18+
суббота, 25 июня

«АТО» с иностранным акцентом

На территории Украины тысячи инструкторов и наемников из стран НАТО

  
23035
«АТО» с иностранным акцентом

1 февраля министр обороны Украины Степан Полторак косвенно признал наличие иностранных наемников в рядах украинских силовиков, ведущих боевые действия в Донбассе. Полторак пообещал, что все иностранцы, которые «приехали к нам и защищают нашу землю» имеют право на получение гражданства Украины, и он лично будет в этом содействовать.

Накануне независимая консалтинговая компания «Центр политической информации» (ЦПИ) опубликовала доклад, посвященный деятельности частных военных компаний (ЧВК). Один из разделов доклада посвящен роли ЧВК и иностранных инструкторов в конфликте на Украине.

По оценкам экспертов Центра, в разные периоды общая численность иностранного военного присутствия на юго-востоке Украины со стороны прокиевских сил составляла от 5 до 10 тысяч человек. «Присутствие ЧВК на Украине отражено в формате предоставления инструкторов для так называемых добровольческих батальонов, а также в формате небольших мобильных групп, замаскированных под регулярных военных Вооруженных сил Украины (ВСУ)», — сказано в докладе. При этом по международному праву сотрудники ЧВК не имеют права принимать участие в боевых действиях или носить форму одной из воюющих сторон.

О присутствии иностранных специалистов и наемников представители ополчения говорили с самого начала конфликта. Например, по данным штаба ополчения в период с 22 апреля по 13 июля 2014 года общие потери иностранцев в Донбассе составили 330 человек. В частности, польская ЧВК «ASBS Othago» потеряла 139 человек, американская ЧВК «Асаdemi» (до 2009 года была известна как Blackwater) — 125 человек. На месте дислокации украинских силовиков ополченцы находили иностранное вооружение или тела в форме западного образца. Однако подтвержденных доказательств, что речь идет именно о наемниках, было сравнительно немного.

Иностранцы, чье участие в боях доказано, например, гражданин Швеции и инструктор батальона «Азов», известный неонацист Микаэль Скилт или американец Марк Грегори Паславски с позывным «Франко», представлялись добровольцами, которые отправились на Украину сражаться за «молодую демократию». 4 декабря 2014 представитель Генштаба ВСУ генерал-майор Александр Розмазнин признал, что на стороне «сил АТО» воюет около тысячи иностранных граждан, все они — добровольцы. «Ни один гражданин, который приехал воевать, не проходил службу в Вооруженных силах Украины и МВД. Они все воюют в добровольческих батальонах», — сообщил Розмазнин.

Эксперты ЦПИ, однако, убеждены, что речь идет не только о «солдатах удачи», но и о профессиональных инструкторах и специалистов (в том числе из стран НАТО), которые работали с ВСУ. В октябре же в Интернет попало небольшое видео, на котором запечатлено прибытие 20 американцев, одетых в натовскую форму в одну из харьковских гостиниц. 24 января мариупольское телевидение случайно засняло военного, который старательно закрывал лицо и по-английски просил не снимать его. Причем — явно с американским акцентом. По данным военно-дипломатического источника агентства ИТАР-ТАСС, американская Academi подтвердила готовность начать с января 2015 года подготовку экспериментального батальона ВСУ численностью 550 человек по заказу Генштаба ВСУ. Стоимость обучения составит 3,5 млн долл.

Автор доклада, генеральный директор «Центра политической информации» Алексей Мухин рассказал «СП», на чем основаны его выводы об иностранном присутствии в зоне украинского конфликта.

— Мы говорим о сотрудниках частных военных компаний и инструкторах НАТО, которые явно присутствуют на Украине. Я брал данные по оценкам очевидцев, именно поэтому такой разброс — от 5 10 тысяч. По понятным причинам, я не могу назвать имена и фамилии источников, но они заслуживают доверия.

Нужно учитывать, что постоянного контингента иностранных наемников, сотрудников ЧВК и штатных инструкторов там нет. Это очень дорого. Компании часто направляют своих сотрудников, исходя из текущих задач. Перед очередным серьезным обстрелом или ожидаемым контрнаступлением ополчения именно на этом участке фронта происходит усиление воинских подразделений ВСУ иностранными специалистами, чтобы максимально нивелировать боевую активность ополченцев.

Раньше факты на этот счет поступали более регулярно, потому что на присутствие иностранцев на Украине меньше обращали внимания. Затем эти данные украинские военные начали уничтожать, чтобы невозможно было учесть потери среди воюющих на их стороне граждан других государств. Любая информация, которая просачивалась даже в качестве отдельного мнения, сразу подвергалась критике и вызывала очень резкую и негативную реакцию со стороны сотрудников того же Госдепа. При этом сами цифры, даже вполне конкретные, они никак не комментировали.

«СП»: — В украинском Генштабе признавали присутствие иностранцев, но называли их исключительно добровольцами…

— Это вопрос терминологии. Понятно, что под добровольцами подразумеваются как раз сотрудники ЧВК. Называть их можно как угодно. Но любой контакт официальных военных с «добровольцами» строго регламентируется, это закон. У этих ребят должен быть официальный статус. Например, сотрудников ЧВК, которые выступают в поддержку действий тех же иностранных компаний, ведущих бизнес на территории Украины. Это общепринятая практика, которой США пользовались и в Ираке, и в других странах.

«СП»: — Можно ли вообще доказать, что это инструкторы или сотрудники ЧВК, а не добровольцы?

— Только оперативным путем и свидетельскими показаниями. Насколько мне известно, взятые в плен сотрудники ЧВК дали показания Следственному комитету РФ, но эта информация еще недоступна публике. Поэтому я оперировать ей не могу.

«СП»: — А если доказательства будут, последует ли реакция Запада и Киева?

— Она должна последовать, иначе это будет пример правового нигилизма. Понятно, что сложно «отлавливать» людей, которые сами по себе являются авантюристами и на добровольных началах за деньги или за идеи воюют на территориях других государств. Если попытаться наказывать страны, гражданами которых они являются, можно далеко зайти. Поэтому нужно четко определить, что если эти люди нарушили закон — они должны быть отданы под суд своей страны или страны, где совершали преступления. Сложно ожидать от Украины в этой связи какой-то официальной реакции, но потребовать эту реакцию — наш долг.

Военный обозреватель Владислав Шурыгин согласен с тем, что в Донбассе воюют наемники. Но считает, что речь идет о более скромных цифрах.

— По моим оценкам, иностранных военных специалистов на Украине насчитывается не более тысячи, если говорить об инструкторах. Тех, кто принимает участие в боевых действиях, — не более 2−3 тысяч. Мы не видим крупных подразделений иностранцев. Они есть в разного рода добровольческих батальонах, но большого потока нет.

Непосредственно ЧВК-шников чрезвычайно мало. Даже одно подготовленное подразделение не решит проблему устойчивости всего фронта при наступлении противника. Наемники могут себя хорошо проявить в том или ином бою. Много слухов о том, что бойцы польского ЧВК защищали Донецкий аэропорт. И это было одной из причин, по которой так долго не могли его взять. Но сказать, что их действия определяющие, нельзя. Для украинской армии, которая насчитывает в Донбассе 30−40 тысяч солдат и офицеров, влияние этих групп крайне низкое. Воюют не отдельные люди и подразделения, а система. На первое место выходят такие понятия, как боевое планирование, организация взаимодействия между войсками. Присутствие наемников или иностранцев — всего лишь один из факторов.

«СП»: — То есть в планировании иностранцы не играют ключевой роли?

— Даже если бы они ее играли — это для Украины как смесь бульдога с носорогом. Иностранное влияние играет, скорее, отрицательную роль. Украинская армия воюет старым советским оружием, которое рассчитано под советские войска и советскую воинскую организацию. Но при этом они пытаются воевать по неким американским инструкциям и параметрам. Получается очень плохо.

«СП»: — Можно ли провести границу между наемниками и добровольцами?

— Разница очень четкая, но при этом тонкая. Обычно наемники — люди, для которых главной мотивацией служат заработки. Но если в Африке легко отличить белых наемников, то на Украине доказать существование наемников крайне сложно.

Директор Центра общественно-политических исследований Владимир Евсеев считает, что после того, как началось контрнаступление ополчения под Дебальцево, количество иностранцев в рядах «сил АТО» уменьшилось — даже наемники не готовы так рисковать.

— Сегодня непосредственно в зоне боевых действий со стороны Украины находится 28 тысяч как военнослужащих и представителей Нацгвардии. Для того, чтобы готовить такое количество военных, даже тысяча инструкторов — много. Есть факты, которые подтверждают, что сотрудники ЧВК присутствовали в Донецком аэропорту. Видимо, часть из них были снайперами, возможно — были расчеты американских артиллеристских систем. Имеющие оценки позволяют усомниться, что речь идет о десяти тысяч. Максимум можно говорить о нескольких тысячах. Но эти люди были задействованы по-разному.

По моим данным, на начальной стадии описанное в докладе, скорее всего, имело место. Но потом количество наемников существенно сократились. Просто потому, что начались большие потери. После боев в августе работа на Украине перестала интересовать иностранных наемников. Они зарабатывают деньги на жизнь, а не на смерть.

Если бы их было больше, однозначно были бы пленные. До сих пор заявления о пленных поляках и самолетах с их телами не были подтверждены. Видимо, их ликвидируют украинские силовики, чтобы те не попали в плен. В таком случае, я не завидую наемникам. Думаю, непосредственно в зоне боевых действий сейчас находятся несколько десятков, может быть, сотен наемников, не больше.

«СП»: — А кто им платил и платит?

— Думаю, финансирование идет на государственном уровне при тайной поддержке США. Финансировали либо они американцы, либо европейцы. В частности, Германия. Не думаю, что этим занимался Коломойский. Ему достаточно иметь собственную охранную структуру. Если Коломойский начнет игру против Киева, наличие наемников, особенно телохранителей, может привести к его физической ликвидации. Поэтому, скорее всего, это было инициировано государством.

«СП»: — Ну, а если говорить об иностранных инструкторах?

— Есть информация, что американцы готовят у украинцев аэромобильную бригаду. Но даже если мы говорим о 50 тысячах военнослужащих, инструкторов нужно не так много. В Афганистане армия и прочие силовые структуры насчитывают 400 тысяч человек. Для обучения этого количества было задействовано не больше тысячи западных специалистов. Ориентировочно, на взвод нужен один инструктор. В большем количестве нет потребности.

Тем более, что нахождение иностранцев в стране, которая в состоянии военного конфликта, может привести к попыткам их убийств. Не уверен, что украинская сторона сможет обеспечить безопасность инструкторов из других государств, если конфликт будет разрастаться. Не уверены в этом и американцы. Одно дело наемники, и другое — если они официально связаны с вооруженными силами тех же США. Любая информация о том, что на территории Украины погибло энное число американцев, может серьезно изменить общественное мнение против Петра Порошенко и киевской власти. Не в интересах американцев увеличивать количество инструкторов. Они не будут этого делать.

«СП»: — Судя по развитию событий, иностранные инструкторы обучают украинских военных не очень успешно?

— Если посмотреть на то, как боевые действия шли в августе и сейчас, можно увидеть, что в украинской армии воссоздана система управления. Она достаточно стойко держится. Я бы не стал их армию недооценивать.

Но есть фактор, на который наемники ни в качестве инструкторов, ни в качестве специалистов повлиять не могут. Это моральный дух. Он, скорее всего, будет снижаться. И здесь США никак не могут помочь Украине. Они могут лишь посочувствовать Порошенко и предоставить ему место, чтобы он спокойно дожил свои годы на территории США. Вместе с такими персонами, как Яценюк, и другие.

Фото: ТАСС/EPA

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

НСН
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье