18+
суббота, 3 декабря
Великая Война

МИД Латвии осудил Россию за Саласпилс

Риге не понравилась московская выставка о зверствах фашистов

  
658

Теперь становится ясно, что скандал, который преподнесла Латвия к 60-й годовщине Великой Победы над фашизмом, назвав в книге «История Латвии. ХХ век» всемирно известный концлагерь Салапилс «воспитательно-трудовым лагерем», был неслучаен. Тогда эта книга вышла под патронажем президента Вайры Вике-Фрейберги, и многие подумали, что случилось «просто» недоразумение. Ведь в этом лагере у детей выкачивали кровь, они умирали — как его можно назвать «воспитательно-трудовым»? Однако похоже, никакого недоразумения нет. Министерство иностранных дел Латвии выступило с резким осуждением выставки «Угнанное детство: судьбы детей, угнанных на территорию Латвии, 1943 — 1944 годах», действующей в московском Государственном центральном музее современной истории России, как будто не было Саласпилса и тысяч маленьких, но реальных трагедий.

МИД Латвии осудил выставку за «фальсификацию истории и вводящую в заблуждение пропаганду». При этом внешнеполитическое ведомство почему-то утверждает, будто выставка служит интересам людей, которые хотят препятствовать налаживанию отношений между Латвией и Россией. Возникает вопрос: каким образом правда о трагедии, о фашистских концлагерях может воспрепятствовать налаживанию отношений между двумя странами? Только в том случае, если латышская элита оправдывает либо замалчивает преступления фашизма.

Особое раздражение МИДа Латвии вызвала личность организатора выставки, последовательно разоблачающего преступления нацистов — директора фонда «Историческая память» Александра Дюкова. «Тем, кто действительно заинтересован в тех трагических событиях истории, понятно, что ни вышеупомянутая выставка, ни деятельность Дюкова не имеют никакого отношения к истории», — считают во внешнеполитическом ведомстве Латвии.

Но от правды никуда не денешься. Еще тогда, в 2005-м, рижская газета «Час» обратилась за комментарием к заведующей кафедрой политических наук Рижского университета Илге Крейтусе по поводу странного определения функций Саласпилса. «К сожалению, автор раздела, в котором речь идет о Саласпилсском лагере смерти, не был корректен и не потрудился глубже вникнуть в ситуацию, — сказала историк. — Саласпилс не может оцениваться иначе как концлагерь. Да, в Саласпилсе не было таких массовых уничтожений узников, как в Освенциме, но человеческая жизнь в Саласпилсе точно так же не имела абсолютно никакого значения… Автор не принимает это во внимание и использует название „трудовой лагерь“, которое использовали фашисты».

Между прочим, известно, что автором главы о Саласпилсе был советник президента Латвии по вопросам истории Антоний Зунда. Трудно сказать, простительно ли президенту страны не знать о реальной ее истории (все же Вайре Вике-Фрейберге было всего 7 лет, когда ее родители бежали в 1944 году от советских войск из Латвии в Германию, а потом она прожила почти всю жизнь в Канаде и лишь в 1997-м вернулась на родину). Но сам факт того, что советник президента исповедует профашистские взгляды в оценке концлагеря, говорит о политической и исторической ориентации элиты, а также о том, почему каждый год 16 марта по Риге маршируют ветераны Латышского легиона СС в память о боевом крещении в проигранном сражении с советскими войсками.

Между тем, организаторы выставки сообщают, что в 1943 — 1944 г. г. в прилегающих к латвийской границе районах России и Белоруссии нацистами проводились масштабные карательные операции, ударной силой которых, как правило, становились латвийские коллаборационистские формирования — в том числе те самые эсэсовцы. В рамках этих операций в Латвию были угнаны тысячи несовершеннолетних детей — русских, белорусов, поляков. Они были разлучены с родителями, в тяжелейших условиях содержались в концлагере Саласпилс и работали на латышских сельских хозяев.

Салапилс отличался от Освенцима только по масштабам и не столь «совершенной» технологии уничтожения людей. Здесь погибали мучительной смертью — от голода и репрессий. По свидетельским показаниям, в лагере было уничтожено более 100 000 человек. В него помещали военнопленных, здесь уничтожали евреев из Чехии, Австрии и Германии. Он считался центральным концлагерем для всех восточных оккупированных территорий. Сюда свозили детей, у которых забирали кровь для раненых немецких солдат.

Фонд «Историческая память» дал ответ на демарш МИД Латвии, выразив удивление в связи с появлением заявления, и напомнил: вопреки заявлениям МИД Латвии, выставка «Угнанное детство» не преследует каких-либо политических или пропагандистских целей. Задачей выставки, подготовленной в рамках программы «Повышение статуса жителей сожженных белорусских деревень», которая реализуется Белорусским фондом мира и германским фондом «Память, ответственность и будущее», является привлечение общественного внимания к непризнанным жертвам карательных операций, осуществлявшихся нацистами и их пособниками в российско-белорусско-латвийском пограничье в 1943 — 1944 гг.

Открытию выставки предшествовала долгая научно-исследовательская работа по сбору воспоминаний очевидцев, проживающих в России, Латвии и Белоруссии, выявлению новых архивных документов и фотографий. Эта работа проводилась совместно с историками из России, Латвии и Белоруссии. Таким образом, было положено начало совместной работе по переосмыслению и проработке трагических страниц недавнего прошлого.

«В этой связи не может не вызывать глубочайшего сожаления голословное и политически ангажированное заявление МИД Латвии, по всей видимости, сделанное под внутриполитическим давлением латышских националистов», — говорится в заявлении Фонда.

Никакой провокации. Только правда

Директор фонда «Историческая память» Александр Дюков прокомментировал для «СП» ситуацию вокруг выставки, организованной в Москве в Государственном центральном музее современной истории.

«СП»: — Скажите, пожалуйста, Александр, как долго готовили вы данную экспозицию?

— Достаточно долго. Не менее года мы с коллегами из Белоруссии и Латвии собирали документы, а также свидетельства тех людей, кто был очевидцем событий 1942−1944 годов. Таковых в силу времени прошедших десятилетий осталось, конечно, совсем немного, но они есть. Это те, кому в годы Великой Отечественной войны было по 5−7-9 лет. Мы провели несколько экспедиций в Псковскую область, в Северо-Западные районы Белоруссии, в Прибалтику, опрашивали очевидцев, записывая их рассказы на диктофон и видео. Кропотливо работали сотрудники нашего Фонда также в архивах — российских, белорусских, прибалтийских. На выставке представлены итоги этой работы. В частности, уникальные фотографии карательных операций фашистов и националистических батальонов в селах, деревнях. Возможно, не все знают, что в ходе этих операций вдоль латвийской границы создавалась полоса выжженной земли: деревни сжигались буквально дотла, их жители либо уничтожались, либо угонялись на принудительные работы в Латвию и Германию. Угоняли в основном молодежь, детей, это — тысячи человек. Содержали их на территории Латвии в жутких условиях. По большому счету, наша выставка не только о концлагере Саласпилсе. Она затрагивает судьбы детей на всех оккупированных в годы Второй мировой войны территориях СССР.

«СП»: — Многое из того, о чем узнаёшь, познакомившись с вашей экспозицией, действительно, прежде для широкого круга людей было неведомо. Хотя, казалось бы, во времена СССР подвиг советских людей на фронтах Великой Отечественной войны освещался широко и, главное, регулярно…

— Широко освещался подвиг солдат на фронтах. А вот героизм тех, кого война застала на оккупированной территории, рядовых граждан, большинство из которых составляли женщины, старики и дети как раз оставался «в тени». И если кто-то из историков пытался время от времени приоткрыть эту «завесу», ему, что называется, давали по рукам. И это неслучайно. Ведь в карательных операциях против мирного советского населения оккупированных территорий участвовали отнюдь не только фашисты. Но также и националистические батальоны, составленные из тех же местных жителей, кто был по какой-то причине обижен советской властью или просто «не принял» её. К примеру, операция «Зимнее волшебство», проведенная в 1943 году на Псковщине. Доказано: в той кровавой бойне, которая была устроена участниками «Волшебства», главенствующую роль играл латышский полицейский батальон. Их зверства мало в чем уступают гестаповским. Собранные нами свидетельства очевидцев и архивные документы доказывают это. Так вот, во времена СССР считалось неэтичным напоминать тем же прибалтам, как, впрочем, и жителям других наших республик, о неблаговидных, мягко говоря, поступках их земляков — полицаев. Важно было поддерживать у людей дух интернационализма, дружбы народов.

«СП»: — Вы говорите, тем свидетелям, с которыми общались во время экспедиций, было в годы войны 7−9 лет. То есть, сейчас им уже далеко за 60. В детском возрасте, как и в пожилом, память нередко подводит…

— Только не в данном случае. Проверено и доказано — учеными-физиологами, а также историками — память избирательна на мелочи. А основные вехи жизни человека, особенно если связаны они с какими-то трагическими событиями, никогда не стираются. Да и зачем бы этим людям говорить неправду? К тому же, опирались мы, готовя нашу выставку, не только на воспоминания, но, повторю, и на архивные документы.

«СП»: — Если все это — правда, а сомневаться в представленных документах нет оснований, почему же Латвийский МИД так возмущен вашей экспозицией?

— Чистой воды политика. Во властных структурах нынешней Латвии немало людей, которые имеют то или иное родство с бывшими эсесовцами, полицаями, гестаповцами. Естественно, они не заинтересованы в том, чтобы столь негативное прошлое вышло наружу, стало достоянием гласности. Защищая их, защищают, прежде всего, себя. Не будем забывать, что как в Латвии, так и в соседней Эстонии сегодня проживает немало так называемых «неграждан» — людей, которые местными законами лишены всех гражданских прав. Там их называют «оккупантами», выживают с давно насиженного места. Забывая, что подавляющее число этих самых «советских оккупантов» — потомки тех, кого полицаи из числа эстонцев и латышей пригнали сюда в годы Второй мировой войны из северо-западных областей Белоруссии, западных областей РФ, заставляли батрачить на себя, проводили на них медицинские эксперименты. Это так называемая двойная мораль, отличающая, как правило, тех людей, кто сам лишен исторической памяти. Мы к слову, ответили латышскому МИДу на её заявление о якобы «злостной фальсификации истории», подчеркнув, что наша выставка «Угнанное детство» не преследует никаких иных целей, кроме как восстановление исторической правды.

«СП»: — Выставка ограничится Москвой или планируете показать её в других городах России, СНГ?

— В мае планируем представить её жителям и гостям белорусской столицы. Мы активно сотрудничаем с минчанами. В кануне очередной годовщины Дня Победы в рамках программы «Повышение статуса жителей сожженных деревень» в Минске в Музее Великой Отечественной войны пройдет одноименная конференция. Проводят её наш Фонд совместно с Белорусским Фондом мира и немецким Фондом «Память, ответственность и будущее». Оттуда повезем «Угнанное детство» в Ригу. Надеюсь, нам дадут возможность представить там выставку в полном объеме. Хотя, конечно, не исключены и провокации…

Рига — Москва

Фото: diena.lv

Популярное в сети
Цитаты
Леонид Исаев

Заместитель руководителя лаборатории ВШЭ, востоковед

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
СМИ2
24СМИ
Новости
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
СП-ЮГ
СП-Поволжье
Цитата дня
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня