Крыму стремятся те же люди, что измывались над республикой в прошлые годы. Так называемая «команда вредителей» под флагами разных российских партий, куда они перекочевали из украинских. Если внимательно посмотреть списки кандидатов в депутаты (а теперь и депутатов, хотя в меньшей степени) то увидим в них коррупционеров и членов ОПГ, активно действовавших в бурные 90-е годы. В последний раз такой «девятый вал» бандитов был между 2000 и 2006 годом — и вот снова Крым накрывает преступная волна, — говорит Лохвицкий.

По его словам, Москва сейчас просто наблюдает за ситуацией и не принимает каких-либо мер, хотя будущие «посадки» заворовавшихся представителей власти, по слухам, планируются после выборов, в октябре или ноябре нынешнего года.

— Но ведь сядут те, кто «должен сесть», а другие, договорившись с региональной властью, останутся на свободе, — предсказывает коллега.

Вообще, в Крыму много разговоров про «посадки», про то, что на полуострове работают специальные бригады ФСБ России, они ведут выявление разного рода злоупотреблений, коррупции и взяточничества в органах местной власти. Об этом мне говорили «не для печати» вполне ответственные люди из крымского правительства. Правда, добавляя, что в сети попадаются не самые большие рыбы. А «крупняк», похоже, пока не особенно беспокоится. В пример приводили большого крымского чиновника, очень известного, часто выступающего с комментариями по ТВ. Этот человек, по рассказам, прямо в «лоб» называет федеральным служивым людям цифру отката, которую он готов платить с программ поддержки местной экономики. При условии, что программы, составленные с его участием по принципу «ни в чём себе не отказывайте» будут приняты и в полном объёме профинансированы. Прошло три месяца после того, как я впервые услышал эту историю, человек по-прежнему работает, даёт интервью, встречает новые делегации из Москвы.

По оценкам моих собеседников, высказанным в начале лета, в Крыму необходимо радикально обновить судейский корпус, систему МВД и кадровый состав разрешительных органов, особенно ГАСК (государственного архитектурно-строительного контроля) и министерства по строительству. Там без хирургии не обойтись — говорили знающие люди. На сегодня эта проблема не потеряла актуальности.

Ничего пока не сделано и для устранения перекосов в экономическом развитии полуострова.

— Просчёт украинского правления в Крыму заключался в следующем, — говорит журналист Сергей Ильченко, хорошо знающий местную ситуацию. — Украина не понимала «триединства» Крыма. Да, в советские времена это был всесоюзный курорт, на котором каждый год отдыхали семь миллионов человек. Но бюджет формировался примерно равными 30-процентными долями из трёх источников. Это были, во-первых, современные наукоёмкие предприятия военно-промышленного комплекса, во-вторых — агропромышленный комплекс с мощным сельским хозяйством винодельческими предприятиями и консервными заводами. И только в третью очередь это был курортный сектор.

— Если Россия не восстановит это триединство, — говорит Ильченко, — то она реально потеряет симпатии Крыма. Люди надеются, что традиционные отрасли будут возрождаться. Так как двухмиллионный Крым не может жить только 10-километровой прибрежной зоной. Восстановление традиционных отраслей экономики это главное условие, с которым Россия может удержать Крым, — закончил Сергей.

Спрашиваю у коллеги, уменьшился ли по его впечатлениям хоть немного тот страшный уровень коррупции, который, как все тут любят рассказывать, расцвёл в Крыму во время украинского правления. Ответ был такой:

— Один мой хороший знакомый, прогрессивный чиновник Бахчисарайской администрации (а через неё идут большие деньги), сказал почти гениальную фразу: главное не в том, чтобы Россия дала нам денег. Главное, чтобы не позволила их разворовать.

— То есть не сильно уменьшился этот уровень.

— Пока народ, как сказал когда-то канцлер Горчаков, сосредотачивается.

Алексей Лохвицкий тоже считает, что перемен мало. Вот и кампания по очистке крымских побережий от незаконных оград и калиток закончилась ничем.

Скептики с самого начала говорили новым людям в правительстве, что до вас тут каждый год украинское начальство проводило такие же показательные выступления, министры садились за рычаги бульдозеров, сносили прибрежные заборы, а через три дня они вырастали опять. Новые люди бодрились в ответ, рассказывали, что нынче это не надысь, но пока ничем это не подтвердили.

— Знаете, однозначного мнения о нынешней ситуации в Крыму у меня нет, — честно говорит Алексей Лохвицкий. — Есть и положительные, и отрицательные моменты. Сейчас у нас переходный период, поэтому различные неудобства еще будут чувствоваться, но люди готовы терпеть — «лишь бы не было войны». С другой стороны, это не даёт права властям работать спустя рукава или делать поблажки нечистым на руку чиновникам. Полгода, которые были даны крымским руководителям на раскачку, прошли — пора их оценивать! Надо постоянно клевать чиновников и депутатов, чтобы они не забывали о том, что являются «слугами народа», хотя и звучит это выражение смешно в наших реалиях.

Фото ИТАР-ТАСС/ Лев Федосеев.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Цитата дня
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Фото дня
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Юрий Кнутов

Военный эксперт, директор музея войск ПВО

Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье