Армии и войны / Война в Сирии

Немцы не будут проливать кровь за Америку

Почему Германия отказала США в расширении участия в операции против ИГИЛ

  
16174
Ангела Меркель(слева)
Ангела Меркель (слева) (Фото: AP/ ТАСС)

Германия не планирует расширять свое участие в борьбе с «Исламским государством» *. Об этом в воскресенье, 13 декабря, заявила канцлер ФРГ Ангела Меркель в эфире телеканала ZDF.

«Мы будем продолжать участвовать в борьбе с ИГИЛ в том виде, в каком это было одобрено Бундестагом. Германия вносит свой вклад, и, на мой взгляд, сейчас мы пока не должны говорить о новых вопросах в связи с этим», — подчеркнула канцлер ФРГ.

Днем ранее, 12 декабря, немецкий журнал Der Spiegel сообщил, что министр обороны США Эштон Картер послал своей германской коллеге Урсуле фон дер Ляйен письмо с просьбой рассмотреть возможность расширения участия Бундесвера в операции против «Исламского государства». Пресс-секретарь немецкого военного ведомства подтвердил, что письмо получено, а документ находится в стадии рассмотрения.

И вот — Меркель публично отказала США.

«У меня сложилось впечатление, что США — точно так же, как Франция, Великобритания и другие страны, — приветствовали наше решение активно помогать в борьбе с ИГИЛ теперь и в Сирии. И, я думаю, наши усилия в Ираке — поставки оружия и подготовка бойцов курдских военизированных формирований — позволили уже многого достигнуть», — парировала Меркель вопрос журналиста, не ожидает ли она новых требований к ФРГ со стороны союзников.

Читайте по теме

Напомним: на деле вклад Германии в борьбу с ИГИЛ (ДАИШ) не слишком велик. 4 декабря парламент ФРГ дал «добро» на участие Бундесвера в операции в Сирии, но особо оговорил, что в ней смогут принять участие максимум 1200 немецких военнослужащих. Пока их миссия ограничена одним годом, но может быть продлена. В течение этого времени «Исламскому государству» со стороны Германии будут противостоять истребители-бомбардировщики «Торнадо», фрегат и самолеты-заправщики.

«После терактов в Париже Франция попросила нас о помощи, поскольку эти атаки были нападением на все свободные демократии. Это причины, почему мы, законно с точки зрения международного права, распространили нашу военную миссию с Ирака на Сирию», — пояснила в начале декабря Меркель в интервью газетам Augsburger Allgemeine и Badische Neueste Nachrichten.

Многие наблюдатели тогда увидели в решении Берлина смену курса, ведь до декабря кабмин был категорически против прямого участия в борьбе с ИГИЛ. Казалось, под предлогом парижских терактов немецкое правительство, равно как и французское, пытается «застолбить» зону своих интересов в Сирии. Почему же теперь Меркель пошла на попятный?

Что стоит за решением Берлина, означает ли оно, что международная коалиция во главе с США не имеет шансов на победу в обозримой перспективе?

— После того, как в конце ноября Совбез ООН единогласно принял резолюцию о борьбе с ИГИЛ (ДАИШ) в Ираке и Сирии, Германия больше не могла демонстративно оставаться в стороне от сирийской операции, — считает директор Исследовательского центра «Ближний Восток-Кавказ» Международного института новейших государств Станислав Тарасов. — Впрочем, нужно понимать: военная помощь ФРГ все равно оказалась символической, а ее присутствие в Сирии — очень условным.

10 декабря первые два «Торнадо» германских Военно-воздушных сил направились с аэродрома в местечке Ягель в Турцию, где они будут дислоцированы на базе Инджирлик. Впрочем, немецкие самолеты начнут осуществлять разведывательные полеты только в январе 2016 года. Кроме того, в минувший четверг в Турцию вылетел военно-транспортный самолет A400M с 40 немецкими военнослужащими на борту. Все это трудно назвать серьезным военным участием.

Причина, которая заставляет Берлин действовать в таком ключе, возможно, в том, что действия на сирийском театре США, Франции и России воссоздают образ Антанты. А как известно, Антанта в годы Первой мировой войны противостояла «Тройственному союзу» Германии, Австро-Венгрии и Италии, в котором именно Германия играла ключевую роль. Кстати, после победы в Первой мировой именно Антанта (за исключением, понятно, большевистской России, которая вышла из этого военно-политического блока) занималась разделом Османской империи.

Другими словами, присутствие немцев на Ближнем Востоке вызывает совершенно определенные геополитические ассоциации — причем, откровенно негативного свойства.

Есть и еще причина, по которой Меркель старается держаться на периферии международной коалиции во главе с США — у нее не получается найти общий язык с российским президентом Владимиром Путиным именно на ближневосточном направлении.

Ранее, напомню, Меркель заявляла, что ни о каком союзе Германии с Россией — даже в рамках коалиции — речи быть не может. А вот Франсуа Олланд после парижских терактов заявил, что Франция и Россия условились обеспечить координацию действий между военными ведомствами и спецслужбами двух стран в ходе операций, осуществляемых Москвой и Парижем в Сирии. Это различие в позициях Германии и Франции тоже отсылает к Первой мировой.

«СП»: — На что рассчитывают немцы, оказывая свою символическую помощь в Сирии?

— Берлин понимает, что в будущем предстоит серьезный разговор о новых границах на Ближнем Востоке. И даже символическое участие в операции против ИГИЛ дает немцам моральное право — и юридические основания — присутствовать при разделе ближневосточного геополитического пирога.

«СП»: — Нынешний отказ Меркель вызовет негативную реакцию со стороны США?

— Не думаю: Вашингтон прекрасно понимает, в каком положении находится Берлин. В Германии, напомню, имеются крупные диаспоры турок и курдов. ФРГ дала им приют еще в 1960-е: крупномасштабная иммиграция турецких рабочих была вызвана, с одной стороны, высоким ростом населения и массовой безработицей в Турции, а с другой, потребностью в рабочих в Северо-Западной Европе.

Теперь, участвуя в международной коалиции, Германия оказывается на одной стороне с турецким премьером Реджепом Тайипом Эрдоганом, которого не любит, и противопоставляет себя курдам, что для Берлина крайне нежелательно.

Напомню еще факт: Сирия — это бывшая французская колония, где немцами, грубо говоря, никогда не пахло. Поэтому участие ФРГ в сирийской операции даже при самом благоприятном раскладе было просто обречено на символический характер.

«СП»: — К чему сейчас движется ситуация в Сирии?

— Возможны несколько сценариев, включая самые невероятные. Речь может идти как о восстановлении сирийской государственности, так и о переговорах по разделу Сирии на оккупационные зоны влияния. Кроме того, один из вероятных побочных сценариев — распад Турции, вызванный ставкой США на проект Независимого Курдистана.

В конце концов, Ирак уже распался, Сирия находится в очень тяжелой ситуации, а в курдских районах Турции фактически идет гражданская война. Выйти просто так из этой ситуации уже не удастся. Думаю, Меркель это тоже прекрасно понимает…

— Меркель, прежде всего, понимает подоплеку событий в Сирии, и потому действует осмотрительно, — отмечает ведущий эксперт Центра военно-политических исследований МГИМО, доктор политических наук Михаил Александров. — Подоплека заключается в том, что «Исламское государство» возникло не на пустом месте — это креатура США, Турции и монархий Персидского залива. Поэтому в Сирии, с точки зрения Берлина, идет геополитическая игра, а вовсе не борьба с международным терроризмом. А раз так — зачем ФРГ будет в этой чужой игре участвовать, тратить на нее деньги, и рисковать жизнями своих военнослужащих?

Да, немцы предприняли символические шаги по участию в сирийской операции, но это были вынужденные шаги.

После терактов в Париже французскому лидеру Олланду нужно было показать избирателям, что он решительно отвечает террору. Поэтому он развил бурную деятельность, слетал на единственный французский авианосец «Шарль де Голль», и перегнал его с одной стоянки на другую. Кроме того, французские ВВС нанесли якобы массированный удар по позициям «Исламского государство» в Ракке.

Но к нынешнему моменту пафос французского руководства сдулся. Олланд выполнил главную задачу — попиарить себя и социалистов перед региональными выборами. И спустил разговоры о решительной борьбе с террористами на тормозах.

Германия в этой ситуации выразила солидарность Франции — и только. И это разумная позиция.

Меркель понимает, что активность террористов в Европе напрямую не связана с действиями «Исламского государства» в Сирии. Активность связана, прежде всего, с тем, что Евросоюз имеет открытые границы, что поток беженцев из стран Северной Африки и Ближнего Востока никак не регулируется, а европейская политика мультикультурализма полностью провалилась.

«СП»: — Насколько для США принципиально немецкое участие?

— Американцам оно нужно для «галочки». США необходимо продемонстрировать миру, что в Сирии единый западный альянс коллективно борется с ИГИЛ, в то время как Россия поддерживает «плохой» режим Башара Асада.

Читайте по теме

Германия свое формальное участие уже продемонстрировала, и политическую функцию поддержки коалиции выполнила. Вряд ли США ожидают, что Германия введет в Сирию свои войска, и начнет там громить группировки радикальных исламистов, которых Анкара и Вашингтон негласно поддерживают. Именно поэтому, мне думается, Штаты не в претензии к демаршу Меркель…

«СП»: — Такое политическое лавирование усиливает позиции канцлера ФРГ?

— Германия является сателлитом Вашингтона и не принимает самостоятельных военно-политических решений. Это раздражает многих немцев. Поэтому формальный отказ Ангелы Меркель на просьбу Вашингтона действительно позволит ей набрать дополнительные очки внутри страны.


* Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Вадим Трухачёв

Политолог

Сергей Удальцов

Российский политический деятель

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня