18+
понедельник, 29 августа

Узел Ближнего Востока: большая война всё ближе

Спустя 5 лет, человечеству еще только предстоит столкнуться со всеми последствиями «арабской весны»

  
20776
Узел Ближнего Востока: большая война всё ближе
Фото: AP/ ТАСС

Пять лет назад, 14 января 2011 года, президент Туниса Зин эль-Абидин Бен Али под давлением массовых протестов был вынужден оставить свой пост и покинуть страну. Этот день можно считать началом «арабской весны», охватившей вскоре большую часть Ближнего Востока и Северной Африки. Последствия серии «цветных» революций многие страны ощущают до сих пор, и пока сложно сказать, чего еще стоит ожидать в ближайшее время.

Всё началось с одиночной акции, когда 18 декабря 2010-го в знак протеста против социальной политики правительства Туниса совершил самосожжение торговец фруктами Мохаммед Буазизи. Для всего арабского мира этот поступок стал сродни выстрелам в Сараево 28 июня 1914 года, после чего вспыхнула Первая мировая. В Тунисе начались массовые выступления, а вскоре подобные события начались в других странах.

Сценарий везде был схожим. Вначале протестовали наиболее образованные слои, требуя демократических реформ, они собирались благодаря социальным сетям. Крупнейшие американские интернет-компании даже разработали специальные сервисы в помощь митингующим. Потом мирные демонстрации интеллигентов перерастали в массовые беспорядки, начинались столкновения с силовыми органами. Западные государства объявляли действующие правительства нелегитимными и требовали их отставки. Далеко не везде армии и полиции удалось подавить выступления, а политическим лидерам выдержать дипломатическое давление. В Тунисе, Египте власть сменилась. В Омане, Иордании, Марокко и Кувейте произошли изменения в правительстве. В Ливии власть была смещена после гражданской войны. В Йемене власть сменилась, но гражданская война продолжается. В Сирии президент Башар Асад сохранил свой пост, но война идет по сей день, и пока конца ей не видно.

Во многих странах начался распад государственности и всеобщий хаос. В Египте к власти пришла террористическая группировка «Братья-мусульмане». * Ситуацию удалось нормализовать только после военного переворота, хотя в этой стране до сих пор сильны позиции экстремистов. От Ливии после свержения Каддафи осталось лишь одно название, страна поделена между многочисленными группировками.

На сегодняшний день можно выделить несколько очевидных последствий «арабской весны». Первое — полный или частичный развал светской государственности (Ливия, Ирак, Сирия), крушение прежней системы международных отношений на всём Ближнем Востоке и в Северной Африке. Второе последствие — разгул международного терроризма. Именно после «арабской весны» появились и окрепли террористические группировки «Исламское государство» **, «Джабхат ан-Нусра» *** и им подобные. Третий итог — начало массовой миграции жителей пылающего региона в Европу, с которой Старый Свет пока справляться не научился. Побочное следствие миграции — массовые беспорядки в европейских городах и серия терактов в Париже.

Еще одно последствие — обострение отношений между Россией и США. Вашингтон уже направил к берегам Сирии свои войска, но вмешательство Москвы заставило американцев отказаться от авиаударов и интервенции. Есть мнение, что именно провал американской политики в Сирии подтолкнул Соединенные Штаты к организации госпереворота на Украине.

Самое главное, что негативный потенциал «арабской весны», скорее всего, не исчерпан. В конфликт ввязываются новые страны. Обостряется обстановка вокруг Ирана, Саудовской Аравии, идущая на территории Ирака и Сирии война с терроризмом может стать внутренней войной и для Турции. В сирийском конфликте участвуют уже Россия и страны западной коалиции. И сложно предсказать, как война на Ближнем Востоке в целом скажется на системе международных отношений.

Остается, конечно, и вопрос, тех ли последствий ожидали Соединенные Штаты, поддерживавшие массовые волнения и требовавшие свержения законных правительств?

— Американцы, когда запускали цунами «арабской весны», не думали о нынешних последствиях, — считает профессор МГУ Андрей Манойло. — США не просчитывали, что будет с регионом через пять, десять или пятнадцать лет в принципе. Им необходимо было погрузить регион в хаос, поменять лидеров в ключевых государствах на подконтрольных Вашингтону марионеток. Всё это делалось, как я считаю, для обеспечения стратегического тыла. Американцы тогда готовили наземную операцию против Ирана, и им очень было важно, чтобы арабский Восток не начал во время начала войны протестовать. Ближний Восток, Северная Африка для них были стратегическим тылом.

В принципе, все прежние лидеры стран были лояльны к США, за исключением, может быть, Асада. Но Штаты не устраивало то, что даже такие лояльные проамериканские президенты вроде Мубарака были национальными лидерами, то есть пришли к власти не благодаря Вашингтону, а по воле своих народов. И был большой риск для США, что лидеры, опирающиеся на народ, могли бы начать вести себя не очень дружественно в случае агрессии против Ирана.

«Арабская весна» — это череда «цветных» революций. Американцы начали с Туниса и прошлись по тем странам, которые были ключевые. В государствах, которые Вашингтону были неинтересны, были стихийные бунты, но они быстро затухли без внешней поддержки и были подавлены. Тут можно вспомнить волнения в Бахрейне, Алжире, Марокко, Саудовской Аравии, переворот в которых не был нужен Соединенным Штатам. А вот в Тунисе, Ливии, Египте, Сирии нужна была смена лидеров. К концу «арабской весны» американцы хотели видеть полностью подконтрольный Ближний Восток, который бы занимался своими внутренними проблемами и без единого национального лидера, который бы выступил против США.

«СП»: — У США к тому моменту был опыт Ирака, который после свержения Хусейна стал нестабильным.

— Американцы очень прагматичны, но у них очень короткий период планирования. Они не хотели переформатировать Ближний Восток, не собирались выстраивать какие-то определенные политические режимы взамен свергнутых. Штатам было важно, чтобы государства Ближнего Востока и Северной Африки не выступили против в момент начала операции против Ирана. Остальное их не интересовало.

Обратите внимание, что Мубарак не покидал своего дворца и дал себя арестовать. Он просто до последнего надеялся, что американцы высадят десант и спасут его, он был полностью лоялен Вашингтону. После свержения Мубарака американцы даже не подумали над тем, кто придет на его место. И вскоре вакуум власти заполнили «Братья-мусульмане» во главе с Мурси. То есть, американцам важен был результат здесь и сейчас, их не интересовало, кто придет к власти.

«СП»: — Сколько может потребоваться времени на исправление последствий «арабской весны»?

— К сожалению, процесс затянется на долгие десятилетия. Система, состоящая из светских режимов, которая существовала на Ближнем Востоке и в Северной Африке до начала «арабской весны», тоже выстраивалась в течение десятков лет. Система на протяжении многих лет сдерживала исламистов, радикалов. Никогда бы не появились «Джабхат ан-Нусра» или ИГИЛ, если бы не «арабская весна».

Сейчас мы видим, что после серии госпереворотов террористические структуры набрались сил, консолидировались, организовались. Теперь с ними справиться не так просто. Все политические лидеры говорят о необходимости объединения всего международного сообщества в борьбе с терроризмом, что свидетельствует об уровне угрозы. Борьба с ИГИЛ и другими структурами займет минимум десять лет. Это сетевые организации, они легко уходят в подполье, их сложно выявить.

Только после победы над террористическими группировками можно будет говорить о новой архитектуре региона, о новых легитимных правительствах и понятных правилах игры. Процесс займет не меньше 30 лет.

«СП»: — Добились ли американцы каких-то положительных для себя целей или полностью провалились?

— Если рассматривать ситуацию в регионе с точки зрения преференций для Соединенных Штатов, то практически всех целей американцы достигли. Пробуксовали они только в Сирии. И то только из-за того, что после Ливии решили заручиться поддержкой ООН, а международное сообщество к тому времени уже возмутилось американской политикой в регионе. То есть, подвела не сама технология «цветных» революций — сказались упущенное время и желание Штатов иметь легитимность для своих действий.

Поскольку время затянулось, от планов по вторжению в Иран пришлось отказаться. Но кого американцы хотели сменить из лидеров государств, они в ходе «арабской весны» сменили, кроме Асада.

Если говорить в целом о геополитическом курсе Запада на Ближнем Востоке, то политика закончилась полным провалом. В первую очередь, для европейских союзников США. Евросоюз вообще сейчас из-за наплыва мигрантов на грани распада. Созданные против Асада группировки экстремистов обособились и стали угрозой для самих Соединенных Штатов. Правда, США настроены достаточно спокойно, во многом в силу отдаленности от зоны конфликта. Американцы понимают, что первый удар террористов примет на себя Европа.

«СП»: — Каких последствий еще можно ожидать от конфликта на Ближнем Востоке, начало которому было положено пять лет назад?

— Самое опасное последствие для региона, которое скажется на всём мире, — распад государств, которые были образованы после Первой мировой войны, то есть после распада Османской империи. Тогда были проведены границы «по линейке», без учета этнического и религиозного факторов, но эти границы соблюдались на протяжении долгого времени. Принцип незыблемости границ был серьезным фактором стабильности региона.

Сейчас же на грани распада находятся Ирак и Сирия. Причем Соединенные Штаты не заинтересованы в целостности этих стран. Турция присматривается к иракским и сирийским территориям. Если крупные государства начнут распадаться, то возникнет напряженность и в небольших странах. Крупные фрагменты, которые образуются после распада крупных государств, будут дробиться дальше. Всё это большая проблема в региональном масштабе.

Если говорить про глобальный масштаб, то самый большой риск заключен в том, что в условиях роста напряженности в мире любой небольшой вооруженный международный конфликт может перерасти в большую войну. Любая провокация может привести вначале к малой войне, а потом к большой. Не стоит сбрасывать со счетов и те риски, которые уже есть, к примеру, проблема мигрантов.

«СП»: — Можно ли нормализовать ситуацию?

— Это возможно. Но для этого требуется объединение усилий всех стран, прежде всего России и Соединенных Штатов. Это объединение усилий может быть только при реалистичном взгляде на вещи. Американцы должны осознать, что рано или поздно террористы отправятся создавать «халифат» в Калифорнию и Вашингтон.

Россия в этом плане занимает конструктивную позицию, выступая против смещения легитимных режимов. Москва считает, что плох или хорош режим, должен решать народ той или иной страны, но свергать законную власть нельзя. Если Вашингтон будет разделять это мнение, то, возможно, совместными усилиями России и США удастся стабилизировать ситуацию. И уже после того, как легитимные режимы справятся с терроризмом, на базе ООН можно будет организовать дискуссию о будущем региона.

США должны отказаться от соблазна перетасовывать ближневосточную «колоду» по своему усмотрению. Но для этого должны произойти изменения в самом менталитете американской политической элиты. Иначе мир ждет долговременный период хаоса и глобальной нестабильности.

— Начатый «арабской весной» процесс грозит Европе и России расползанием всего накопленного за пять лет негативного потенциала на территории Ближнего Востока и Северной Африки, — говорит ведущий научный сотрудник Центра ближневосточных исследований МГИМО Александр Крылов. — Первую опасность представляет, конечно, терроризм. Мы видим, что очаги террористических группировок распространяются. На мой взгляд, в ближайшее время появится еще несколько таких очагов в Ираке, Йемене, Северной Африке и на территории Сахеля (тропической Африки), то есть в труднодоступных районах.

Один из наиболее серьезных очагов терроризма сегодня — это Ливия. Территория страны контролируется террористическими группировками и племенными вооруженными формированиями, которые мало чем отличаются от террористов. Помимо всего там появились местные лидеры, которые тоже участвуют в переделе нефтеносных районов.

Из-за передела этих нефтеносных районов мировые цены на энергоносители будут дешеветь, что непосредственно скажется на нас. Сейчас все говорят о нелегальных поставках нефти из Сирии и Ирака, но почти забыли про Ливию. Между тем, добыча сырья в контролируемых разными группировками районах почти достигла показателей, которые были при Каддафи. И возникает вопрос: куда оно продается? Ответ прост: контрабандой идет в европейские страны, куда продавал нефть и Каддафи. Европейские государства покупали много ливийской нефти: она очень высокого качества, а находится к Старому Свету ближе всего.

Безусловно, будет нарастать неконтролируемая миграция с Ближнего Востока и из Северной Африки в Европу. Некоторые оценивают потенциал миграции в 10 миллионов человек. На мой взгляд, если будет продолжаться нестабильность в регионе, то потенциал намного больше. Только из одной Сирии будут пытаться пробраться в Европу 10 миллионов. Но люди могут еще ехать со всего Ближнего Востока и даже из Черной Африки. Эта проблема захлестнет Европу и серьезным образом коснется нас. Пока миграция направлена в наиболее благополучные страны ЕС, но поток может пройти и через Россию.

В целом, конфликт на Ближнем Востоке будет носить крайне затяжной характер. Ведь в регионе сосредоточены интересы очень многих международных игроков. Фактически, сейчас внутри Сирии и Ирака идет не одна война, а много войн. Поэтому «Исламское государство» будет существовать как гидра, как сеть. Если разгромят одни группировки, то на новом месте возникнут новые с новыми названиями, но той же сутью.

Выйти из ближневосточного конфликта не представляется возможным для тех стран, которые уже втянулись. Турция будет стремиться решать по-своему курдский вопрос и сирийские проблемы, что не будет устраивать другие государства. Будут вмешиваться страны Персидского залива, которые думают о распространении своих религиозных идей. Им будет противостоять Иран и проиранские шиитские группировки. Будут сказываться внутренние противоречия в западной коалиции, противоречия между Россией и Западом. Всё это только затянет конфликт. Беда в том, что столкнулись интересы не только региональных государств, но и мировых держав.

«СП»: — Конфликт ограничится регионом Ближнего Востока или выйдет за его пределы?

— Сейчас не то время, чтобы на какой-то территории было плохо, а в остальном мире всё благополучно. «Исламское государство» и другие террористические организации нашли новую форму деятельности. Я обратил внимание, что наиболее серьезным «министерством» у ИГИЛ стало так называемое «министерство по делам иностранцев». Это мозговой центр, который денно и нощно просчитывает «слабые звенья» и планирует террористические акты. Это не может не беспокоить ни нас, ни европейцев.

Среди общего потока мигрантов приехало немало агентов ИГИЛ, которые не пойдут устраивать беспорядки и как-то проявлять себя в публичных акциях. Они залягут как «спящие бомбы» и будут дожидаться своего часа. Не хочется предрекать плохие события, но в ближайшее время можно ждать очень серьезных терактов.

За время конфликта террористические организации получили много денег, много оружия, в том числе, судя по всему, завладели химическим и бактериологическим. Так что вероятность серьезного инцидента крайне высока.

«СП»: — Человечество может что-то предпринять для нормализации обстановки или ему осталось только наблюдать «сход лавины»?

— Нужна общая международная воля. Надо осознать, что появление «Исламского государства» и в целом террористического интернационала на Ближнем Востоке может быть большей угрозой, чем в свое время появление Гитлера. Во время Второй мировой войны в борьбе против нацистской Германии смогли объединиться разные крупные державы, и это привело к положительному исходу. Сейчас человечеству противостоит террористическая сеть. К сожалению, объединения усилий не происходит. Каждая держава тянет одеяло на себя, что приводит только к усилению самых реакционных сил Ближнего Востока.

Возможно, смогут объединить усилия страны при новом президенте США, от Обамы ничего уже ждать не приходится.

Речь идет о координации военных действий, разведок, спецслужб, о единых усилиях по выработке конструктивной идеологии. То есть, речь идет о полном комплексе совместных мер разных стран. Как это было во время Второй мировой войны.


* - «Братья-мусульмане» решением Верховного суда РФ от 14 феврале 2003 года были признаны террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** - «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

*** - «Джабхат ан-Нусра» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года был признан террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Комментарии
Первая полоса
Цитата дня
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье