18+
понедельник, 26 сентября
Спорт

Александр Карелин: «Никого и ничего не боятся только дураки»…

Легендарный борец, трехкратный олимпийский чемпион признался корреспонденту «СП» в своих слабостях

  
4559

На встречу с многократным олимпийским чемпионом, человеком-легендой Александром Карелиным я шел ужасно волнуясь. Но великий спортсмен оказался очень приятным собеседником, спокойным и рассудительным человеком, с замечательным чувством юмора, словно богатырь из русской сказки — большой и добрый.

— Александр Александрович, весь мир называет вас русским богатырем. Интересно, а родились вы с каким весом?

— Я с младенчества — супертяж. При рождении весил пять с половиной килограммов, что действительно очень много.

— Каким вы были ребенком — мальчиком-паинькой или сорвиголовой?

— Скорее первое. Сколько себя помню, всегда был очень спокойным. Родители мне рассказывали, что в детстве я почти никогда не плакал.

— Расскажите, пожалуйста, о своих родителях.

— Они обычные, простые русские люди. Маму зовут Зинаида Ивановна, папу — Александр Иванович. У меня еще есть сестра — Наталья.

— Правда, что ваш отец был боксером?

— Да, это так. Несмотря на то, что в нашей семье борьбой до меня никто никогда не занимался, любовь к спорту и физическим упражнениям мне привил папа. Ему я во многом благодарен за то, что стал борцом.

— Почему вы не пошли по его стопам и не стали боксером?

— А там по лицу бьют!

— Значит, вы не любите, когда бьют по лицу?

— Я просто подумал, что если по такому лицу, как у меня, еще и бить начнут, то шансов нормально жить дальше у меня почти не будет (смеется). Хотя одно время я боксом все-таки занимался. Почему решил уйти из него, уже и не помню. Кстати, я и в тяжелой атлетике свои силы пробовал, и в лыжных гонках. Как все мальчишки — много секций прошел.

— Но все же остановили свой выбор на греко-римской борьбе. Почему?

— Потому что секцию классической борьбы возглавлял Виктор Михайлович Кузнецов. Это замечательный человек, отличный тренер, настоящий профессионал в своем деле. Через секцию Кузнецова прошли тысячи мальчишек, многие из которых стали чемпионами мира и Олимпийских игр.

— Занятия борьбой не мешали нормально учиться?

— Наоборот, это мне помогало. После тяжелых, изматывающих тренировок, когда за два часа теряешь по три килограмма веса, я приходил в школу и отдыхал. Именно тогда я понял, что учиться — легко и просто. Сидишь себе на уроках почти в полной тишине и отдыхаешь шесть часов. Да еще и кормят тебя завтраком и обедом. Красота!

— А как вы учились?

— Нормально. Помню, когда поступил в техникум, наш куратор, увидев, что я разговариваю, была в шоке. Она меня даже спросила: «Саша, ты умеешь говорить?» (Смеется.) Почему-то считается, что борцы — люди недалекие. Про нас даже анекдот такой есть. «Глупая морда на толстой шее. Кто это?» Ответ: «Борец!» (Смеется.) Но я хочу сказать вам, что именно благодаря борьбе я стал больше читать, больше думать. Борьба — это искусство превосходства не только в технической оснащенности или физической массе, но и в мысли. А еще борьба — это процесс преодоления себя.

— Какие книги вы читаете? У вас есть любимые писатели?

— Нравится русская классика. Люблю Достоевского, Куприна, Бунина. Многое зависит от настроения. К слову, у меня высшее образование. Окончил Новосибирский автотранспортный техникум и Омский институт физической культуры. Защитил кандидатскую и докторскую диссертации в Академии физической культуры имени Лесгафта. Да и многие мои сверстники, с которыми я выступал, — люди с высшим образованием. Поэтому после окончания спортивной карьеры не потерялись в жизни.

— Считается, что в секции борьбы, бокса, восточных единоборств идут отъявленные хулиганы и лоботрясы…

— Да что вы! Не поверите, но в детстве часто обижали как раз меня.

— Несмотря на ваши габариты?

— Да какие там габариты! В 14 лет весил всего 75 кг при росте 175 см. Да еще и подтянуться на перекладине ни разу не мог. А это среди мальчишек считалось ужасным позором. Вот и подсмеивались ребята надо мной.

— Наверное, потом они сильно об этом жалели?

— Нет. Я не мстительный. Да и не общался я впоследствии ни с кем из них.

— То есть, друзей детства у вас совсем нет?

— Вся моя жизнь прошла на борцовском ковре. Потому и друзья, и люди, с которыми я общался и продолжаю общаться, все они из борьбы, из этого круга.

— Посоветуйте, как можно побороть страх?

— По своей природе человек всегда испытывает страх. Ничего и никого не боятся только дураки. Но есть люди, способные мобилизовать все свои силы в критической, если хотите, экстремальной ситуации. А есть те, которые не способны этого сделать. Перед схваткой я всегда волновался, потому что все ждали от меня победы. Только победы! Обмануть ожидания было нельзя. Но это волнение, а не нервный мандраж, поскольку вместе с волнением была и уверенность в себе. Во время подготовки к поединку или к соревнованиям я делал все от меня зависящее, чтобы быть в отличной, боевой форме. Кто-то из великих сказал, что работа — это хорошее лекарство от страха. Я на все 100 процентов согласен с этим изречением.

— Вы помните свою первую победу на ковре?

— Если честно, нет. Зато хорошо помню, как на одном из первых соревнований, на турнире «Снежинка», который проходил в Новосибирске, я сломал ногу. Из-за травмы полгода проходил в гипсе. Произошло это в полуфинале. Я так сильно расстроился, что даже не остался на награждение. Но через несколько лет «посмертно» меня наградили грамотой. Как говорится, награда нашла героя. Из самых первых побед запомнился чемпионат Советского Союза среди юношей. Я стал вторым. Вспоминаются даже не сами соревнования, а то, что они проходили в Киргизии, в городе Фрунзе (сейчас Бишкек. — Д.К.). Для меня, простого сибирского паренька, приезд в далекую среднеазиатскую республику был настоящим путешествием. Еще приходит на память 1984 год и международный юношеский турнир «Дружба». Там я впервые боролся с темнокожим спортсменом (кубинцем) и выполнил норматив мастера спорта.

— За свою карьеру вы завоевали огромное количество наград. Какая из них самая ценная?

— Наверное, первое олимпийское золото Сеула. Тогда меня, молодого парня, мне был 21 год, сделали знаменосцем великой советской сборной. Это было очень почетно и не позволяло выступить плохо.

— Многие говорят, что нести знамя на открытии Олимпийских игр — плохая примета.

— Ерунда! Это попытка некоторых спортсменов оправдать свои неудачные выступления. В моем случае нести знамя — замечательная примета. На трех Олимпиадах я был знаменосцем нашей команды и на всех победил. На четвертой знамя не нес — результат вам известен.

— У вас есть кумиры, на которых вы хотели бы походить?

— Кумиры у меня есть. Причем это не только борцы, но и представители других видов спорта. Например, я всегда восхищался своим великим земляком, новоси-бирцем, четырехкратным олимпийским чемпионом Александром Тихоновым. Горжусь, что моей соотечественницей является неоднократная олимпийская чемпионка по гимнастике, обладательница 19 олимпийских наград Лариса Латынина… Кумиром детства был легендарный боксер Мохаммед Али, который в 22 года стал абсолютным чемпионом мира. И многие-многие другие…

— Сейчас уже вы сами для многих кумир, на вас равняются молодые спортсмены. Как стать Александром Карелиным?

— Особого рецепта здесь нет и быть не может! Каждый из нас самостоятельно определяет свои жизненные ориентиры и то, каким путем можно добиться той или иной цели. В свое время мне ради того, чтобы стать тем, кем я стал, пришлось пожертвовать развлечениями, дискотеками, гуляниями под луной с девушками. Зато взамен я получил больше свободного времени для работы над собой, для тренировок, для чтения книг. Терпение, трудолюбие и хороший наставник — компоненты моего рецепта. Благодаря всему этому мне удалось выиграть три Олимпиады. Хотя это не главное. Стал человек чемпионом или нет — не столь важно. Все равно занятия борьбой не проходят даром.

— Вы никогда не боялись, что вас может поразить «звездная болезнь»?

— Нет. У меня даже мыслей таких не было. Поймите, слава ко мне пришла заслуженно, и игнорировать проявления, с этим связанные, конечно же, нельзя. Но я считаю, что настоящие чемпионы не подвержены «звездной болезни», лесть на них не действует. Главное, знать себе цену, цену своим способностям. Но при этом необходимо оставаться реалистом, не окунаться в мир иллюзий. Тогда все будет хорошо.

— Современный профессиональный спорт и допинг-скандалы стали, увы, неразлучны. Но в греко-римской борьбе случаи употребления запрещенных препаратов не так часты. Почему?

— Потому что в нашем виде спорта допинг бесполезен. Сами подумайте, зачем он в борьбе? Разве допинг может помочь совершить тот или иной прием?

— Александр Александрович, вы верующий человек?

— Я русский человек, православный, крещеный. И в Бога верю. Это всегда помогало мне в жизни. Праздность, чревоугодие, распущенность ни одной из традиционных религий не поощряются.

— Часто приходилось «нарушать режим»?

— Когда был действующим спортсменом, не позволял себе и капли спиртного. Сейчас иногда могу расслабиться в кругу близких людей. Но перебор в этом деле себе не позволяю и никому не советую.

— Какую кухню предпочитаете?

— Люблю и нашу русскую кухню, и кавказскую. Вообще борец должен много и сытно есть. Поскольку сон и питание — основа физвоспитания. Так гласит древняя борцовская мудрость.

— Александр Александрович, вы совершали поступки, за которые до сих пор стыдно?

— Естественно, совершал, как любой нормальный человек. И в быту, и в спорте. Но говорить об этом не хочу…

Когда наше интервью уже закончилось, и я, поблагодарив Александра Карелина за беседу, покинул его кабинет, меня вдруг догнал один из сотрудников пресс-службы и попросил вернуться.

— Я тут подумал и все-таки решил ответить на ваш последний вопрос, — чуть дрожащим от волнения голосом произнес прославленный борец. — Вы спрашивали, совершал ли я в своей жизни поступки, за которые мне до сих пор стыдно. Хочу признаться, что мне очень стыдно, что не смог победить на своей последней Олимпиаде в Сиднее. Знал, что вся Россия ждала моей золотой медали, но не смог ее завоевать. В тот момент у меня было впечатление, что я всех предал. Тренеров, ребят и тех, кто ждет меня дома. В голове была только пустота и мысль, что я всех подвел.

Меня переполняло чувство вины, вины перед всеми, кого я приучил к своим победам. Сразу после проигранной схватки мне позвонил один мой приятель и сказал: «Саша, раньше ты был великим чемпионом, а сейчас стал великим драматургом. Своим поражением ты сотворил величайшую драму, заставив всю страну плакать». А еще через несколько месяцев, когда я возвращался на Родину в Новосибирск и выходил из аэропорта, низко опустив глаза, услышал: «Саша, перестань прятать глаза, я свой инфаркт тебе уже простил».

Оказывается, у совсем не знакомого мне человека после того, как я проиграл тот злосчастный финал, случился сердечный удар (после этих слов на глазах у русского богатыря Карелина появились слезы. — авт.). Вот за это мне до сих пор стыдно. И если была бы возможность финал сиднейской Олимпиады повторить, я сделал бы все возможное, чтобы выиграть. Но, увы, так бывает только в сказках…

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Первая полоса
Севастополь по-украински Севастополь по-украински

В годовщину бандеровской блокады крутые иномарки с «жовто-блакитными» номерами стали неотъемлемой деталью Крыма

Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-ЮГ
СП-Поволжье