Спорт

«Дьявол в воротах»

22 октября 1929 года родился Лев Яшин: несколько штрихов к биографии великого вратаря

  
4782

Человек, ставший великим вратарем, долго шел к своему признанию. Яшину было уже за тридцать, когда его назвали лучшим вратарем планеты. Это было 50 лет назад — в октябре 1963 года. Тогда же московский динамовец был награжден «Золотым мячом» — призом для лучшего футболиста Европы. Это был настоящий триумф!

Однако поначалу сезон не сулил Яшину ничего хорошего — руководители национальной команды посматривали на него все более равнодушно. И в важнейшей игре 13 октября 1963 года на Кубок Европы в Лужниках против Италии старший тренер сборной СССР Бесков предпочел ему кутаисского торпедовца Рамаза Урушадзе.

Впрочем, Константин Иванович потом говорил, что поступил так, чтобы Яшин лучше подготовился к игре в Лондоне. Словом, поберег. Был ли мэтр искренним или лукавил? Этого уже никто не узнает.

«Я видел, как Яшин устроился в ложе прессы в нескольких метрах от меня. Мне очень хотелось взять у него интервью, и я стал размышлять, как это получше сделать, — вспоминал Жан-Филипп Ретакер из „Франс футбола“. — Беседы, однако, не получилось, поскольку к Яшину подошел один из руководителей команды, их дискуссия приняла несколько нервозный характер. Было видно, что разговор оставил у вратаря неприятный осадок».

Известно, что Яшина жестко и несправедливо критиковали за игру на чемпионате мира в 1962 в Чили. Но и спустя год свист с трибун нередко сопровождал игру Яшина. Позже вратарь признался главному редактору «Франс футбол» Максу Юрбини: «Тогда произошло самое страшное: я потерял веру в самого себя».

Теперь перенесемся еще дальше назад — в послевоенные годы.

В отделе кадров московского машиностроительного завода имени В.В. Чернышева хранятся личные дела отца, матери, брата и самого Яшина. Есть и пожелтевший листок, на котором нем выведено: «Я, Яшин Лев Иванович, родился в 1929 году в г. Москве. Отец мой и мать до революции занимались сельским хозяйством. В настоящее время родители работают на заводе № 25. Я окончил 5 классов в 1943 году, имею брата Бориса 4-х лет».

В сорок первом работников завода и их семьи эвакуировали в Поволжье. Уехали и Яшины — в один из пасмурных холодных дней октября сорок первого. Москва застыла в тревожном ожидании: поползли слухи, что немцы вот-вот захватят в столицу.

Но в 1944-м все вернулись. Но еще раньше, в эвакуации, Лев стал рабочим человеком. В книге «Счастье трудных побед» он писал:

«Я иногда просил отца:

— Пап, а пап, возьми меня к себе на завод.

Обычно в ответ раздавалось:

— Знай, учись, мал еще.

Но на этот раз он обратился непосредственно ко мне:

— Завтра пойдем. Собирайся.

Меня определили учеником слесаря. Мой отец, Иван Петрович Яшин, был слесарем высшей квалификации. Он стал и навсегда остался первым и самым главным учителем в моей жизни…"

На заводе все чаще стали поговаривать о скором возвращении домой. И 27 октября 1943 года семья Яшиных снова оказалась в Москве. Отец и сын стали рабочими инструментального цеха. Между прочим, ехать на работу им предстояло аж с дальней окраины столицы.

Об этом Яшин вспоминал в книге «Счастье трудных побед»: «Выходил из дома рано, в начале шестого, а улицы уже были запружены такими же тружениками. Мой путь лежал из Сокольников в Тушино. И сейчас, в наши дни, дорога не из простых, а тогда это было целое путешествие. Сперва трамвай, потом метро, потом опять трамвай. Извините за откровенность, но я нередко занимал привычное место на буфере заднего вагона и так без особых финансовых затрат добирался до завода. Возвращался домой тем же маршрутом…»

Однажды Яшин увидел в заводской проходной объявление: «Желающие играть в футбол, записывайтесь в секцию у Владимира Чечерова». Он-то и определил Льва в ворота. «Не знаю, как к другим его „крестникам“, но по отношению ко мне у Чечерова, которого мы все любили и, хоть был он не стар, называли „дядя Володя“, оказалась легкая рука» — вспоминал Яшин в другой книге — «Записки вратаря»: «Каждая неделя кончалась для нас праздником — игровым днем. Утром мы собирались с чемоданчиками у заводской проходной, садились в открытый кузов полуторки и отправлялись на городской стадион. Предстояла очередная встреча на первенство Тушина».

Шло время. Лев освоил целых три профессии: слесаря, строгальщика, и шлифовщика. Окончил семилетку. На заводе ему вручили первую в жизни медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне». В общем, здесь он, кажется, вполне освоился.

Между прочим, его отец Иван Петрович проработал на тушинском предприятии много лет. Но на пенсию отец и сын ушли в один год. В 1970-м Яшин-старший отправился на заслуженный отдых, а Яшин-младший покинул большой футбол…

В «Записках вратаря» Лев Иванович вспоминал: «Что-то во мне вдруг надломилось. Никогда не слыл я человеком с тяжелым или вздорным нравом. А тут ходил какой-то весь издерганный, все меня на работе и дома стало раздражать, мог вспыхнуть по любому пустяку. После одной такой вспышки я собрал свои вещички, хлопнул дверью и ушел из дому. Ходить на завод тоже перестал… Положение становилось с каждым днем все безвыходнее. По всем законам я был не кто иной, как прогульщик, и на меня распространялись соответствующие указы об уголовной ответственности. Надо было что-то делать. Но что?»

Проблема разрешилась просто: один из товарищей по команде посоветовал пойти в армию. Тогда ему простят все грехи. Так Лев и поступил.

Из армии он попал в «Динамо». Остальное известно…

Если бы не тот срыв, Яшин, возможно, остался бы на тушинском заводе. Стал бы передовиком труда, уважаемым человеком. Может, доучился бы до инженера и внедрил несколько рационализаторских предложений.

Наверное, это было неплохо, но еще лучше, что произошло по-другому. Ведь нельзя представить себе футбол пятидесятых-шестидесятых годов без Яшина. Сколько бы матчей поблекло, потеряло свой колорит! Каких чудес не увидели бы зрители! И главное, футбол лишился бы одного из своих героев.

Так что судьба оказалась не слепой, а очень даже прозорливой…

В октябре 1963 года Яшин под несмолкающие овации сыграл на последнем рубеже сборной мира в матче 100-летия футбола против Англии. Кстати, ту игру и сейчас, спустя почти полстолетия вспоминают, как сказку. Но о ней слагали и анекдоты. Вот один из них.

На переполненном «Уэмбли» — только одно свободное место: рядом с пожилой англичанкой. Соседи смотрят с удивлением, но все же любопытство берет верх над чопорностью: «Почему рядом с вами никого нет, мисс?» «Это место моего мужа, — отвечает болельщица. — Увы, сегодня утром он скончался. Но супруг мне не простил, если бы я пропустила такой матч…»

Пожалуй, после той игры, которую смотрели на всех континентах, уже никто не сомневался, кто станет обладателем «Золотого мяча». И, действительно, 85 голосов журналистов были отданы 34-летнему динамовцу. Значительно отставший от Яшина итальянец Джанни Ривера занял второе место (56), англичанин Джимми Гривс стал третьим (51).

Яшин надолго стал кумиром миллионов. Между прочим, с 1963 года в списке лауреатов «Золотого мяча» он уже полвека (!) остается единственным вратарем. И неповторимым…

Для московского динамовца журналисты никогда не жалели эпитетов: «черный паук», «спрут», «дьявол в воротах». Но о себе он отзывался гораздо скромнее: «Я к категории феноменов не принадлежу. Никогда ноги не хотели меня подбрасывать в воздух сами, наоборот, отталкиваясь для очередного прыжка за мячом, я ощущал, как велика сила земного притяжения. Никогда мяч не лип к моим вратарским перчаткам сам, наоборот, нас с ним связывали отношения, какие связывают дрессировщика с коварным и непокладистым зверьком…»

Впрочем, бросков Яшин совершал не так много. Да и зачем? Он и так чувствовал, куда полетит мяч, и успевал встать на его пути. Иногда казалось, что форварды оказываются под гипнозом голкипера и бьют в удобное для него место.

Награждали Яшина «Золотым мячом» через полгода — 27 мая 1964 года, накануне четвертьфинальной игры сборной СССР на Кубок Европы со шведами. Церемония получилась скромной — не в пример нынешним: громким и помпезным. Главный редактор «Франс футбола» Юрбини вручил Льву Ивановичу статуэтку, сказал несколько теплых слов. Его поздравили партнеры, потом голкипер занял привычное место в воротах. 100-тысячная арена Лужников разразилась восторженным гулом. Давно привычным для Яшина…

Фото: Александр Макаров/ РИА Новости

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Сергей Жаворонков

Старший научный сотрудник Института экономической политики

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня