Бронированный утиль НАТО

Половина военной техники армии ФРГ не способна участвовать в боевых операциях

  
10356
Бронированный утиль НАТО

В немецкие СМИ попал доклад, составленный независимыми экспертами для министерства обороны ФРГ. Аналитики описали 140 проблем и рисков, связанных с национальными и международными оборонными проектами страны, и пришли к выводу, что Бундесвер находится не в лучшем состоянии. Оказалось, что участвовать в боевых операциях могут лишь 70 из 180 многоцелевых бронетранспортеров Boxer, 7 из 43 флотских вертолетов, 42 из 109 истребителей Eurofighter и 38 из 89 истребителей Tornado.

Это уже не первый подобный скандал, связанный с немецкой армией. В конце сентября немецкое оборонное ведомство сообщило, что в истребителях четвертого поколения Eurofighter обнаружены серьезные дефекты, в результате чего срок их эксплуатации уменьшили с 3000 до 1500 летных часов. За несколько дней до этого министру обороны Урсуле фон дер Ляйен пришлось признать, что в случае чрезвычайной ситуации Германия не сможет выполнить свои обязательства перед НАТО из-за нехватки запасных частей для основной военной техники.

Если такие проблемы у Германии, «локомотива» Евросоюза, который еще и занимает седьмое место в мире по военным расходам, что говорить об остальных европейских членах Североатлантического альянса? Несмотря на то, что в 2006 году члены НАТО договорились тратить на оборону 2% от ВВП, в Европе это требование выполняют всего три страны: Великобритания, Греция и Эстония, при этом греки большую часть этой суммы тратят на содержание военных, чтобы они не пополнили ряды безработных, ну а эстонский ВВП составляет всего 24,5 млрд долл. (немецкий, для сравнения, 3,6 триллионов). В то время как Россия в среднем тратила на оборону 3% от своего ВВП, в Европе военные расходы неуклонно сокращались.

Хотя проблемы очевидны, массированная кампания в немецких СМИ, обрушившаяся на Бундесвер и его руководство в последнее время, тоже вызывает вопросы. Ведь снижение расходов на армию ни для кого не было секретом, почему же волна разоблачений прокатилась именно сейчас? Одни эксперты связывают это с напряженной международной обстановкой, но есть и другое объяснение. Например, немецкие социалисты полагают, что здесь не обошлось без США — «мировой гегемон» хочет вынудить Германию больше тратить на армию и, соответственно, заключать больше контрактов с американскими военными концернами.

Главный редактор журнала «Арсенал Отечества», полковник запаса Виктор Мураховский считает, что недооценивать европейскую военную мощь все же не стоит, хотя уровень боеспособности действительно упал.

— В принципе, это количество техники и вооружений соответствует концепции НАТО об «умной обороне». Ее суть в том, чтобы каждая страна не несла бремя содержания вооружения полной номенклатуры. Грубо говоря, одни страны специализируются на противовоздушной обороне, другие — на военно-воздушных силах, сухопутных войсках, инженерном обеспечении, радиационной защите. Происходит распределение нагрузки, и мы видим, что в некоторых государства полностью отказались, например, от танков, потому что они в достаточном количестве есть в других странах НАТО.

Что касается состояния вооружения и техники, да, оно может вызывать вопросы. Военные бюджеты не велики, причем основную их статью занимают расходы на содержание военнослужащих — довольствие, пенсии, социальные пособия, а ведь поддержание уровня боевой подготовки требует больших ресурсов. Состояние самого парка вооружений вызывает опасения у экспертов на Западе. Не знаю, насколько можно верить цифрам, обнародованным в немецкой прессе, мне кажется, это слишком экстремальные данные. Обычный коэффициент уровня технической готовности исправной техники — 75−80%, а в приведенных данных это всего 15−20%.

Хотя я могу согласиться с такой статистикой по новым видам вооружений, например, по БТР Boxer или военно-транспортным самолетам. Это неизбежный период, когда новая техника только поступает на вооружение. Поначалу выявляется много неисправностей и особенностей эксплуатации, но со временем это стабилизируется и выходит на нормальный уровень.

«СП»: — Ставит ли это под вопрос военный потенциал НАТО, как такового, не переоценивает ли эта организация свои возможности, в том числе и когда говорит о возможном противостоянии с Россией?

— Есть два Альянса. Один — это НАТО в полном составе с участием США, и второй — это условное ЕвроНАТО, у которого совсем другие, гораздо меньшие возможности. ЕвроНАТО в нынешнем состоянии не способно в разумные сроки создать наступательную группировку хотя бы на одном стратегическом направлении. Они не самостоятельны без участия США и Канады.

Что касается противостояния НАТО или ЕвроНАТО с Россией, мы тоже не собираемся создавать наступательные группировки, это видно и по дислокации наших межвидовых группировок. У нас самые слабые силы расположены как раз на Западе. Достаточно сказать, что у нас в приграничных с Украиной областях не дислоцируется на постоянной основе ни одной общевойсковой или воздушно-десантной бригады. О чем говорить, какая тут агрессивность России?

«СП»: — Стоит ли ожидать серьезного увеличения военного финансирования в Европе?

— Думаю, нет. Определяющий фактор здесь — экономика, а не только политика. С экономикой в Европе местами не очень хорошо, а местами совсем плохо. Я не вижу фундаментальной базы для роста военных расходов или ускорения перевооружения.

«СП»: — Внутренние трудности — не причина, по которой страны НАТО отказывают Украине в военной помощи, несмотря на декларируемую поддержку?

— Это не связано. НАТО может помочь Украине только поставками вооружений, но это откроет некий шлюз, и они прекрасно это понимают. Если будут поставки вооружения из натовской номенклатуры, с Востока может пойти такой поток, что все шлюзы снесет.

Эксперт по международной безопасности Виктория Легранова считает, что снижение обороноспособности Европы приведет к тому, что она попадет в еще большую зависимость от США.

— Последние годы показали, что боеспособность натовских сил действительно упала. С 1991 года количество учений на коалиционном уровне снизилось, военные бюджеты тоже были сокращены. В результате пострадала оперативная совместимость, выучка военных сил отдельных стран. Неудивительно, что немецкая армия в таком плачевном состоянии. То же можно сказать и о военных силах остальных европейских стран. Думаю, то, о чем пишет немецкая пресса, вполне реально.

Понятно, что такая ситуация не устраивает США, которые хотят изменить формат работы НАТО. Этому была посвящена значительная часть обсуждений на недавнем саммите Альянса в Уэльсе. Проще говоря, американцы обижены на Европу. Они считают, что гарантируют европейцам безопасность от международных угроз, к которым теперь относят и Россию, а те должны за эту безопасность платить. В Белом доме уверены, что страны Западной Европы «разжирели» и не вкладывают достаточно денег в армию. А Восточная Европа вообще не способна себя защитить. При этом Америка использует ее по полной, заставляя страны бывшего Варшавского договора протаскивать все американские идеи во время голосований в НАТО.

«СП»: — Значит, шумиха вокруг падения обороноспособности Европы может подогреваться и Америкой?

— США, безусловно, нагнетают обстановку. Они хотят, чтобы Европа начала больше платить, но понятно, что многие европейские страны не могут выделять положенные 2% от ВВП на военные бюджеты и проводить закупку новой техники и вооружений в тех количествах, которые предписывают натовские стандарты. Поэтому дальше Америка поставит Европу перед выбором: либо платите, либо жертвуйте своей свободой, больше участвуйте в наших военных и политических инициативах. Европейцы упустили шанс создать свой собственный щит безопасности, американцы задавили эти идеи в зародыше, и теперь у них особо нет выбора.

«СП»: — Американцы хотят заставить Европу платить больше, но при этом планируют расширение своего присутствия в Восточной Европе. Как страны той же Прибалтики смогут «потянуть» содержание американских баз на своей территории?

— Страны Восточной Европы рассчитывали, что США разместят на их территории свои базы, а они будут только получать бонусы от американского военного присутствия. Теперь оказывается, что это не совсем так — Вашингтон требует, чтобы за содержание баз платили из национальных бюджетов этих стран.

Но нужно делить этот вопрос на две части. С одной стороны, есть стратегически важные объекты — элементы системы ПРО, инфраструктура морских сил, военной разведки — которыми они могут давить на стратегические силы РФ. Здесь они все расходы берут на себя. И совсем другая ситуация со странами Балтии, которые хотели затащить к себе крупные воинские соединения. Они думали, что это будет выгодно для них как с военно-политической, так и с экономической точки зрения, рассчитывали, что местные компании будут эти базы обслуживать. Но на самом деле американцы обычно сами занимаются обеспечением своих объектов, поэтому если страны Восточной Европы хотят разместить у себя постоянные военные базы НАТО с крупным контингентом, им придется самим за них платить.

Заместитель Директора центра анализа мировой торговли оружием Владимир Шварев говорит, что, несмотря на проблемы, военный потенциал европейских стран НАТО превосходит российский в несколько раз. Но если говорить не о потенциале, а о реальной боевой готовности, силы, как минимум, равны.

— Не думаю, что Бундесвер настолько слаб, как представляют это некоторые СМИ. Но в последние годы Германия действительно постоянно сокращала расходы на оборону и на боевую подготовку, поэтому уровень обороноспособности мог снизиться. Хотя нужно отметить, что НАТО изначально создавалось не для обороны, а для нападения. И по всем видам вооружения НАТО в несколько раз превосходит Россию, даже несмотря на уменьшение финансирования.

По той же авиации или бронетехнике европейские страны НАТО, даже без США, превосходят нас в разы. Другой вопрос — какое у этой техники состояние. Я не разведчик и не могу знать, действительно ли их вооружения обветшали до такой степени. Раз постоянно появляются такие публикации, значит, проблема есть.

В любом случае, общее количество вооружений еще не означает, что страны НАТО имеют перевес перед Россией. Все определяется уровнем боеготовности и состоянием техники. Курс Министерства обороны РФ на глубокую подготовку личного состава, на модернизацию и закупку техники значительно поднял наш общий уровень боеготовности. И если сравнить не просто военный потенциал, а именно уровень боеготовности, думаю, мы как минимум в паритете со странами НАТО.

«СП»: — Как в общую картину снижения финансирования вписываются планы НАТО по расширению своего присутствия в Восточной Европе?

— Создание баз — это дорогостоящие программы. НАТО только руководит и направляет их, а основная часть расходов приходится на государство. Например, если мы говорим о строительстве базы в Румынии — кто будет его финансировать? Вряд ли немцы или англичане захотят за это платить. Такие перекрестные вопросы наверняка возникнут, это путь в никуда. Странам НАТО нужно заниматься проблемами собственной обороны.

«СП»: — Как вы прокомментируете мнение, что европейские страны предпочитают действовать против России только экономическими методами именно потому, что их военный потенциал ослаблен?

— Не думаю, что оно имеет право на жизнь. В Европе, да и в НАТО тоже есть трезвомыслящие люди, которые понимают, что Россия — ядерное государство. Недавно мы достигли с США паритета по боеголовкам. Естественно, в случае прямой конфронтации мы будем применять ядерное оружие, как тактическое, так и стратегическое. Никто этого не хочет. Все агрессивные разговоры США сводятся к тому, чтобы надавить на Европу и заставить увеличить военные расходы.

Фото: Марина Лысцева/ ТАСС

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня