18+
суббота, 2 июля

НАТО подбирается ближе

Военный блок намерен еще больше увеличить свое присутствие в Восточной Европе и на Черном море

  
21374
НАТО подбирается ближе

Генеральный секретарь Североатлантического альянса Йенс Столтенберг, который прибыл с визитом в Болгарию, заявил, что блок намерен увеличить свои военные контингенты в странах Восточной Европы.

«Хочу подчеркнуть, что мы все видим необходимость усиленного присутствия НАТО в Болгарии и в других восточных государствах, чтобы дать партнерам уверенность и спокойствие. Это предполагает увеличение вооруженных сил на ротационных основах, которые должны участвовать в учениях и маневрах», — заявил генсек. Он также добавил, что будет увеличено присутствие военных кораблей в Черном море. Причем все это, по словам Столтенберга, делается с исключительно оборонительными целями. Главнокомандующий силами НАТО в Европе Филип Бридлав на заседании начальников генштабов стран блока 22 января тоже заявил, что «НАТО не представляет угрозу для России» при том, что на встрече обсуждалось увеличение военного присутствия альянса в Европе.

В Кремле такую точку зрения, видимо, не разделяют. В новой военной доктрине РФ в перечне внешних военных угроз первым пунктом идет наращивание силового потенциала НАТО и «наделение его глобальными функциями, реализуемыми в нарушение норм международного права», а также приближение военной инфраструктуры стран-членов к границам Российской Федерации, в том числе путем дальнейшего расширения блока. В 2014 году Североатлантический альянс активно занимался именно этим. Формальной причиной стал украинский кризис, в котором Запад винит Россию, но многие эксперты солидарны в том, что эти события стали для НАТО настоящей «манной небесной», позволив руководству оправдать само существование этой организации и увеличить расходы.

В течение прошлого года в Прибалтике и Польше были развернуты многотысячные американские контингенты с тяжелой техникой и авиацией. Уже утверждено создание сил быстрого реагирования численностью до пяти тысяч человек. В рамках этой же программы планируется создать сеть командных и контрольных центров на территории шести стран НАТО — в Эстонии, Латвии, Литве, Польше, Румынии и Болгарии. Кроме того, НАТО планирует увеличить количество боевых самолетов и военных кораблей на уже существующих базах в Восточной Европе. Интересно, что все это альянс делает, как бы не нарушая соглашения с Россией, по которому на территории новых членов блока запрещено размещать «существенные силы».

«Формально НАТО не нарушает букву соглашения с Россией, — объясняет главный редактор журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский. — В Прибалтике, Польше, Болгарии и Румынии их силы размещаются на ротационной основе. То есть они присутствуют определенное время, затем убывают в пункт постоянной дислокации, а вместо них прибывают силы из другой страны. Американцев сменяют британцы, британцев — голландцы и так далее. Если говорить об авиации, так происходит в Литве, Эстонии и Польше. Военно-морские силы в акватории Черного моря находятся, соблюдая соглашение, не более 21 дня, после чего их меняют корабли из другой страны. Акватория Балтийского моря вообще не упоминается в договоре. Что касается сухопутных сил, они сравнительно незначительны, например, это одна мотопехотная рота в Прибалтике, которая тоже проходит по ротации.

Так что формально они соблюдают договор, но с нашей точки зрения — это постоянное присутствие заметных сил. Порядка 12−14 истребителей дислоцируются в Прибалтике, несколько самолетов имеется в Польше. Самолеты АВАКС дальнего радиолокационного обнаружения и управления присутствуют в Болгарии и Румынии. Корабельная группировка постоянно находится в акватории Черного моря. Особую озабоченность у нас вызывает размещение элементов системы ПРО в Болгарии, Румынии и Польше. Мы реагируем на это, об этом говорил и начальник Генштаба на конференции по безопасности, которая проходила весной прошлого года, кстати, при участии представителей НАТО. Не скажу, что это сильно повлияет на состав и места дислокации наших сил, но это будет чувствоваться при военном планировании".

В то же время, как пишут «Ведомости», даже после включения стран Прибалтики в НАТО в 2004 году в этом регионе не только не были развернуты дополнительные российские контингенты, но и продолжилось сокращение войск, в том числе в Калининградской области. К 2010 году, по данным издания, российские сухопутные силы на пространстве от Калининграда до Урала и Крайнего Севера были слабее, чем одна польская армия.

Насколько серьезную угрозу представляет для России дальнейшее наращивание натовского присутствия в Восточной Европе и как на нее нужно отвечать?

— НАТО, как и в годы Холодной войны, проявляет себя, как организация коллективной обороны, — говорит начальник сектора проблем решения безопасности Центра оборонных исследований РИСИ Сергей Ермаков. — Поэтому она укрепляет оборону своих членов в соответствии с пятой статьей Устава НАТО. Для России это не несет непосредственной угрозы. Проблема в том, что это сопровождается резкой, порой злобной риторикой в отношении нашей страны. Эта риторика, военные приготовления альянса и постоянное муссирование темы мифической российской угрозы раскручивают маховик пока Холодной войны, но все может кончиться печально. Любое военное строительство имеет свою инерцию, которая может привести к более негативным вещам.

С другой стороны, если посмотреть на последние тенденции в самом Североатлантическом альянсе, можно обратить внимание, что приготовления идут на фоне уменьшения военных расходов стран-членов и нехватки финансов в целом. Сегодня пересматриваются программы развертывания американских вооруженных сил в Европе в сторону увеличения. Но в то же время, Великобритания заявляет, что планирует сократить свои вооруженные силы. В общем, тенденции противоречивые, и такая риторика способствует оправданию деятельности НАТО и ободрению союзников. Это должно уверить их в том, что блок крепок, силен и способен обеспечить коллективную оборону. Хотя объективно видимых угроз странам НАТО со стороны России не просматривается.

«СП»: — А для нас угроза есть?

— Несмотря на то, что НАТО испытывает серьезные трудности, в том числе с финансированием и комплектованием вооруженных сил в отдельных странах, это серьезная организация. Как именно мы должны реагировать? Среди российских экспертов появился, на мой взгляд, удачный термин — спокойная сила. Мы должны планомерно развивать и реализовывать направления военного строительства, которые были заложены в наших программах. Несмотря на рецессию, у страны есть для этого необходимые средства и ресурсы. Это позволит нам быть сильными и сохранить красные линии, за которые НАТО побоится переступать.

«СП»: — Руководство НАТО постоянно заявляет, что альянс не представляет опасности для России…

— Это традиционная риторика НАТО. С одной стороны, нас обвиняют в том, что мы представляем угрозу, с другой — обеляют себя. В годы Холодной войны шла пропаганда, что НАТО — это оборонительный союз, который выстраивает оборонительные линии против Варшавского договора. С тех пор в риторике НАТО мало что поменялось. Оно создавалось, как блок против «советской военной угрозы», и сейчас постепенно от попыток выстраивания партнерства мы скатываемся к классической политике сдерживания, которая присутствовала в прошлом. Чтобы понять, насколько НАТО мирный блок, достаточно проследить историю военных операций альянса за последнее время. Это и Югославия, и Ливия, и участие отдельных стран НАТО во всевозможных коалициях и военных конфликтах в Северной Африке и на Ближнем Востоке.

«СП»: — Если мы начнем активно наращивать свои силы на Западе, вызовет ли это ответную реакцию блока?

— Безусловно, поэтому я акцентировал внимание на том, что нам нужна именно спокойная сила. Чрезмерное накопление вооружений и военной техники провоцирует другую сторону на ответные меры. С другой стороны, со стороны, в НАТО, к сожалению, много лукавства. В 90-х и начале 2000-х годов Россия серьезно сократила свои вооруженные силы, которые дислоцировались на границе. Это позволило подписать нам ряд важных документов, в том числе создать совет Россия-НАТО. Мы брали на себя взаимные обязательства по не наращиванию чрезмерных вооружений. Но вопрос в том, что считать чрезмерными вооружениями. Нигде конкретных цифр заложено не было.

Более того, альянс брал на себя обязательство не размещать на территории новых стран-членов постоянные контингенты. Но теперь стал использоваться термин не «permanent», а «continuous» — не прекращающееся военное присутствие. Формально там будут проходить перманентные учения, которые позволят держать в Европе натовский контингент. Кстати, в недавних учениях Black Hawk в Польше участвовали довольно большие силы. Британские СМИ отмечали, что никогда еще британские танки не продвигались так далеко на Восток. Эти моменты присутствуют, и, думаю, наше военно-политическое руководство их учитывает. Мы продолжаем планомерное укрепление, не провоцируя НАТО размещением очень крупных воинских подразделений на территориях, которые прилегают к странам-членам альянса.

— По сравнению с 2010 годом в Западном военном округе ситуация улучшается, продолжает Виктор Мураховский — Воздушно-десантные войска увеличивают свою численность за счет развертывания дополнительных полков в воздушно-десантных и десантных штурмовых дивизиях. Таманская и Кантемировская бригады переформированы в дивизии, что означает наращивание численности и возможностей. Сформирована отдельная группировка на Крымском полуострове, то есть, усилены возможности Южного военного округа. Развертываются отдельные бригады в Западном военном округе, как общевойсковые, так и ракетные, инженерно-саперные, и так далее.

Тем не менее, по соотношению сил и средств НАТО, даже на европейском театре военных действий, превосходит нас в несколько раз. Мы не можем с ними соревноваться в силу размеров экономик, количества населения и так далее. Поэтому делаем ставку на ассиметричный ответ. Делаем акцент на внедрении высокоточного оружия, новейших систем управления, в том числе автоматизированных связей, радиоэлектронной борьбы, повышении мобильности войсковых частей и соединений. На учениях, которые проводились на западном направлении совместно с Белоруссией, мы продемонстрировали возможности наращивания группировки за счет сил, перебрасываемых из других военных округов, в частности, из Центрального.

«СП»: — То есть мы не собираемся вступать в гонку вооружений и численности контингентов?

— Могу сказать, что группировка Ленинградской области, которая граничит с Эстонией, остается такой же, как была. У нас нет ни одного общевойскового соединения на постоянной основе в приграничных с Украиной областях — ни в Воронежской, ни в Брянской, ни в Белгородской, ни в Курской. Это не наша инициатива — наращивать численность в этих регионах, а односторонние действия НАТО.

Фото: EPA/ТАСС

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитаты
Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Владимир Рогов

Председатель комитета госстроительства Новороссии

Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье