18+
вторник, 30 августа

Мина под «дебальцевский котел»

Отказ Порошенко признать окружение своих войск может сорвать Минские договоренности

  
56708
Мина под «дебальцевский котел»

Самой горячей точкой на военной карте Донбасса остается «дебальцевский котел». И в четверг, и в пятницу там шли ожесточенные бои. Украинские войска отчаянно пытаются вырваться из окружения. Особенно кровопролитные столкновения были возле деревни Логвиново, контроль над которой имеет стратегическое значение.

Вот как описал происходящее в своем ЖЖ военный корреспондент Владислав Шурыгин: «С раннего утра шли тяжелейшие бои за Логвиново. Укры бросили на прорыв все имеющиеся у них резервы — не менее трех батальонных тактических групп общей численностью до восьмисот человек при поддержке не менее чем 40 танков. В бой пошли свежие, хорошо вооруженные и отлично подготовленные батальоны. Несмотря на то, что им пришлось наступать практически по открытой местности на виду у высот, удерживаемых ополчением, под перекрестным огнем, они с исключительным упорством рвались вперед, не считаясь с потерями, умело используя складки местности и выдерживая тактический порядок… Атака захлебнулась на ближних подступах к селу. Последние два танка были сожжены буквально в сотне метров от позиций ополчения… Вторая атака была отбита танковым контрвыпадом бойцов Новороссии».

Эту информацию подтвердил и представитель Минобороны ДНР Эдуард Басурин: «Противник вел прорывные действия по деблокированию „котла“, но все попытки были тщетны». По данным разведки ДНР в «котле» по-прежнему находятся 6000 украинских военных. «Мы, безусловно, выполним режим прекращения огня, вопрос — как их будет выполнять Киев», резюмировал Басурин.

Сегодня, за сутки до режима прекращения огня (в 00 часов 15 февраля), обстановка именно под Дебальцево является определяющей для соблюдения новых Минских соглашений. «Существует потенциальная опасность того, что украинские силы в районе Дебальцево будут пытаться прорваться из окружения, нарушая режим прекращения огня», — заявил 13 февраля пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. Он отметил, что Владимир Путин предупреждал об этом в ходе саммита «нормандской четверки» в Минске.

Сопредседатель Народного Фронта «Новороссия» Владимир Рогов также считает наличие «котла» наиболее взрывоопасным фактором с точки зрения срыва ожидаемого перемирия.

— Обращает на себя внимание, что в новостях украинских СМИ пишут не о «котле», а об «отчаянных, но безуспешных попытках армии Новороссии взять Дебальцево». Складывается такое впечатление, что украинское руководство интересует исход битвы за населенный пункт, а не спасение жизней тысяч людей, которые оказались в окружении. Хотя и Александр Захарченко, и другие официальные лица ДНР предлагали ребятам сдаться, сохранив им жизнь и здоровье.

Мы поддерживаем с некоторыми из них контакты через интернет. Украинские срочники, которые оказались в Дебальцево, пишут нам, что находятся в полном отчаянии. Их просто бросили на произвол судьбы. Из командиров остались военнослужащие максимум в звании майора. Причем, новости украинские военные предпочитают получать с нашего сайта «Русская весна». Потому что верить СМИ, которые контролирует Киев, просто невозможно.

Выйти к нам многие из срочников не могут по той простой причине, что сзади стоят «заградотряды». А если они пойдут к нам, то их накроют системы залпового огня и тяжелая артиллерия. Если бы Порошенко действительно собирался строить «единую Украину», то на 6−7 тысяч людей в «котле», нашлись бы 6−7 чиновников высшего уровня, которые предложили бы обменять окруженных военных на себя.

«СП»: — Кто входит в состав украинский частей под Дебальцево? Вы упоминали срочников, но ведь известно, что в боях за этот стратегический плацдарм принимал участие целый «интернационал», включая представителей олигархических батальонов и даже иностранные наемники.

— Хорошо известно, что здесь был убит один из них — «генерал Ичкерии» Мунаев. В целом же кадровый состав ВСУ в Дебальцево, как и на любом другом участке фронта, достаточно разношерстный. Понятно, что здесь есть представители иностранных частных военных компаний (Greystone Limited, SBS Othago). Но это профессионалы, которые, как правило, успевают выйти из «котлов». В отличие от срочников, которых ведут на убой. Насильно мобилизованные люди даже не понимают, куда их бросили.

«СП»: — Судя по данным из открытых источников, силы ополчения количественно уступают окруженным частям противника, как в таких условиях удается удерживать контроль над «котлом»?

— Дело в моральном превосходстве. Бойцы, сражающиеся за Новороссию, четко знают, что их дело правое. Они имеют более сильную мотивацию — спасение жизней родных и близких. Им противостоят те, кого силой заставили взять в руки оружие. Те же, кто воюет за деньги (представители ЧВК и всевозможных карательных батальонов), как правило, умирать не готовы.

Думаю, если пан Порошенко не угомонится, ВСУ будут загнаны еще не в один такой «котел». На Украине уже стали популярные выражения вроде «котлам» все возрасты покорны", мрачно шутят о новой социальной сети, которую так и назовут — «В котле». Каждый майданный министр обороны получает дополнительное прозвище. Если Гелетей был «иловайским», то Полторак теперь «дебальцевский». Возникают и новые «карманы», которые могут перерасти в очередные зоны окружения.

«СП»: — Почему украинские власти предпочитают делать вид, что ничего не происходит? Порошенко и его команда планируют «взрывать котлы», а вместе с ними мирные договоренности?

— Такая опасность существует. К тому же возможны новые провокации со стороны сотрудников украинских спецслужб, в которых Запад будет обвинять армию Новороссии. Не секрет, что в середине декабря аэропорты Харькова, Днепропетровска и Запорожья были закрыты для гражданской авиации. Есть предположение, что через них шла активная переброска натовских военных грузов, которые после этого отправляются в Донбасс. В то же время, нужно понимать, что Порошенко сейчас необходимо перемирие. С учетом того, что четвертая волна мобилизации провалена полностью, фронт может рухнуть. Это грозит действующей власти не просто переворотом, а потерей контроля над всей Украиной.

«СП»: — Командование ополчения готово предоставить коридор для выхода окруженцев. Почему?

— Эти 6 тысяч человек, которые получат свободу, вернутся домой, и расскажут землякам правду. Что в Донбассе идет не мифическая война с Россией, а с жителями городов и сел ДНР и ЛНР, а также с приехавшими сюда запорожцами, одесситами и харьковчанами.

Ополченцы также понимают, что продолжение боевых действий приводит к постоянному росту потерь с обеих сторон. На войне погибают не только солдаты армии Новоросии, но и наши родные и близкие.

Военный обозреватель Михаил Тимошенко:

— Я допускаю возможность, что «котел» останется и после 15 февраля. При этом киевская сторона не считает, что их военная группировка попала в окружение. Для того, чтобы объяснить ситуацию, нужно вернуться немного назад.

Зачем Украина загоняла технику, людей, боеприпасы и продовольствие в «дебальцевский выступ»? Дело в том, что на нем располагалась крупнейшая железнодорожная станция, то есть, здесь проходит ж/д путь между Луганском и Донецком. Плюс здесь же проходит обычная автотрасса, не контролируя которую, ополченцам приходилось объезжать заблокированный участок чуть ли не вдоль российской границы.

В Минских договоренностях четко указано, что каждая сторона отводит свои вооружения. Киев от той линии боевого соприкосновения, которая сложилась на день подписания соглашений. А ополченцы от той, которая была определена 19 сентября прошлого года. Если «дебальцевский выступ» сохраняется как выступ, а не как «котел», то получается, что киевские силовики внедряются на территорию Новороссиии километров на 30. Если же это все-таки «котел», то никакого выступа уже нет. И ВСУ придется отводить тяжелое вооружение от того места, где кольцо сомкнулось.

Котлы создаются так — есть линия (фронт) внутреннего окружения и фронт внешнего окружения (чтобы туда не пробились). Если «котел» есть, ополченцы скажут: отводите, ребята, свои «Грады» и «Смерчи», отсчитывая километры от Логвиново.

«СП»: — ВСУ, которые предпринимают попытки прорваться в Дебальцево, стремятся предотвратить такое развитие событий?

— Естественно. Они пытаются «пробить дырку» в Дебальцево со стороны Логвиново. Это единственная трасса на Артемовск, которая связывает «котел» с силами «АТО». Для того чтобы довести свою работу до конца, ополченцам, на мой взгляд, не хватает артиллерии и боеприпасов. В конце концов, никто не хочет класть своих людей. А измором взять «дебальцевских» сидельцев не получается. Поскольку продуктов и боеприпасов там достаточно.

Начальник сектора проблем региональной безопасности Центра евроатлантических и оборонных исследований РИСИ Сергей Ермаков:

— Хотелось бы ошибаться, но я не испытываю иллюзий по поводу того, что военные действия прекратятся. Маховик войны запущен, и командиры на местах (далеко не все они контролируются из центра) подчиняются логике войны. Проще говоря, их тянет «довоевать». В оставшееся до перемирия время ожидаются наиболее интенсивные бои. Потому что каждая сторона будет пытаться захватить дополнительные позиции. Ополченцы заинтересованы в том, чтобы максимально отодвинуть на запад линию разграничения, от которой по договоренности переговорщиков в Минске будут отводить свое тяжелое вооружение украинские силы.

Впрочем, соблюдение новых Минских соглашений под вопросом уже сейчас. Об этом свидетельствует заявление министра иностранных дел Украины г-на Климкина о том, что никакой амнистии лидеров Новороссии не предполагается. Плюс американская сторона готовится накачивать «незалежную» вооружением.

«СП»: — Возвращаясь к теме Дебальцево, которая сможет сыграть роль «спускового крючка» для новой эскалации конфликта, почему гуманитарные коридоры из осажденного города работают с перебоями?

— Думаю, более активная часть населения города, у которой была такая возможность, уже его покинула. Кто-то погиб, кто-то выбрался по коридорам. Остались инвалиды, раненные, старики и люди, которым просто некуда бежать.

Все будет зависеть от того, с чем мы придем к 15 февраля. Если активные боевые действия будут продолжаться, Минские договоренности «прикажут долго жить», едва появившись на свет. А украинские военные продолжат предпринимать попытки деблокировать «котел». Ополченцы же перейдут к планомерным действиям по уничтожению огромной группировки.

«СП»: — Между линиями разграничения будет располагаться буферная зона, демилитаризованный характер которой будут контролировать представители ОБСЕ. Можно ли рассчитывать на их объективность?

— Россия имеет достаточно серьезный вес в этой организации. С другой стороны, в эту структуру входят, в том числе, США.

«СП»: — Нет ли опасности, что наблюдатели будут закрывать глаза на военные провокации ВСУ и, напротив, слишком пристрастно выискивать поводы для обвинения ополченцев в срыве минских договоренностей?

— Такой проблемы нет, в ОБСЕ работают группы, которые объединяют наблюдателей из разных стран. В такой ситуации подтасовывать результаты мониторинга становится сложнее. Проблема в численности. Я не уверен, что ОБСЕ обладает таким большим контингентом, который может вести круглосуточное наблюдение за активностью в буферной зоне. Плюс, не будем забывать, что мандат ОБСЕ предусматривает только наблюдение. А этого в сложившихся условиях будет явно недостаточно. Наблюдатели зафиксировали, что в данный момент на этом участке все спокойно. Потом они уезжают, и вновь начинается бой. Все-таки это не миротворцы, которые вооружены и имеют возможность принуждать конфликтующие стороны к миру.

Фото: ТАСС/EPA

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Комментарии
Первая полоса
Газировка Газировка

Захар Прилепин о том, что стоит за символами советского прошлого

Фото дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье