18+
среда, 25 мая
Армии и войны / Война в Сирии

«Дорога жизни» для авиабазы «Хмеймим»

Тыловое обеспечение воюющей группировки ВКС РФ под угрозой

  
41352
Российская авиационная группа, размещенная на аэродроме "Хмеймим" в Сирии
Российская авиационная группа, размещенная на аэродроме «Хмеймим» в Сирии (Фото: ТАСС)

В минувшую среду, 14 октября, пролив Босфор курсом на Средиземное море миновало вспомогательное судно российского Военно-Морского флота «Двиница-50». Внешне — ничего необычного, сухогруз как сухогруз. Не очень крупный, водоизмещением всего 4,5 тысячи тонн и длиною в 108 метров. Но можно не сомневаться, что этот проход черноморских проливов заметят военные даже за океаном.

Дело в том, что еще несколько месяцев назад видавшее виды судно (1985 года постройки) по всем находившимся на борту документам называлось совсем иначе — «Alican Deval». И на его мачте вился совсем другой флаг. А именно — турецкий. Но сравнительно недавно «Alican Deval» был продан, сменил владельца и отправился в Новороссийск. Там поднял военный флаг нашего вспомогательного флота. И уже 10 октября встал к новороссийскому причалу под погрузку. Практически никто не сомневается, что предназначены те грузы нашим военным в Сирии.

Тут же появились сообщения, что на самом деле Министерством обороны РФ срочно приобретено в Турции не одно, а сразу восемь подержанных транспортных судов. Все они будут срочно поставлены на маршрут Новороссийск — сирийский порт Тартус. Тогда этот маршрут, и без бывших турецких сухогрузов весьма оживленный в последние месяцы, заработает просто в бешеном темпе. А все вместе означает, что масштабы участия группировки Воздушно-Космических сил России в войне в Сирии в обозримой перспективе будут только возрастать. Таким образом, прогноз «Свободной прессы», опубликованный 13 октября в статье под заголовком «Авиабаза „Хмеймим“ ждет подкреплений» очень быстро нашел свое подтверждение.

Вкратце напомню: в ближневосточной прессе со ссылкой на источники в расположенном в Багдаде координационном штабе по борьбе с «Исламским государством» * появились сообщения, что, по мнению сирийского командования, нынешней интенсивности воздушных налетов на позиции исламистов совершенно недостаточно. Чтобы решительно сломить сопротивление бородатых головорезов, российские летчики должны ежесуточно наносить по врагу втрое больше ракетно-бомбовых ударов. А именно: вместо сегодняшних примерно 60 совершать в среднем по 200 боевых вылетов в сутки.

Для того, чтобы воевать в таком темпе, необходимы хотя бы три вещи. Первое — срочно увеличить группировку наших ударных самолетов и вертолетов в Сирии.

Второе — оборудовать для них еще, как минимум, один аэродром. Поскольку тот, что называется авиабазой «Хмеймим», работает на пределе возможностей.

Третье — резко нарастить тыловое снабжение растущей авиационной группировки.

Первый пункт, судя по появившимся сообщениям, уже выполняется. На этой неделе в сирийской небе впервые отмечено появление наших новейших ударных вертолетов Ми-28Н «Ночной охотник». Еще несколько дней назад их там не было. В огневой поддержке наступающих сирийских войск и в охране периметра предоставленной России авиабазы «Хмеймим» прежде участвовали сравнительно старые российские боевые вертолеты Ми-24П. Часть из которых еще помнит небо Чечни. А то и Афганистана.

Откуда в Сирии новенькие «Ночные охотники»? Не через Иран и Ирак же они прилетели? На это вам никто из военных не ответит. Но можно предположить, что вертолеты доставлены в воюющую страну в минувшую субботу двумя самолетами российской военно-транспортной авиации. Потому что именно в субботу два наших Ан-124 «Руслан» приземлились в Латакии. Как объявило Минобороны РФ, «с грузами гуманитарной помощи для сирийского населения». Возможно, на борту этих самолетов-гигантов были не только банки с тушенкой и сгущенкой. Где-нибудь в дальних углах бездонных фюзеляжей «Русланов» «Ночные охотники», наверное, как раз и залежались.

Практически одновременно, как сообщают арабские СМИ, гражданский аэропорт в Латакии, ранее обслуживавший даже международные рейсы, объявлен закрытым для пассажиров. Таким образом, очень похоже, что именно это теперь второй аэродром для российской группировки.

Конечно, для охраны и обороны второго аэродрома потребуется дополнительный контингент морской пехоты. Да и много чего еще требуется. А именно — тысячи тонн авиационного и автомобильного горючего, разного рода боеприпасов, продовольствия, запасных частей к технике и т. д. И вот тут-то мы выходим на, возможно, самое сложное в организации боевой работы группировки российских Воздушно-Космических сил в Сирии. На их тыловое обеспечение.

Недавно в британской The Financial Times была опубликована статья небезызвестного ненавистника нашей страны Збигнева Бжезинского. Среди прочего в ней написано: «Присутствующие в Сирии российские военно-морские и военно-воздушные силы весьма уязвимы, поскольку изолированы от своей страны». Можно ненавидеть Бжезинского, но он знает, что говорит. Снабжение воюющей группировки — на самом деле наша ахиллесова пята в Сирии.

Впрочем, Москва это отлично осознает и без подсказок старого американского русофоба. Все, что можно, брошено сегодня на обеспечение транспортных коммуникаций России с Сирией. А можно, увы, немногое. Воздушное пространство Болгарии по требованию Вашингтона закрыто для полетов российской военно-транспортной авиации. Турецкое — тем более. Для самолетов остается долгий и влетающий в копеечку кружной путь через Иран и Ирак.

Проще и дешевле, хотя и куда дольше, необходимые грузы доставлять в Сирию морем. Поэтому основная нагрузка в обеспечении воюющей группировки легла на российских военных моряков.

Впрочем, вначале пробовали привлечь и гражданских. Конечно, никакой нашей группировки под Латакией еще не было, но армия Асада уже вовсю сражалась с исламистами и нуждалась в поддержке России. Мы ее и оказывали.

Но подряд случились сразу два международных скандала. Вначале в январе 2012 года в кипрском порту Лимассол было задержано для досмотра судно «Чариот» компании Westberg Ltd. По флагом государства Сент-Винсент и Гренадины оно совершало рейс из Санкт-Петербурга в Латакию. Как выяснилось — с грузом боевых патронов, абсолютно легально закупленных сирийцами у «Рособоронэкспорта». Поскольку Сирия из-за вспыхнувшей гражданской войны находилась под санкциями Евросоюза, киприоты «Чариот» отпустили с условием, что оно изменит курс. Но вскоре, как сообщили турецкие власти, патроны все равно были выгружены Тартусе.

В июне того же года у побережья Шотландии была задержан сухогруз «Алаид» с сирийскими боевыми вертолетами и системами ПВО, отремонтированными в России. Сухогруз находился в собственности компании Volcano Shipping NV, зарегистрированной на Кюрасао. Оператором выступала сахалинская компания ФЕМКО.

В итоге разбирательств экипаж лишился страховки и был вынужден вернуться в Мурманск.

Стало понятным, что гражданскими судами блокаду не прорвать. С той поры любая наша военная помощь армии президента Башара Асада (а с недавних пор — и собственной группировке Воздушно-Космических сил) идет исключительно под флагом ВМФ РФ. Поскольку палубы и трюмы военных кораблей являются национальной территорией и осмотру гражданами других государств не подлежат.

То, что после 2012 года началось на этом маршруте, в мире известно как «сирийский экспресс». Практически весь наличный состав больших десантных кораблей (БДК) всех четырех наших флотов уже три года безвылазно снует между Новороссийском и сирийским Тартусом. В разное время, сменяя один другого, в этой работе участвовали и участвуют шесть из семи БДК Черноморского флота, все восемь исправных БДК Северного флота и Балтийского флота. За тысячи верст средиземноморского киселя хлебать пришлось даже двум из четырех оставшихся в строю кораблям с Тихого океана.

Кое-как этого потенциала хватало, пока 30 сентября в сражение в Сирии не вступила наша авиабаза «Хмеймим» под Латакией. Как известно, это три десятка бомбардировщиков и штурмовиков. Судя по сведениям, регулярно публикуемым Минобороны, каждый из них совершает не менее 2−3 боевых вылетов в сутки. Боевая нагрузка фронтового бомбардировщика Су-34 (таковых в Сирии пока шесть) — порядка 12 тонн. Его старшего собрата Су-24 (их на авиабазе двенадцать) — 7 тонн. Штурмовика Су-26 — около 4,5 тонн.

Даже если не считать вертолеты огневой поддержки и четверку истребителей Су-30СМ, которые летают не менее интенсивно, не считать аналогичные потребности усиленного батальона морской пехоты и прикрывающего «Хмеймим» подразделения ПВО, подразделений радиоразведки и радиоэлектронной борьбы, все равно ежесуточный расход одних лишь боеприпасов и только российской ударной фронтовой авиацией в Сирии исчисляется не одной сотней тонн. Каждый день и каждую ночь! А, скажем, большой десантный корабль проекта 1171 типа «Николай Фильченков» способен принять на борт максимум 1750 тонн грузов.

Далее. Тащить их в Сирию приходится минимум четверо-пятеро суток. Еще нужно время на погрузку-разгрузку. На кое-какой межпоходовый ремонт. Больше пары рейсов в Тартус в месяц на каждого никак не выходит. А это всего порядка 3 тысяч тонн грузов. На неделю боевой работы авиации не хватит.

А что будет, если она численно возрастет и начнет вскоре летать и из бывшего аэропорта в Латакии? Никаких БДК флоту не хватит. Хоть с Дальнего Востока их вызывай, хоть из Заполярья.

Новые строить долго. Вон только что с грехом пополам спущенный на воду в Калининграде и лишь приступивший к швартовым испытаниям большой десантный корабль проекта 11711 «Иван Грен»… Волынка с ним тянется с 2004 года. Следующий такой — «Петр Моргунов» — только собираются закладывать на «Янтаре». В строй этот БДК по плану войдет не ранее 2017 года. Так что на пополнение страдальцам «сирийского экспресса» еще долго рассчитывать не приходится.

Что остается? Срочно закупать, где придется, работоспособные сухогрузы и ставить их на обеспечение ставших фронтовыми коммуникаций с Сирией. Что в Минобороны РФ и сделали, умножив свои возможности восемью турецкими сухогрузами.

Кстати, не исключено, что закупят суда и покрупнее, чем бывший турецкий «Alican Deval». Для чего-то же начались на входе в Тартус спешные дноуглубительные работы. Их ведет килекторное судно КИЛ-158 и гидрографическое «Донузлав» (оба — Черноморский флот). Задача — как можно скорее начать принимать в нашем пункте материально-технического обеспечения морские транспорты более солидного водоизмещения. Потому что не исключено: война с террористами в Сирии — надолго.


* «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Руслан Хасбулатов

Экономист, экс-председатель ВС России

Аждар Куртов

Политолог

Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
СП-Юг
СП-Поволжье
Жестокая правда без любви Жестокая правда без любви

Никита Михалков в Пензе говорил о «Ельцин-центре», травле «Утомленных солнцем» и потерянных поколениях