18+
четверг, 25 августа
Армии и войны / Война в Сирии

Россия и Катар поговорили перед войной?

Зачем в Москву приехал глава МИД страны-создателя «Исламского государства»

  
59756
Россия и Катар поговорили перед войной?
Фото: Артем Коротаев/ ТАСС

25 декабря в Москве состоялись переговоры глав МИД РФ и Катара, в ходе которых обсуждались двусторонние отношения и ситуация в Сирии. После встречи с российским коллегой Сергеем Лавровым глава внешнеполитического ведомства Катара Халед бен Мухаммед аль-Атыйя заявил, что его страна считает нелегитимным президентом Сирии Башара Асада, так как он якобы использовал химическое оружие и другое запрещенное оружие против своего народа.

По мнению Катара, в будущем Асад не может возглавлять Сирию. Сергей Лавров на это отметил, что Москва и Доха придерживаются разных позиций по поводу судьбы Асада.

Однако Халед бен Мухаммед аль-Атыйя заметил, что Катар разделяет подход России по многим вопросам урегулирования в Сирии.

— У нас с российской стороной общий подход по многим вопросам и одним из главных является приверженность территориальной целостности Сирии и поддержка волеизъявления сирийского народа, — сказал он, согласившись, что ухудшение данного кризиса не идет на пользу интересов ни одной из сторон.

Лавров также подчеркнул, что позиции РФ и Катара близки по концепции безопасности в зоне Персидского залива.

— У нас общее мнение в том, что существуют хорошие возможности для наращивания торгово-экономических связей, увеличения объемов взаимной торговли. Важно, что для этой цели была создана межправительственная комиссия по торгово-экономическому и техническому сотрудничеству, которая первое свое заседание провела в марте этого года в Дохе, — сказал российский министр, добавив, что есть хорошие возможности в сфере взаимных капиталовложений в сфере энергетики.

Читайте по теме

Отметим, что накануне встречи сайт МИД РФ опубликовал сообщение, в котором говорилось, что «переговоры позволят „сверить часы“ по ключевым аспектам развития ситуации на Ближнем Востоке и Севере Африки с акцентом на поиск путей политического урегулирования существующих там кризисных ситуаций при опоре на международное право, на основе широкого национального диалога и без внешнего диктата».

Сергей Лавров перед началом встречи заявил, что рассчитывает на продолжение диалога с Катаром по двусторонней повестке дня и по ситуации в регионе Ближнего Востока, а также отметил, что это первый визит главы МИД Катара в Москву.

Напомним, в конце октября министр иностранных дел Катара Халед аль-Атыйя не исключил военного вторжения в Сирию вместе с Саудовской Аравией и Турцией. Тогда многие востоковеды это заявление расценили как комическое, учитывая малочисленность катарских ВС. Однако было бы неправильным недооценивать страну, «благодаря» которому и появилась структура, которая сегодня называется «Исламским государством» *. Скажем, в западной прессе уже проходили сообщения о том, что т.н. умеренные исламисты в Сирии ожидают прибытия комплексов ПВО для защиты от постоянных авианалетов ВКС РФ.

— На протяжении всей войны турки, катарцы и саудиты активно вкладывались в группировки, сирийский вопрос стал для них главной внешнеполитической задачей. Поэтому отступать им уже некуда, надо любыми способами извлекать дивиденды, — так комментировал арабист, старший преподаватель кафедры общей политологии НИУ «Высшая школа экономики» Леонид Исаев сообщение о создании 15 декабря исламской военной коалиции для борьбы с терроризмом.

Также отметим, что есть подозрения, что Катар может быть причастен к теракту на борту Airbus 321 российской авиакомпании «Когалымавиа». В частности, президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский не раз говорил в СМИ, что с большой долей вероятности можно говорить о катарском следе в крушении Airbus 321.

— Катар сейчас испытывает к России плохо скрываемую неприязнь. Точнее, нас люто ненавидит глава катарского МИД, который сегодня реально руководит эмиратом, — отмечал Сатановский в интервью «СП». — Дело в том, что война в Сирии — это бизнес главы внешнеполитического ведомства. Аль-Атыйя вложил в него миллиарды долларов. И если план свержения режима Башара Асада провалится, он может потерять место в катарской правящей верхушке.

Возникает вопрос: есть ли смысл вести переговоры с Катаром, который как и Саудовская Аравия, является одним из главных спонсоров джихадизма в Сирии и не только? Так, на его территории часто скрывались видные представители чеченских сепаратистов.

Старший научный сотрудник Института востоковедения РАН Борис Долгов замечает, что встреча глав МИД РФ и Катара носит двойственный характер.

— Катар играет значительную роль в финансировании радикальных исламистских группировок. Это подтверждено и не скрывается самой Дохой, хотя там не считают эти группировки террористическими.

Катар — один из акторов политики на Ближнем Востоке, и, безусловно, с ним необходимы любые контакты. Другое дело, что «сверка часов», о которой говорил наш МИД, скорее всего, подразумевает обсуждение вопросов о статусе конкретных группировок, которые поддерживает Катар и которые Россия не без оснований называет террористическими. Здесь возможен диалог, поскольку РФ, как известно, в поиске разрешения конфликта налаживает контакты даже с вооруженными группировками, которые готовы участвовать в борьбе с ИГ — в частности с отрядами Сирийской свободной армии. Что касается вопросов по сирийскому урегулированию, то здесь пока не просматривается каких-то взаимных точек соприкосновения, поскольку Катар настаивает и будет настаивать на уходе Башара Асада.

Востоковед, дипломат Посольства России в Катаре (2010−2011 гг.) Эльдар Касаев уверен, что диалог нужно вести со всеми странами, включая внешнеполитических визави и даже противников.

— А Катар для нас — противник как на политической арене, так и на экономической и энергетической. Напомню, со своим сжиженным природным газом он не только присутствует в Азии, но еще и в Европе. А это косвенно понижает конкурентоспособность российского газа и, безусловно, влияет на РФ.

Диалог с Дохой нужен. Ведь сейчас не Средневековье, а век дипломатии. Бомбить Катар, как предлагают некоторые, нельзя не только потому, что так дела не делаются, но и потому, что над ним раскрыт широкий зонтик безопасности в виде американских военных баз, в частности — самой крупной в регионе Ближнего и Среднего Востока «Аль-Удейд».

Да, в ближайшей перспективе мы вряд ли увидим какие-то серьезные подвижки не только в отношениях, но и во взаимопонимании. Но, как говорится, вода камень точит. В данном случае это поговорка уместна, поскольку Лавров — талантливый переговорщик, он может найти те слова и риторику, которые будут понятны и американцам, и европейцам, и катарцам. А у катарского народа особый менталитет. И здесь риторика должна быть жесткой, прагматичной, с отстаиванием своей национальной позиции.

Ведь если дальше ситуация перейдет в плоскость не информационной, а горячей войны, то, так или иначе, россияне и катарцы с союзниками могут пересечься в Сирии. Скажем, ВВС Катара в свое время принимали участие в бомбардировках Ливии. Россия тогда, как известно, довольно своеобразно себя повела, и, на мой взгляд, поступила неправильно.

Но сейчас мы в Сирии по просьбе легитимного президента Башара Асада. И, ведя боевые действия с воздуха, четко отстаиваем свои позиции, что, конечно, не нравится Катару, который теневым способом поддерживает силы, противостоящие Асаду. Их можно называть «умеренной оппозицией» или «террористами» — но, судя по их методам, это одно и то же.

Поэтому переговоры с Катаром — правильный шаг. Ведь в первую очередь надо договариваться не с союзниками, которых у нас на самом деле нет, а с государствами, настроенными в отношении РФ жестко, и доказывать им, что мы их не боимся. Ведь главная задача Катара и многих других государств, в том числе и США — с помощью санкций, жесткой риторики, информационных вбросов напугать нас. Но мы показываем, что не боимся встреч и переговоров. А если ситуация обострится еще сильнее, то в небе над Сирией мы уже успели доказать, что наши Вооруженные силы не засиделись на месте и что они могут быстро реагировать и отстаивать интересы страны. В том числе в соседних государствах — на подступах к нашим границам. Я думаю, что встреча Лаврова со своим катарским визави своевременная, хотя и вынужденная. Но, тем не менее, плоды будут.

«СП»: — На ваш взгляд, возможно в будущем достижение каких-то договоренностей по группировкам? Не секрет, что Катар официально относит боевиков «Ахрар Аш-Шам» к «умеренной оппозиции».

— Исключать этого нельзя. Но сложность в том, что группировки постоянно мимикрируют, а известные государства то вносят их в разряд террористических, то выносят за скобки, что больше, конечно, походит на махинации, поскольку все те, кто с оружием в руках пытаются захватить власть, преследуют одну цель — дестабилизировать ситуацию.

Конечно, какие-то бригады и движения могут быть внесены в список террористических, однако надо быть готовым к тому, что малоизвестные группировки могут в будущем выйти на первый план. Как это было с «Исламским государством», которое, в принципе, зародилось еще в 2006 году, однако заговорили о нем летом 2014 года, когда исламисты стали захватывать территории Ирака.

«СП»: — Сегодня в СМИ популярно мнение о том, что Катар активно участвует в сирийском кризисе в первую очередь из-за проекта газопровода, который заблокировал Асад…

— Да, это один из факторов. Но главная причина — это все-таки давняя борьба суннитов и шиитов. Монархии залива — Саудовская Аравия и Катар — это, прежде всего, салафиты, а Иран и их последователи (братья по шиизму) — сирийцы, ливанцы, багдадские шииты — их антагонисты. И Катар, ввязавшись в поддержку сил, настроенных против Асада, прежде всего, решает геополитическую задачу — подавить давних соперников. А обескровливая Сирию, Саудовская Аравия и Катар бьют по Ирану.

Экономика, конечно, также здесь присутствует. В Катаре, несмотря на его размеры, огромные запасы природного газа. По оценкам, это третий запас в мире — впереди только Россия и Иран. Поэтому у катарцев есть соблазн быть лидером не только в сбыте сжиженного природного газа с танкеров по всему миру, но и в смысле прямых поставок через трубопровод, который предполагалось проложить через территорию Сирии в Турцию, а дальше — Анкара могла бы поставлять эти объемы газа в Европу.

Читайте по теме

Заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин также видит смысл в контактах с Катаром на уровне глав внешнеполитических ведомств.

— Но подобные встречи по определению представляют собой смесь торговли с обменом угрозами. В конце концов, предназначение министерств иностранных дел в первую очередь в следующем: прежде чем начнется война, стороны должны все-таки сначала поговорить. А в нынешних условиях полностью исключать возможность большой войны в Сирии с нашим участием уже нельзя.


* Движение «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Эльдар Касаев

Востоковед, дипломат

Комментарии
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Медальный зачет
Страна Золотые медали Серебряные медали Бронзовые медали Всего медалей
1. США 46 37 38 121
2. Великобритания 27 23 17 67
3. Китай 26 18 26 70
4. Россия 19 18 19 56
5. Германия 17 10 15 42
6. Япония 12 8 21 41
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье