18+
вторник, 28 июня

Гиблое дело генерала Муженко

Украина в слезах подводит итоги зимней кампании в Донбассе. И с ужасом ждет летней

  
66394
Гиблое дело генерала Муженко

Так вышло, что годовщина государственного переворота в Киеве совпала с постепенным затуханием канонады в Донбассе. Всем очевидно, что на фронте наступает передышка, необходимая обеим сторонам конфликта для того, чтобы зализать раны, обучить пополнение, отремонтировать боевую технику и подготовиться к новым боям. В том, что эти самые новые бои неизбежны, сомнений тоже нет. Прежде всего, потому, что ни Киев, ни непризнанные республики ни единой из заявленных стратегических целей пока не достигли. И поэтому война вряд ли скоро остановится.

Но возникшая оперативная пауза позволяет, на мой взгляд, говорить, что зимняя военная кампания на Юго-Востоке завершена. В предстоящие месяц-два боестолкновения если и будут, то наверняка локального характера. Еще и потому, кстати, что в тех краях наступает весенняя распутица. То есть время, когда из раскисшего украинского чернозема не вытащить ни ноги, ни автомобильный колеса. А вот когда подсохнет…

Итак, каковы главные итоги зимней кампании в Донбассе?

1. Новороссия обзавелась крепкой и боеспособной собственной армией, которая не только сумела отбить попытки Киева увеличить площадь подконтрольных территорий, но и отодвинула линию фронта на десятки километров в сторону украинской столицы. Причем, это было сделано в условиях подавляющего численного превосходства противника.

2. Основная борьба осенью и зимой свелась к двум достаточно продолжительным и кровопролитным сражениям — за Донецкий аэропорт и Дебальцево. Оба Киевом проиграны с большим военным и политическим ущербом для него. Причем, если противостояние под аэропортом с разной степенью интенсивности продолжалось свыше полугода (с мая 2014 года по 22 января 2015-го), то с Дебальцево ополченцы разделались значительно быстрей. 23 января силы Новороссии приступили к ликвидации «дебальцевского выступа», а уже 18 февраля для частей и соединений украинской армии там все было кончено.

3. Ведению эффективных боевых действий по-прежнему мешает громоздкая структура украинской армии. Несмотря на то, что в Вооруженных силах Украины свыше 1400 различных воинских частей, лишь 100 из них — боевые. Из 230 тысяч военнослужащих в зоне «АТО» отвоевали и продолжают воевать всего менее 70 тысяч солдат и офицеров.

4. В ВСУ по-прежнему отсутствуют полностью боеготовые соединения. Армия продолжает драться отдельными батальонно-тактическими и ротно-тактическими группами, которые из своего состава формирует каждая бригада и полк. Так, как это было в России во времена первой и второй чеченских войн. Какими потерями это обернулось у нас — известно.

5. Важным отличием боевых действий в Донбассе от любых современных войн стало абсолютное отсутствие у сторон высокоточного оружия. И если со стороны ополчения это неудивительно, то для украинской армии странновато.

6. Из трех видов Вооруженных сил Украины (ВСУ) в войне в последние месяцы активно участвуют только сухопутные войска. Штурмовая, бомбардировочная, истребительная авиация и боевые вертолеты практически не используются. Вертолеты украинское командование привлекает к операции лишь в своем глубоком тылу — для доставки грузов и эвакуации раненных. Причина — крупные потери, понесенные украинскими летчиками летом и осенью. При этом киевским генералам приходится учитывать, что ПВО ополчения к зиме было значительно усилено.

7. В сражении за «дебальцевский выступ» потеряны последние образцы современной бронетехники Украины. Самый крупный в стране Харьковский завод имени Малышева не способен быстро нарастить производство новых танков и бронетранспортеров. Поэтому приходится латать и отправлять на передовую старье, которого пока еще вдоволь на базах хранения. Порой это приводит к громким скандалам. Таким, например, какой случился в январе, когда президент Петр Порошенко с большой помпой передал 51-й танковой бригаде большую партию вроде бы нового оружия. Среди них 31 танк Т-64БВ. Все машины по документам прошли модернизацию на Львовском БТРЗ. А на деле в 12 из них не оказалось даже раций. Естественно, после президентской «показухи» танки пришлось снова отправлять во Львов.

8. Важной составляющей зимней кампании стала ожесточающаяся информационная война. Понятно, что в любой битве первой жертвой становится правда. Однако Киев свою пропаганду строит удивительно неумело. Особенно это видно на фоне непрекращающихся споров о потерях.

Скажем, информация Киева о выводе войск из Дебальцево выглядит просто анекдотично. Еще в четверг, 19 февраля, в украинской столице продолжали утверждать, что потеряли убитыми при выводе всего 6 человек. А как раз накануне по киевскому телеканалу «Общественный» крутили сюжет из морга Артемовска (именно к этому городу прорывалась большая часть окруженцев). Корреспондент спрашивает сотрудника бюро судебно-медицинской экспертизы:

— Сколько тел убитых военных у вас в морге?

— Много.

— Ну, сколько? Десять, двадцать, тридцать?..

— Я же сказал: много. Посмотрите во дворе. Там те, кто не поместился.

В объективе — с десяток плохо сколоченных гробов, из которых торчат ноги в солдатских «берцах». А рядом — еще шесть черных пластиковых мешков с телами.

При этом ни у кого нет сомнений, что по полям, дорогам и лесополосам от Дебальцево до Артемовска погибших куда больше. А сколько их по подвалам и под развалинами самого города и соседних деревень?

Для соблюдения объективности послушаем иностранных журналистов. Корреспондент New York Times: «Учитывая то, что украинское командование никогда не называло точной численности Дебальцевской группировки, точные потери, судя по всему, не будут известны никогда. По свидетельству сержанта украинской армии Владимира, после выхода из „котла“ в строю осталась только треть личного состава. В любом случае, ясно, что потери под Дебальцево огромны».

The Wall Street Journal передает слова 22-летнего бойца ВСУ Альберта Сардаряна: «Мы ехали с потушенными фарами через поля. В нашей колонне всего находилось около тысячи человек. На преодоление 15 километров ушло около 7 часов. На рассвете встретили четыре танка. Мы думали, это наши, но они открыли по нам огонь. Это было как в аду».

Там же, в The Wall Street Journal, — свидетельство неназванного 40-летнего бизнесмена из Хмельницкой области, призванного в армию: «16 наших парней было скошено пулеметным огнем на моих глазах. Это было никакое не отступление. Отступление ведется организованно. Командование же откровенно бросило нас».

В пятницу, 20 февраля, украинский военный эксперт Юрий Бутусов обнародовал свои данные о потерях в битве за Дебальцево. По его словам, цифры получены путем опроса командиров частей и подразделений, однако даже и у командиров пока нет полных данных этого разгрома.

Вот какая «картина маслом» все же вышла у Бутусова: «128-я горно-пехотная бригада — 30 погибших, 4 пропало без вести, 2 попало в плен. Судьба не менее 10 военнослужащих в настоящее время неизвестна.

25-й отдельный мотопехотный батальон «Киевская Русь» — 17 погибших, 1 пленный.

40-й мотопехотный батальон 17-й танковой бригады — 21 погибший, 91 пленный. Судьба примерно 10 бойцов остается неизвестной.

101-я бригада охраны Генерального штаба — 26 погибших, 5 пленных.

13-й мотопехотный батальон 1-й танковой бригады — около 30 погибших, 6 пленных.

30-я механизированная бригада — 22 погибших, 76 раненых. Количество пленных не установлено.

Харьковская бригада Нацгвардии - 4 погибших, 2 в плену, 3 пропало без вести.

3-й полк спецназа — 3 погибших, 3 в плену, 2 — пока неизвестно.

Батальон Нацгвардии «Донбасс» — 9 погибших, 15 раненых.

Сотрудники МВД — 1 погибший.

Чеченский добровольческий батальон имени Джохара Дудаева — 1 погибший".

При этом у Бутусова вообще нет данных о потерях тоже побывавших в «котле» 55-й артиллерийской бригады, батальона Нацгвардии имени Кульчицкого и батальона МВД «Львов».

И вот в том числе и в трагическом свете приведенных данных, возможно, самый главный итог зимней кампании для Вооруженных сил Украины — полная потеря доверия солдат и офицеров к своему генералитету. Президент Порошенко, без сомнения, это прекрасно чувствует. На днях он отстранил от должности руководителя так называемой «АТО» генерал-лейтенанта Сергея Попко, лично руководившего обороной Дебальцево. И, как теперь очевидно даже последнему дворнику на Майдане, провалившего эту оборону. Но очень вовремя «из котла» сбежавшего.

Однако украинские эксперты сильно сомневаются, что теперь-то дело укрощения восставшего Донбасса пойдет на лад. Потому что на место Попко назначен генерал-полковник Геннадий Воробьев. Бывший командующий сухопутными войсками Украины. Его обвиняют профессиональной безграмотности, которая привела к гибели тысяч подчиненных в «иловайском котле» в августе минувшего года. После Иловайска, в октябре, Воробьева совершенно справедливо отправили в отставку. Но уже в январе почему-то реабилитировали. Заставили стряхнуть пыль с кителя и снова отправили на войну.

Но и Попко, и Воробьев — военачальники второго эшелона. В Киеве все громче звучат голоса тех, кто требует кадровой расправы над самим начальником Генерального штаба ВСУ генерал-полковником Виктором Муженко. Потому что, в конечном счете, все самые гибельные для украинской армии приказы и директивы подписывал и продолжает подписывать именно он. И это тот самый Муженко, который в августе, вскоре после своего назначения на должность главы Генштаба, пообещал, что уж теперь-то «АТО» на Юго-Востоке не продлится больше месяца.

Только президенту Порошенко и без того одиноко в на глазах дичающем и нищающем Киеве. Верных людей вокруг — по пальцам перечесть. Генерал-полковник Муженко, судя по всему, среди этих немногих. И потому президент сдаст его, видимо, лишь в самом крайнем случае.

Враги президента это понимают. И для верности предприняли обход Муженко с номенклатурного фланга. На днях 13 самых буйных командиров добровольческих батальонов подписали меморандум о создании «параллельного Генштаба». Представил документ публике небезызвестный руководитель батальона «Донбасс», а по совместительству — депутат Верховной Рады Семен Семенченко. Да-да, в тиши киевского кабинета комбат-политик готовил меморандум именно тогда, когда его батальон «Донбасс», захлебываясь кровью, прорывал окружение вокруг Дебальцево!

Чем займется новая военизированная контора? По словам Семенченко, задач множество. Но обратим внимание хотя бы на одну: «анализ действий Генерального штаба и предоставление независимого канала информации президенту Украины». Вчерашние коммерсанты, парикмахеры, токари и пекари из самых отъявленных националистов займутся высокой стратегией! Нет, скорое поражение Новороссии явно не грозит. А вот генерал-полковнику Муженко стоит призадуматься.

Но главное не в этом. Главное, что «параллельный Генштаб» — инициатива главы запрещенного в России «Правого сектора"* Дмитрия Яроша. И расположен штаб будет в Днепропетровске — вотчине Игоря Коломойского, заклятого врага и давнего коммерческого соперника президента Украины. Таким образом, вес Коломойского в силовом блоке Украины резко возрастает. В условиях махровой махновщины, в которой тонет страна, каждый штык на счету.


* Решением Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2014 года организация «Правый сектор», а также ряд других признаны экстремистскими, их деятельность на территории РФ запрещена.

Фото: EPA/ТАСС

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Константин Сивков

Военный эксперт

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

НСН
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье