Оптимизация по матери

Сольют ли будущее страны в «золотые унитазы» губернаторов?

  
6062
Оптимизация по матери

Программа «Материнский капитал», действующая в России в течение последних восьми лет, может быть закрыта с целью оптимизации бюджетных расходов. С такой, можно сказать, сенсационной новостью 1 октября вышла газета «Коммерсантъ».

По данным издания, отменить эту форму поддержки семей с детьми предлагает Минэкономразвития РФ. Эксперты ведомства Алексея Улюкаева пришли к выводу, что маткапитал не очень-то и способствует росту рождаемости, зато ликвидация его позволит сэкономить 300 млрд. рублей в год.

Минтруд, впрочем, уже выступил против этой инициативы. А вице-премьер российского правительства по социальным вопросам Ольга Голодец заверила, что программа материнского капитала прописана в проекте федерального бюджета на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов, поэтому «говорить об ее отмене не приходится».

Впрочем, дело даже не в том, что практика выдачи сертификатов «на второго ребенка», призванная выправить сложную демографическую ситуацию в стране, может прекратиться — когда-нибудь это все равно произойдет, скорей всего. А в том, что чиновники из Минэкономразвития решили сэкономить именно на этой статье расходов, хотя у нас есть резервы более подходящие под оптимизацию.

Почему бы, к слову, не навести порядок с госзакупками?

Зачем, например, губернатору Сахалинской области Александру Хорошавину унитаз за 200 тысяч рублей?

На эти деньги, по данным экспертов программы Общероссийского народного фронта «За честные закупки!» можно было бы купить уголь для трех поселков или оборудование для лаборатории, отремонтировать многоквартирный дом или квартиру ветерана. Небольшое увеличение суммы позволило бы провести ярмарку вакансий, снести аварийное жилье, закупить обувь для инвалидов или мебель для госучреждения.

И это только один пример. На самом деле, их множество.

«Естественно, мы всегда будем сталкиваться с дефицитами региональных бюджетов, пока некоторые губернаторы будут тратить бюджетные средства на себя любимых, на удовлетворение личных потребностей и амбиций», — уверен депутат Госдумы, глава Центральной ревизионной комиссии ОНФ Вячеслав Лысаков.

Проблема в том, что любой губернатор — фигура практически неприкасаемая, поскольку принимать какие-то кадровые решения в отношении руководителей регионом может только президент.

— Хорошо бы «почистить» эти унитазы, но это совершенно невозможно сделать никакими законодательными путями, — признает начальник отдела исследований отраслей социальной сферы Института социального анализа и прогнозирования, доктор экономических наук Елена Авраамова. — Потому что есть закон, в соответствии с которым осуществляются закупки в тех или иных размерах. Эти рамки можно сузить или расширить, но пресечь покупку «золотых унитазов» невозможно.

А что возможно, так это общественный контроль и придание гласности таких экстравагантных решений. Народ должен знать имена должностных лиц, которые считают возможным в условиях дефицита бюджета увлекаться такими сомнительными тратами.

Но я боюсь другого. Сокращения не госзакупок, а расходов на образование и здравоохранение. Этого совершенно не хотелось бы допустить. Тем более что необходимость повышения качества образования и здравоохранения требует немалых вливаний в человеческий капитал.

Директор регионального направления Института независимой социальной политики Наталья Зубаревич считает, что история с губернатором Хорошавиным не вполне показательна:

— Не надо путать: материнский капитал — это выплаты из федерального бюджета. Что касается сахалинского губернатора, то это ситуация с региональным бюджетом. А раз так, то, как говорится, «мухи отдельно, котлеты отдельно».

Как известно, Сахалин является регионом, который почти ничего не получает из центра. У него огромный рост доходов в 2014 году за счет СРП (соглашений о разделе продукции — ред.) и налога на прибыль.

Формально Сахалин относится к регионам донорам. И они не на дотации все это покупают.

Другое дело, что плохо контролируются власти Сахалина. Но это, извините, вопрос к электоральной системе и к средствам массовой информации — к тому, что называется гражданским обществом.

А то, что касается федерального бюджета, то, в общем, идет очень серьезная война. Социальный блок правительства вполне резонно пытается защитить те социальные расходы, которые хотят оптимизировать. Это так.

Удастся ли? Я не знаю.

Но с точки зрения моральной экономить в условиях кризиса, прежде всего, на социальных вещах — это нехорошо. У нас полным-полно других источников…

«СП»: — Можете назвать их?

— Госрасходы, госзакупки, — все то, что требует контроля гражданского общества.

Потому что когда бюрократия остается без внешнего контроля, она себя ни в чем не ограничивает. Я уже не говорю о коррупции.

Если говорить об эффективности материнского капитала, я не могу ее измерить. Хотя, действительно, рождаемость в последние года два была неплохая.

Но сейчас в детородный период вступает малочисленное поколение 90-х, количество рождающихся детей уменьшится. На этом фоне отмена материнского капитала будет выглядеть очень странно.

«СП»: — Но у нас и не такие «странные» вещи бывают. Правительство, например, дало положительное заключение на законопроект депутата Владимира Поневежского, который предлагает компенсировать россиянам имущественный ущерб от решений иностранных судов. Этот закон уже окрестили «законом о виллах Ротенберга». То есть, мы — налогоплательщики оплатим олигархам санкционные потери?

— Это настолько за пределами добра и зла, что я даже комментировать не хочу. Понятно, что налогоплательщики не придут в восторг от этого закона.

Закрытие программы «Материнский капитал» было бы опрометчивым шагом, уверен заместитель завкафедрой труда и социальной политики МИГСУ РАНХиГС, доктор экономических наук Александр Щербаков:

— Однозначно утверждать, что эта программа способствовала росту рождаемости, я бы не стал. Но в то же время нельзя отрицать того, что появление и практика использования материнского капитала, совпала, по крайней мере, с ростом рождаемости. И, во всяком случае, с прекращением депопуляции населения.

Поэтому, скорей всего, материнский капитал все же повлиял в положительном смысле на демографические процессы. К тому же, он сыграл положительную роль в плане повышения доходов семей с детьми.

Это уже, мне кажется, очень достойная роль, поэтому отказываться от него в любом случае, я считаю, нецелесообразным.

Другое дело, что, возможно, есть смысл изменить формат программы, сделав ее более действенной и более эффективной, скажем, в тех регионах, где рождаемость до сих пор сравнительно низкая.

Здесь есть, о чем подумать. Но что касается полного отказа ради оптимизации бюджета — это очень было бы неразумно. Да и не такая уж, в общем-то, там экономия великая.

Фото: Александр Саверкин/ ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Павел Грудинин

Директор ЗАО «Совхоз им. Ленина»

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня