Армии и войны / Терроризм

Французская система борьбы с терроризмом

Анатолий Цыганок о специальных подразделениях Пятой республики

  
1972
Полицейские на улицах Парижа
Полицейские на улицах Парижа (Фото: AP/ ТАСС)

Французские спецслужбы имеют давний опыт борьбы с террористами. В 60-х Франция оказалась перед лицом как левого, так и правого терроризма из-за войны в Алжире. В 70-е новой угрозой стали теракты палестинских групп под идейным руководством Карлоса Шакала. В 1980-е французские спецслужбы столкнулись с серией взрывов, за которыми стояли террористические группы, финансируемые Сирией и Ираном. 90-е годы принесли новый виток алжирского терроризма, включая попытку 1994 года захватить самолет Air France и направить его в Эйфелеву башню.

Мусульмане Франции и структуры борьбы с терроризмом

По данным МВД Франции, количество выходцев из мусульманских стран выросло с 2 млн в 1978 г. до 3 млн в 1993-м, 4,5 млн в 2000-м; в 2010 году насчитывалось 4 миллиона 710 тысяч мусульман, при общем населении страны в 60 млн человек, что составляет примерно 7,5% от общего населения страны. Около 60% французских мусульман имеют гражданство, большинство эмигрировало из Северной Африки, в основном из Алжира и Марокко. Они появились во Франции после Второй мировой войны и после гражданской войны в Алжире, бывшей французской колонии. Большая часть мусульманского населения проживает в пригородах, которые были застроены после Второй мировой войны для временного размещения там рабочих-мигрантов. Французский Совет мусульманской веры (The French Council of the Muslim Faith) был создан в 2003 году с целью организовать общение между мусульманским сообществом и правительством. Организация имеет 25 филиалов, ее возглавляет имам Большой парижской мечети. Союз исламских организаций Франции (The Union of Islamic organizations of France) является другой могущественной организацией в стране, под прямым контролем которой находится более 30 мечетей и под косвенным — 150−200. Хотя официально это отрицается, Союз исламских организаций Франции вдохновляется из Египта организацией «Братья-мусульмане» *. 33% мусульман североафриканского происхождения безработные, при том, что средний уровень безработицы в стране 10,2%.

Второе и третье поколение мигрантов-мусульман Европы уязвимы перед радикальной исламистской идеологией. Во многом это объясняется отсутствием других средств идентификации. Они более не могут идентифицировать себя со страной происхождения своих предков. Им необходимо приспособиться к новому окружению, найти новую форму идентичности. Обладая, как правило, более высоким уровнем образования, они острее воспринимают свою второсортность. В «иммигрантских гетто» у них формируется своя субкультура. Они выбирают ислам в качестве новой идентичности, при этом «их ислам» более жесткий, консервативный. Многих мусульман, которые встают на путь джихада в Европе, можно считать вполне нормальными людьми. Они могут быть от рождения мусульманами или потом стать так называемыми переобращенными. В своем большинстве они происходят из среднего класса. У некоторых есть семьи и дети. Тем не менее, есть одно общее, что многих из них объединяет: их нельзя назвать людьми, жизнь которых проходит в гармонии. Они испытывают эмоциональный дискомфорт и неудовлетворенность. Молодых людей из разных европейских и мусульманских стран на участие в джихаде в Афганистане и Ираке, Сирии толкают различные фетвы, призывающие к борьбе с неверными, опубликованные в интернете, кадры с изображением невинных жертв бомбардировок и ракетных обстрелов. Самым опасным периодом в жизни молодого человека является переходный возраст, когда начинается поиск новых жизненных ориентиров. Именно на этом этапе идеи джихада в той трактовке, в какой его преподносят радикалы, легче всего воспринимаются молодежью, они просты, упорядочены, имеет место четкое разделение добра и зла.

В европейских тюрьмах готовят террористов

Руководители террористических ячеек, пользуясь тем, что обслуживающий персонал не владеет диалектами арабского языка, передают различными способами кодированные послания своим сообщникам, другие договариваются с охранниками, чтобы пронести на территорию тюрьмы ноутбук и пользоваться интернетом, отправлять свои теоретические труды широкому кругу пользователей. Исламисты ведут активную вербовочную работу среди заключенных в местах отбывания наказания. Власти различных стран Западной Европы обеспокоены тем, что 95% бывших заключенных возвращаются обратно в общины, часть из них после освобождения не только начинают придерживаться радикальной версии ислама, но и поддерживают связи с салафитскими группировками и участвуют в проведении террористических операций.

Французские структуры борьбы с терроризмом

Во Франции борьбой с терроризмом занимаются: в национальной полиции — дивизия по борьбе с терроризмом (Division Nationale Anti-Terroriste — DNAT) центральное управление общей разведки (DCRG) и центральное управление судебной полиции (DCPJ), также в ее составе находится UCLAT — центр координации борьбы с терроризмом. Служба внешней разведки (DGSE), служба госбезопасности (DCRG), контрразведка (DST), жандармерия (Gendarmerie) — группа осуществляющая задачи специального вмешательства GIGN (Groupe d’Intervention de la Gendarmerie Nationale), специальное антитеррористическое подразделение ST6 было создано в июле 1999 года, после того как в Косово начала свою деятельность миссия ООН.

Кроме того, для проведения совместных антитеррористических операций могут привлекаться эксперты других организаций.

DNAT координирует деятельность судебной полиции в части, касающейся выявления, локализации и задержания лиц, готовящихся совершить теракт на территории страны. В состав подразделения входят два специализированных исследовательских отдела по международному терроризму и сепаратизму.

Судебная полиция (Police Judiciaire) в составе национальной полиции представляет собой основную структуру, контролирующую соблюдение законов, выявляет авторов преступлений на территории страны. В задачу Центрального управления судебной полиции (DCPG), основной задачей которого является борьба с оргпреступностью, в том числе борьба с терроризмом и с его финансированием.

Центральное управление общей разведки DCRG, созданное еще в 1907 году, отвечает за общественную безопасность и безопасность политического режима. В борьбу с терроризмом эта структура включилась после создания ОАС в 1961 году. Тогда же были созданы ее региональные отделения. Только в 1995 году DCRG перестало следить за политическими партиями. В 2004 году основными задачами DCRG были названы борьба с терроризмом, теневой экономикой, а также уклонением от уплаты налогов.

В настоящее время координируют работу по борьбе с терроризмом во Франции более 700 человек центрального управления общей разведки (DCRG) и около 150 сотрудников Центрального управления судебной полиции (DCPG). На эти цели из бюджета выделено ежегодно около 6 млн евро. В DST около 40% персонала занимаются борьбой с терроризмом.

Координация и обмен информацией между DST, DCRG и DCPJ осуществляется в рамках деятельности Отдела по координации борьбы с терроризмом (L'unite de coordination de la lutte antiterroriste — UCLAT) подчиняющегося генеральному директору национальной полиции. UCLAT — центр координации борьбы с терроризмом. Задачи: сбор и передача по назначению информации, связанной с террористическими угрозами, аналитическая работа, прогноз рисков и контроль обеспечения безопасности на массовых мероприятиях. Штат — 30 человек. Создан в 1984 году. Работает в контакте с соответствующими службами Германии, Италии, Великобритании, Испании, Бельгии, Голландии и США.

В мае 2002 г. по указу Совета Министров во Франции был создан Совет внутренней безопасности. Задачей Совета является определение направления политики внутренней безопасности и приоритетов. Он обеспечивает взаимодействие и координацию действий различных министерств, устанавливает целесообразность и адекватность предпринимаемых мер в области обеспечения внутренней безопасности, осуществляет контроль за законопроектами, касающимися общественной жизни. Совет подчиняется непосредственно Президенту Республики, в состав входят премьер-министр, министры внутренних дел, юстиции, обороны, экономики и финансов и бюджета. В зависимости от решаемой задачи, в состав могут войти и другие министры. Совместно с другими управлениями министерства внутренних дел и Генеральным Секретариатом Национальной обороны Совет готовит и проводит заседания, принимает решения и следит в дальнейшем за ходом их реализации.

Преследование террористов В 1963 году во Франции был создан квазивоенный трибунал под названием Le Cour de surete de l’Etat (Суд безопасности государства). Эта судебная инстанция была создана вне обычной французской юридической системы. Хотя этот суд действовал достаточно эффективно, но само его существование выглядело противоречиво и было детищем голлистов. Франции недоставало нормальной законной процедуры, которую можно было бы использовать в дальнейшем в борьбе с терроризмом. Оппозиция в лице сенатора Франсуа Миттерана критиковала неконституционную передачу функций судебной власти исполнительной. Когда Миттеран и социалисты пришли к власти в 1981 году, они решили, что угроза терроризма снизилась, и отменили Суд безопасности государства. Однако в 1986 году, когда угроза терроризма стала очевидной, пришлось опять задуматься над разработкой юридической процедуры. В конце концов для преследования террористов была создана специальная законная процедура, которая стала частью законодательства Франции.

В результате сейчас самое главное лицо в государстве по борьбе с терроризмом — это не глава DST и не министр обороны, а Специальный судья по вопросам борьбы с терроризмом, который совмещает функции прокурора и судьи в суде высшей инстанции Парижа. Преступления, связанные с терроризмом, расследуются сейчас во Франции специальными силами полиции, обвинение представляет специальный обвинитель, а процесс проходит в обычном суде, и ведут его обычные судьи. Полиция и прокуроры располагаются в Париже. Таким образом, теракты по всей Франции и за рубежом, если они затрагивают французские интересы, расследуются в Париже, там же готовится обвинение. Этот процесс проходит через Министерство юстиции, виртуальный аналитический центр развединформации. Законность системы магистратов помогает сохранять им довольно высокую степень гибкости. Например, суды имеют возможность не только расследовать теракт, как только он был совершен, но и возбуждать расследование против групп, в отношении которых есть оперативная информация, что они вовлечены в террористический заговор. Они также имеют право допрашивать подозреваемых, инициировать расследование и предъявлять обвинение подозреваемым.

Группа вмешательства в структуре корпуса национальной жандармерии

Во французской жандармерии в начале 1970 годов, когда терроризм уже стал принимать очертания международной угрозы, создана группа GIGN (Groupe d’Intervention de la Gendarmerie Nationale), осуществляющая задачи специального вмешательства. В то время ещё не было специально подготовленных антитеррористических подразделений. Даже израильский спецназ «Сайерет Маткаль» и английская САС были не антитеррористическими, а разведывательно-диверсионными подразделениями. Однако из-за особой секретности о Группе вмешательства в структуре корпуса национальной жандармерии стало известно только 3 сентября 1973 года. В ноябре того же года подразделение стало называться Региональной боевой группой вмешательства (ECRI). После нескольких месяцев тренировок ECRI приступила к боевому дежурству. И уже через две недели бойцы группы разоружили вооруженного преступника. Свою профессиональную пригодность GIGN подтвердила после успешного освобождения заложников из захваченного террористами автобуса в Джибути уже в 1976 году. По данным открытой печати, численность группы в 2000 году превысила 100 человек.

В апреле 1974 года был подписан приказ, согласно которому ЕCRI разделили на две группы: северную — GIGN-1, и южную — GIGN-4. Северная располагалась под Парижем, южная — в Мон-де-Марсан. Обе группы насчитывали по 15 бойцов. GIGN оказывала помощь полиции при задержании особо опасных преступников, однако уже в 1976 году им пришлось продемонстрировать своё умение при освобождении заложников.

Отдать приказ на огонь может только руководитель Главного управления национальной жандармерии. Две группы постоянно находятся на круглосуточном боевом дежурстве. Время готовности групп к выполнению задачи составляет тридцать минут с момента принятия решения в штабе национальной жандармерии и отдачи распоряжения о применении подразделений группы. Группа может быть задействована в любой стране мира, Довольно часто за рубежом группа действует в сотрудничестве с DGSE — французской внешней разведкой. Специалисты GIGN помогали создавать антитеррористические подразделения в Марокко, Тунисе и Алжире, Ливии.


* «Братья-мусульмане» — международная организация, деятельность которой признана террористической и запрещена на территории России решением Верховного Суда РФ от 14 февраля 2003 года на основании Генпрокуратуры РФ, по инициативе и на основании материалов ФСБ России.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Обухов

Член Президиума, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук

Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня