18+
среда, 7 декабря
Спорт

Детский спорт в России — уже не в загоне, но и до расцвета далеко

Детско-юношеские спортивные школы никак не оправятся от развала 1990-х годов. Но положительные тенденции есть

  
1542

Еще лет 30 назад детско-юношеский спорт в нашей стране был развит практически идеально. Везде функционировали различные спортивные школы, и любой ребенок мог записаться в них. Обучение было бесплатным, а наиболее талантливые дети через некоторое время начинали заниматься спортом профессионально. И из детско-юношеских школ попадали в национальные команды по разным видам спорта. И снабжение олимпийской сборной молодыми талантами было поставлено, что называется, «на поток».

Самый яркий пример — хоккейная сборная СССР. К тому времени, когда завершали карьеру такие мастера как Петров, Михайлов и Зимин, им на смену уже были готовы Ларионов, Крутов и Макаров. За ними шли Быков, Хомутов и Каменский, а потом и совсем молодые Буре, Федоров, Могильный. Такая вот беспрерывная смена кадров…

Впрочем, и во всех остальных видах спорта дела обстояли точно также — детско-юношеские спортивные школы исправно поставляли таланты в национальные команды, а профессия тренера детско-юношеской спортивной школы

Но в 1990-е годы сотни детско-юношеских спортивных школ элементарно развалились и закрылись из-за недостатка финансирования. Особенно это заметно в провинции, где детям долгое время было просто негде заниматься, и где до сих пор не могут выйти на уровень 1970−80-х годов.

Но в последние пять-шесть лет государство наконец-то обратило внимание на развитие детского и юношеского спорта. Особенно очевидной проблема хорошего резерва стала после провала сборной России на Играх-2010 в Ванкувере. Если не наладить существовавшую ранее «связь спортивных поколений», то профессиональный спорт будет деградировать. А вместе с ним такая же участь постигнет и массовый спорт.

Да и сейчас, несмотря на все бодрые заявления спортивных чиновников о всеобщем развитии массового спорта, с этим дела обстоят не так уж и радужно. Ведь основа массового спорта у молодежи — это квалифицированные детские тренеры, которые, собственно, первыми замечают будущих чемпионов и растят их. Но вот с детскими наставниками у нас наблюдаются большие проблемы. И главная из них — финансовая.

Для примера можно взять вид спорта номер один — футбол. Помощник главного тренера во взрослой футбольной команде получает, если речь идет о премьер-лиге, минимум 500 тысяч евро в год. В первом дивизионе зарплата тренера начинается со 100 тысяч евро. А средняя зарплата детского футбольного тренера в России в элитной школе — не более 30−35 тысяч… рублей. Как говорится, почувствуйте разницу.

То же самое с профессиональным боксом. Наставники известных бойцов совсем не бедствуют, а вот детские тренеры получают копейки. Максимум, что может заработать обычный детский тренер по боксу в не самой простой секции — 40 тысяч рублей. Причем, у детских наставников задача непростая — отобрать среди сотен мальчишек самых талантливых и довести их до статуса профессионала.

В хоккее, приблизительно, такая же ситуация. Детские тренеры получают десятки тысяч рублей, а наставники профессиональных взрослых команд — сотни тысяч и миллионы долларов или евро.

Именно поэтому в корпусе детских тренеров по-прежнему нехватка кадров. Как говорили корреспонденту «СП» многие специалисты, занимающиеся с детьми, если бы за эту работу платили хотя бы тысяч по 70−80, то и приток тренерских кадров был бы значительно больше.

Есть и еще одна огромная проблема — катастрофическая нехватка спортивных стадионов и площадок для того, чтобы дети занимались любимыми видами спорта. Например, в Канаде несколько десятков тысяч катков, на которых можно заниматься хоккеем. А в России таких арен. Так что будущее на Олимпиадах, видимо, за сборной Канады. А также за шведами, чехами и финнами, где площадок тоже в десятки раз больше, чем в нашей стране.

Впрочем, есть и положительные сдвиги. Еще семь лет назад российским конькобежцам было практически негде тренироваться — в нашей стране не существовало нормальных катков. В результате, дети практически не шли в конькобежный спорт, а лидеры национальной сборной тренировались исключительно в Италии или Австрии. Зато теперь построены отличные Дворцы спорта в Нахабино и Крылатском. В итоге, даже знаменитый Иван Скобрев теперь тренируется дома, а приток детей в секции конькобежного спорта резко возрос.

Очень хочется надеяться, что рано или поздно так будет во всех видах спорта. И на последующих Олимпиадах мы не будем так катастрофически проваливаться как на Играх в Ванкувере.

Свое мнение о ситуации с детско-юношеским спортом в России «СП» высказали наши эксперты.

Дмитрий Чернок, начальник Центрального спортивного клуба «Локомотив».

— В советское время действовала советская система физического воспитания. Было в ней много отрицательных сторон. Но в целом, судя по успехам на международной арене и по действительно массовому охвату населения спортом и физкультурой, действовала она достаточно эффективно. В 1990-х годах она была разрушена, и результаты этих изменений известны всем.

Если говорить о финансовой составляющей вопроса, то из самой нижней точки «ямы» мы вышли. По многим показателям ситуация в детском спорте сейчас лучше, чем 10 лет назад. Можно увеличивать финансирование и дальше. Но сначала надо думать о том, как увеличить эффективность денежных вложений.

Желательно разделить — кто будет финансировать массовый детский спорт, а кто — подготовку олимпийского резерва наших национальных сборных. В первом случае решающую роль играет вопрос количества — сколько построено в районе спортивных объектов, какова их «пропускная способность», количество детских тренеров. Во втором случае превалирующее значение получает уже вопрос качества — уровень квалификации тренеров, качество баз, на которых тренируются детские и юношеские сборные, качество экипировки. Понятное дело, за счет местных бюджетов идет финансирование массового спорта в большей мере, чем подготовка резерва сборных. Потому что, когда юный спортсмен начинает показывать высокие результаты, то довольно остро ставится вопрос — продолжать ли финансировать его из местного бюджета? Ведь для дальнейшего прогресса затраты на него многократно увеличатся, например, для участия в международных турнирах. Или же лучше эти же деньги потратить для начального спортивного образования какой-то группы младших ребят, у которых тоже могут прорезаться таланты? Логика подсказывает — на юного чемпиона в большей мере все-таки должен тратиться федеральный спортивный центр.

Еще в советское время ученые установили, что среди всей молодежи лишь 20% ориентировано на высокие результаты в спорте. Примерно такое количество детей и занимается сейчас в спортивных секциях в среднем по России — где-то чуть больше, где-то — меньше. Другой вопрос — в какой мере эффективно работает процесс отбора лучших спортсменов на разных уровнях, в разных возрастах.

Сейчас уже наблюдается тенденция, что значительная часть детского спорта финансируется за счет родителей. И достаточно эффективно эта система действует в большом теннисе, художественной гимнастике, фигурном катании, спортивных бальных танцах. Думали, что и единоборства пойдут таким же путем, но этого не случилось. То есть, к разным видам спорта даже со стороны государственной поддержки нужно относиться очень дифференцировано, то есть, специфику нужно учитывать. Поэтому планируется все больше вводить практику «базовых» видов спорта. То есть, регионы будут все в большей мере специализироваться на развитии 2−10 видах спорта, для которых здесь имеется и лучшая инфраструктура, и квалифицированные тренерские кадры, и победные традиции. Нельзя сказать, что такая тенденция возникла только сейчас — она внедрялась в жизнь еще при Вячеславе Фетисове, и даже еще до того, как он возглавил министерство. Но углубление этой тенденции необходимо, особенно в сфере подготовки резерва для юношеских сборных страны.

Дмитрий Кириллов, экс-чемпион мира среди профессионалов по версии IBF весовой категории до 52 кг, в настоящее время — детский тренер в Санкт-Петербурге.

— Я уже в течение полутора лет работаю детским тренером, у меня тренируются две группы. Несмотря на всю мою известность и мои спортивные достижения, вакансия досталась только в муниципальную спортивную школу Выборгского района, и этому я был рад на тот момент. А без моих былых спортивных заслуг, я думаю, и сюда попасть мне было бы не под силу. И сейчас продолжаю в этой же школе работать. Тренерская профессия мне всегда казалась привлекательной и интересной, и даже столкнувшись с трудностями в ней, я не изменил своего мнения.

Если говорить о трудностях, с которыми сталкиваются сейчас детские тренеры, то их довольно много. И большая загруженность, и непростая ситуация со спорткомплексами, и маленькая зарплата. Но если бы все сейчас вернуть назад, мне лучше было бы, помимо объявления, и самому ходить по школам и набирать детей себе в группу. Приходится приспосабливать к нынешним реалиям. В мою бытность юные боксеры «заглядывали в рот» тренеру, горели азартом. Сейчас приходится мириться с тем, что юные боксеры проявляют гораздо меньше рвения, чем мы в свое время. Набирал я группу к 1 сентября, к 1 января от общей численности осталось 40%, а к маю — 10−15%. И это при том, что я никого не выгонял, никого за перспективность я не отчислял, ни с кем не конфликтовал.

Если говорить о ситуации с детским боксом в России, то она везде разная. Например, на Урале и в Сибири подростки имеют меньше выбора, а может быть, с ранних лет больше привыкли к трудностям. Потому в бокс идут охотнее, и отсева там поменьше. А вот условия в некоторых провинциальных спортшколах даже получше, чем в Москве и Санкт-Петербурге. Например, некоторым талантливым юношам, окончившим общеобразовательную школу, изыскивают средства для зарплат в той или иной форме, и это значительно стимулирует парней, особенно в бедных регионах. Впрочем, подобная тенденция существовала еще во времена моей юности. В некоторых областях России юных талантов разными способами стимулировали, в то время как питерские кандидаты в сборные города по разным возрастам порой даже на тренировочные сборы и соревнования выезжали за свой счет.

Что касается перспектив сегодняшних пацанов, допустим, на Олимпиаде-2016, то здесь все сложно. Ведь наши конкуренты не стоят на месте и тоже вовсю развивают детско-юношеский бокс. С той же Америкой мы пока тягаться не можем.

Почему так происходит? Здесь много разных причин. Во-первых, у молодежи сейчас много различных развлечений и соблазнов. И спорт, а тем более такой нелегкий, требующий самоотдачи, как бокс, уже не кажется столь притягательным для значительной части мальчишек. Где-то, может быть, экология ухудшилась, из-за этого поколение менее здоровое растет. Хотя голодающих в Петербурге сейчас точно нет. Просто рацион питания несбалансирован оптимальным образом. И еще. В мои годы в бокс приходили ребята, уже получившие хорошую физическую подготовку в других видах спорта, или, на худой конец, в дворовых различных баталиях. А сейчас с большинством мальчишек, которые приходят на бокс, приходится начинать с элементарной физкультуры. Но, мне кажется, аналогичные проблемы испытывают тренеры и во многих других видах спорта.

Дмитрий Берестов, олимпийский чемпион 2004 года, в настоящее время — директор ДЮСШОР по тяжелой атлетике в МГФСО.

— Когда я в 1990-е годы начинал заниматься спортом, условия у юных атлетов были гораздо хуже, чем сейчас. Тренировались в дряхлых залах, часто в подвалах. Сейчас, если ребята талантливы и хорошо тренируются, их уже с 13−14-летнего возраста возят на тренировочные сборы, где обеспечивают прекрасным питанием, хорошими бытовыми условиями, прекрасными спортивными базами. Я о таком мог только мечтать, хотя вроде бы совсем недавно еще был действующим спортсменом.

Но при этом в плане поиска юных талантов перспективнее ситуация не стала. Скорее наоборот. Приходят к нам в основном ребята, которых по каким-либо причинам не приняли в другие виды спорта, или просто дети из неблагополучных семей. Так что нашим тренерам не позавидуешь. Основную массу талантливых ребят в нашей стране забирают футбол, хоккей, теннис. В другие виды спорта попадают остатки.

Если порой к нам приходит физически очень крепкий парень, то, как правило, уже переростком. Но в тяжелой атлетике наличие мощных мускулов — условие необходимое, но далеко не самое важное. Важна координация, резкость, быстрота, правильная техника. Все эти качества после 14 лет гораздо хуже подаются тренировке. И потому мы изначально обречены на проигрыш тем же китайцам и представителям других стран, в которых самые медалеемкие олимпийские виды спорта поставлены на государственную систему развития.

Грусть навевает наша провинция. Например, в советские время в каком-то поселке построили зал для тяжелой атлетики, и других спортивных сооружений, от местной бедности или бесхозяйственности, во всей округе больше нет. Так что волей-неволей через зал штанги проходят многие ребята, и какие-то из них, бывает, в зале задерживаются и потом добиваются успеха. Значительная часть сборной России спортсменами именно из таких городков и укомплектована. При всей моей любви к тяжелой атлетике, я считаю — ребята из любого российского населенного пункта имеют право на широкий выбор спортивных занятий по своей душе и предрасположенности.

Популярное в сети
Цитаты
Сергей Ермаков

Заместитель директора Таврического информационно-аналитического центра РИСИ

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня