Путешествия

Край грозной истории

Город Александров: неофициальная столица «101-го километра»

  
5043

С Александровом, как зачастую и бывает, я познакомилась совершенно случайно. Писала репортаж о неблагополучных семьях. До сих пор по коже бегут мурашки, когда вспоминаю, как 7-летний болезненный мальчик в грязной футболке навзрыд плакал и кричал, что его мама бросила пить, что он ее любит, что не хочет, чтобы его забрали и увезли в детдом. А женщины в погонах, сотрудники ПДН, при этом пытались разбудить пьяную в стельку мамашу, которая не могла и двух слов связать. А на кухне на всю мощность был включен газ, а на полках холодильника, выдернутого из розетки — два куска зачерствевшего хлеба.

Таких семей в России, конечно, миллионы. Но в тот момент мне казалось, что причиной слез щуплого мальчика, если копнуть глубже, является вовсе не мать-алкоголичка, а наследие уголовников, поселившихся здесь в годы советской власти. Им запретили жить ближе 100 км от Москвы — и они выбрали Александров. Создавали семьи с порядочными жителями города, потом появились дети, у них — свои дети. И кто знает, может быть, эта безобразная женщина, источающая тошнотворный запах перегара, и есть потомок одного из зеков, поселившегося здесь? Гены, знаете ли.

И пусть это слишком категорично, и пусть слишком наивно, но я бы так и считала до сегодняшнего дня, если бы не встреча со Львом Кивовичем Готгельфом, директором Александровского литературно-художественного музея Марины и Анастасии Цветаевых, при котором открыта экспозиция: «Александров — столица 101 километра». С этого разговора и началось мое второе знакомство с Александровом.

«С середины 20-х годов и практически до конца советской власти человек, отсидевший в тюрьме, получал так называемый „минус“ — запрет на проживание ближе 100 километров от Москвы, Ленинграда и еще нескольких крупных городов. Очень много бывших заключенных выбирали для жизни Александров, потому что он связан прямой железной дорогой с Москвой. Получить санкционированное разрешение на поездку в столицу было практически невозможно, однако можно было отправиться в Москву тайно, даже несмотря на то, что любая нелегальная вылазка могла обернуться новым тюремным сроком. Кроме этого, в годы советской власти в Александрове с трудом, но можно было устроиться на работу, с трудом, но можно было найти угол, где поселиться. Все эти факторы привели к тому, что Александров стал столицей 101 километра» — рассказывает Лев Кивович.

«СП»: — Иными словами, город был переполнен асоциальными элементами? Убийцы, воры, проститутки?

—  Конечно, большинство людей с «минусами» были уголовниками, в традиционном смысле слова. Но было много и таких людей, которые были осуждены за мнимое преступление. Так, после уборки урожая прошла колхозница по полю, собрала пучок колосков, чтобы накормить голодных детей — 8 лет лагерей. Так и говорили — сидит за колоски.

По словам Льва Кивовича, даже сами жители Александрова до сих пор не могут понять: 101 километр стал проклятьем или удачей. В контексте обсуждения острых социальных проблем города — зло, наследственность, гены, воспитание. В контексте того, что наряду с уголовниками здесь селились интеллигентные, образованные, талантливые люди — благо. Наверное, спор этот никогда не разрешится, люди будут вставать то на одну, то на другую сторону. И так до бесконечности.

Наследие прошлого

В Александрове есть на что посмотреть любознательным туристам. Так, не став исключением, я отправилась в наиболее значимый культурно-исторический объект города — музей Марины и Анастасии Цветаевых. Откровенно говоря, слово «музей» в голове никак не вяжется с небольшим деревянным домиком. Наверное, если бы не табличка, извещающая о том, что здесь когда-то жила и работала Марина Цветаева, туристы просто проходили бы мимо непримечательного крестьянского дома. Однако переступив порог музея, попадаешь в совершенно необъяснимую по ощущениям атмосферу. Здесь так тепло и уютно! Зеркало-судьба, незамысловатый мостик, перекинутый через «реку»… Все экспонаты музея странные и метафоричные, как отметила экскурсовод. При этом, вопреки ожиданиям, мало вещей, которые бы принадлежали великой поэтессе.

Экскурсовод поясняет: Марина бывала здесь не часто. Однако ее «Александровское лето», о котором она написала много слов, прошло именно здесь. В этом же доме долгие годы жила родная сестра Марины Анастасия. Лев Кивович поясняет: «В те годы, когда процветал 101 километр, сестры Цветаевы здесь не жили, однако их дом все же в некотором смысле является экспонатом того времени. Советская власть оставила отпечаток на судьбе сестер Цветаевых: муж Марины был расстрелян, ее дочь провела 8 лет в лагерях и 6 лет в ссылке. Анастасия также отсидела 17 лет в лагерях».

Через дорогу от деревянного музея стоит ничем не примечательное здание. С первого взгляда даже трудно дать ему оценку. Что-то не очень большое, серое и весьма унылое. Однако именно в этом здании находится постоянная экспозиция «Александров- столица сто первого километра». Вот уж куда стоит обязательно заглянуть, чтобы всколыхнуть свою душу и подбросить пищу для ума. Чего здесь только нет: письма, фотографии, справки о реабилитации тех, кому после сталинских лагерей не разрешалось жить ближе, чем за 100 км от столицы, картины, предметы мебели, личные вещи знаменитых, и совсем неизвестных персонажей. Здесь картины репрессированного художника Александра Колоскова, написанные своеобразным стилем и посвященные, конечно, лагерным будням, фотография архитектора Петра Барановского, оказавшегося за 101 километром из-за того, что воспротивился сносу храма Василия Блаженного.

Самый большой интерес у посетителей, объясняет Лев Кивович, вызывает рукопись Анастасии Цветаевой. «Находясь в дальневосточном сталинском лагере, Анастасия решает написать роман. А что значит писать роман в тюрьме? Как раздобыть клочки бумаги и огрызки карандашей, за хранение которых можно получить новый срок? Тем не менее, Анастасия начинает писать роман, причем делает это особой, малоизвестной системой стенографии. Попадет роман в руки тюремного начальства- ничего не поймут и не докажут. И вот представьте: конец 30-х годов, что само по себе внушает ужас, а Цветаева еще умудряется переправить свою рукопись из Дальнего Востока в Москву, своим друзьям. Потом она часто с улыбкой говорила: какие это порядочные люди — уголовники. Они сумели переправить в Москву все страницы рукописи, кроме тех, которые были написаны на папиросной бумаге». Не сдержались, искурили…

Вы, конечно, знали или догадались, что роман Цветаевой был написан о вечном и неугасаемом даже в страшных лагерных днях чувстве — любви…

Александровская слобода

Широкие улицы, торговые центры, красочные баннеры — все как в обычном провинциальном городе, пусть и с таким богатым историческим прошлым. До того времени, как здесь поселился Василий III, Александров был лишь небольшой, ни чем не примечательной деревушкой. А потом началось то, что принято на современном языке называть массовой застройкой. Появились многочисленные храмы, усадьбы, постройки, которые вырастали по велению царя Руси. И все эти многочисленные архитектурные шедевры объединила в себе Александровская слобода. Она является главной достопримечательностью Александрова, который позже, при царе Иване Грозном, стал на 17 лет второй столицей России.

В Александровской слободе можно пропитаться духом времени Ивана Грозного, полюбоваться на Покровскую церковь. Как говорят экскурсоводы, именно она является сердцем царской резиденции: в ней стоит великокняжеский домовой храм, в котором грозный царь становился ярым верующим. Молился, плакал, мечтал о великом будущем для Руси. Здесь же туристы могут увидеть фресковую роспись — ветхозаветные цари и русские князья вместе, как символ духовного единства. Покровская церковь, как и все в личности Ивана Грозного, неоднозначна. С одной стороны — место для молитв и богослужений, с другой — дворцовые палаты, оборудованные для утех. «Сенник» с кроватью, предназначенной для первой брачной ночи, красная трапезная, в которой царь чревоугодничал, принимал гостей и тут же, за столом, убивал тех, кто впал в немилость.

Даже сейчас, спустя века, Александровская слобода вызывает внутренний трепет: будто сам Иван Грозный бродит по своей резиденции. И будто твоя жизнь в этот момент зависит от настроения своенравного царя. Разгневаешь его, сам не зная почему, схватят и поведут в средневековые подвалы. Спускаясь по узким каменным ступенькам, слышишь учащенное биение сердца. А блуждая по низким палатам подвалов, разглядывая орудия пыток, и вовсе затаиваешь дыхание. Неудивительно, что именно это место, где до сих пор витает дух ужаса, боли и страха, вызывает наибольший интерес у туристов. А как узнают, что за события, которые происходили в том числе и в этих подвалах, Александров назвали столицей опричной Руси, туристы и вовсе с ужасом вздыхают.

«История не приемлет сослагательного склонения, но все же — если бы Иван Грозный не убил сына, возможно, Александров так бы и остался столицей России, потому как царевич ненавидел Москву, и вряд ли бы вернулся туда, — рассказывает Лев Кивович Готгельф. — Александров, за 17 лет правления Ивана Грозного, все больше и больше утопал в крови, но одновременно с этим разрастался все больше. Здесь находилась Дума, иностранные посольства, министерства, которые в те времена называли приказами. Одним словом, своенравный царь активно благоустраивал свою любимую резиденцию. До тех пор, пока не наступил самый роковой день в его жизни.

«СП»: — Тот, когда царь убил своего сына?

— Именно. Тот день, когда Грозный зашел на половину дворца, принадлежащую сыну, и увидел там лежащую жену царевича (то ли третью, то ли четвертую, но известно, что самую любимую) в исподнем платье. Царь разгневался, набросился на несчастную Елену и стал ее избивать. На шум прибежал цесаревич, вступился за жену и обозвал царя «кровавой собакой». А отец, впрочем, нечаянно, ударил его жезлом. Версий существует много, но это наиболее вероятная. Одним словом, с непокрытой головой Иван Грозный шел за гробом сына до самой Москвы. И больше никогда не возвращался в Александров…

Фото: gorodaleksandrov.ru

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Максим Шевченко

Журналист, член Совета "Левого фронта"

Вадим Кумин

Политический деятель, кандидат экономических наук

Михаил Делягин

Директор Института проблем глобализации, экономист

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня