18+
пятница, 26 августа

Россия и США «заморозили» огонь в Сирии

Удастся ли построить переговорный мост над ближневосточной бездной?

  
6614
Россия и США «заморозили» огонь в Сирии
Фото: AP Photo/ТАСС

В полночь 27 февраля по дамасскому времени (1:00 по Москве) в Сирии вступил в силу режим прекращения боевых действий.

Это стало возможным благодаря самоотверженности российских лётчиков, не позволивших экстремистам из самопровозглашённого «халифата» свергнуть светский режим Башара Асада, и усилиям наших дипломатов, которым удалось убедить своих коллег из США сесть за стол переговоров. Результатом которых стало достигнутое на высшем уровне соглашение о перемирии.

Совместно подготовленная Москвой и Вашингтоном резолюция № 2268 была поддержана всеми 15 странами-членами Совбеза ООН. Этот документ даёт возможность вернуться к мирной жизни и включиться в процесс политического урегулирования т.н. «умеренным» группировкам. Как сообщил начальник главного оперативного управления Генштаба РФ Сергей Рудской, этой опцией уже воспользовались 17 вооруженных формирований, обратившихся к командованию авиабазы «Хмеймим» и подписавших заявочные листы. Все они обязуются соблюдать режим прекращения огня.

Заявители отказались от нанесения ударов любыми видами оружия, а также от захвата территорий, занимаемых другими сторонами. Помимо этого, лидеры вышедших на контакт группировок согласились предоставить гуманитарным организациям доступ к контролируемым территориям для оказания помощи местным жителям. В свою очередь, армия САР и все силы, оказывающие ей поддержку (включая ВКС РФ), подтвердили отказ от ведения боевых военных действий в «зелёной зоне». То есть, в отношении отрядов оппозиции, выразивших готовность к участию в политическом переговорном процессе под эгидой ООН.

Как ожидается, список вооружённых групп, присоединившихся к «партии мира», будет постепенно расширяться. В этом смысле он остаётся открытым и не имеет временных ограничений. Возможно и обратное — в российско-американском соглашении за сторонами конфликта признаётся право на «соразмерное использование силы в ответном порядке в целях самообороны». Что, объективно говоря, делает достигнутое перемирие не просто неустойчивым, а, можно сказать, предельно хрупким и обратимым состоянием.

Особенно с учётом того, что оно не распространяется на «Исламское государство» * и «Джабхат ан-Нусру» **, признанных Совбезом ООН террористическими организациями — удары по ним, напротив, будут усилены. Реакция боевиков на миротворческие усилия сопредседателей Международной группы поддержки Сирии (РФ и США) оказалась вполне ожидаемой. В субботу утром у въезда в сирийский город Саламия (провинция Хама) на воздух взлетел заминированный автомобиль. Двое человек погибли, четверо получили ранения. А ближе к вечеру террористы из группировки «Армия ислама» *** обстреляли из миномётов жилые кварталы Дамаска.

Как заявил спецпосланник по Сирии Стаффан де Мистура, ООН не будет самостоятельно анализировать и проверять полученную информацию о нарушениях перемирия. Для этого созданы пять координационных центров — в Женеве, Москве, Вашингтоне, сирийской Латакии и в столице Иордании. При этом окончательное решение о том, кто не соблюдает режим, и необходим ли в этом случае военный ответ как крайняя мера, остаётся за двумя сопредседателями и инициаторами процесса прекращения огня — Россией и США.

По словам де Мистуры, 7 марта должны быть возобновлены переговоры представителей сирийских властей и оппозиции по урегулированию конфликта в стране.

Впрочем, не факт, что перемирие «доживёт» до этого исторического момента. По-крайней мере, ответственные лица США дали понять, что поддержали эту инициативу лишь для того, чтобы получить время на передышку. А заодно произвести «информационную артподготовку», обрушив очередной шквал голословных обвинений в адрес Москвы. Так, спикер Госдепа США Марк Тонер буквально за пару часов да вступления в силу соглашения о прекращении огня «неожиданно» спустился с высокого дипломатического «штиля» на «подвальный уровень» лексики. Заявив, что Россия должна либо «доказать делом серьёзность намерений в вопросе сирийского перемирия или заткнуться».

Официальный представитель МИД России Мария Захарова отреагировала жёстко, но в рамках дипломатической этики. «Заткнуться» — это Вы, Марк, коллегам своим приказывайте, если такой идиоматический стиль общения распространен среди американских дипломатов", — написала она на своей личной странице в Facebook. Добавив, что пока «российская сторона „не заткнулась“, у Вас есть шанс узнавать, что на самом деле происходит в Сирии».

По мнению директора Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семёна Багдасарова, режим прекращения огня не будет устойчивым.

— В боевых действиях против правительственной армии на территории Сирии принимают участие множество группировок. Из них по численности и степени радикализма выделяются четыре: «Джабхат ан-Нусра» (15−20 тысяч боевиков), «Исламское государство» (не менее 30 тысяч), «Армия ислама» (примерно 20 тысяч) и «Ахрар аш-Шам» **** (около 25 тысяч). Из них только первые две признаны международным сообществом террористическими и, соответственно, не подпадают под действие соглашения о прекращении огня. Относительно двух других консенсуса нет — Москва относит их к разряду террористов, а США нет. И складывать оружие эти боевики явно не собираются.

Итого, в общей сложности вне объявленного перемирия остаются 78−80% всех вооружённых формирований, воюющих с армией Башара Асада и ВКС РФ.

Да, мелкие группировки, действительно, со временем могут прекратить боевые действия и влиться в ряды сторонников мирного процесса. Но большая часть, я уверен, воспользуется режимом прекращения огня, чтобы выйти из под удара и передислоцироваться в другие районы, пополняя свои ряды и готовясь к новым боям.

«СП»: — То есть, пока ситуативная коалиция между РФ и США будет уничтожать одних боевиков, другие будут «зализывать раны»?

— Разумеется. Фактически более половины бандформирований собираются воевать «до победного конца». А то, что некоторые мелкие банды по 30−40 человек согласились с условиями перемирия, «погоды не делает».

«СП»: — Появятся ли в списке организаций, признанных террористическими на международном уровне, новые фигуранты в случае продолжения ими боевых действий против правительственных войск?

— Не стоит обольщаться на этот счёт. США и их партнёры по НАТО сделают всё возможное, чтобы «Армия ислама», «Ахрар аш-Шам» или другие (включая новые формирования), которые могут появиться благодаря спонсорским усилиям со стороны монархий Персидского залива и Турции, не оказались в «чёрном списке» Совбеза ООН.

«СП»: — Президент Сирии заявил о намерении провести 13 апреля очередные парламентские выборы. Сирийские оппозиционеры, в том числе представители Национального координационного комитета, выступают против этого решения, обвиняя Башара Асада в попытке сорвать политическое урегулирование.

— Дело не в претензиях оппозиции, просто есть ряд обстоятельств, которые не позволяют организовать нормальный избирательный процесс. Начнём с того, что свыше 4 млн. граждан Сирии находятся за её пределами. И это не гастарбайтеры, а реальные беженцы, которые были вынуждены покинуть территорию страны, спасаясь от войны. Это примерно 20% от всего населения страны. Ещё значительная его часть находится на территориях, которые контролируют «повстанцы».

Часто приходится слышать, что квазигосударство «халифат» находится в центральных и восточных частях страны, представляющих пустыню. В России северные приарктические территории это малонаселённая тундра. Никто же не говорит, что проводить там выборы необязательно. К тому же Алеппо, где засели боевики, это второй по значению сирийский город. Думаю, это ещё где-то 15% от общей численности населения. То есть, половина сирийцев физически не смогут добраться до избирательных урн. Конечно, «нарисовать» можно любые цифры, но кто признает такие выборы? В условиях гражданской войны это полный нонсенс.

«СП»: — Турки, судя по всему, не отказываются от своих планов по захвату приграничных территорий, где проживают сирийские курды?

— Учитывая, что Анкара не признаёт курдов участниками перемирия, называет их террористами, турецкие войска, несомненно, будут продолжать артобстрелы их позиций. А, значит, полностью перекрыть каналы подпитки боевиков живой силой и вооружениями не удастся. Кстати, спецпредставитель президента США Бретт Макгерк на днях заявил, что Россия «работает над перекрытием коридора из Турции в Алеппо». То есть, США называют этот участок турецко-сирийской границы каналом, по которому в Сирию поступает гуманитарная помощь. Хотя, очевидно, существует масса других коридоров (включая воздушные), по которым можно доставлять «гуманитарку» местному населению. По сути, Вашингтон даёт понять, что никакого перемирия не будет — ИГ и «Джабхат ан-Нусра» как получали поддержку извне, так и будут получать.

С другой стороны, поскольку переходы между Турцией и Сирией контролируют организации, внесённые в список террористических, армия Асада при поддержке российских ВКС имеет право перекрыть этот канал подпитки. Но, думаю, что турки, саудиты и катарцы сделают всё возможное, чтобы не допустить этого.

Первый заместитель председателя комитета Госдумы по международным делам Леонид Калашников считает, что при всей условности режима прекращения боевых действий, другого пути не существует.

— Америка пытается по договорённости с нами обуздать те группировки, на которых она имеет влияние. Но кроме США есть региональные державы в лице Турции, Саудовской Аравии и Катара, занимающиеся «ручным управлением» конфликта. Поэтому сразу остановить обстрелы или теракты, конечно, не удастся.

Но, как показывает мировая практика, участники любого конфликта через стадию перемирия приходят к компромиссным договорённостям. Понятно, что все стороны будут обвинять друг друга в провокациях и срыве мирного процесса. Но этот долгий путь, который и Башару Асаду, и его вменяемым оппонентам, всё же, придётся пройти.

«СП»: — К чему может привести попытка «заморозить» конфликт, когда «чёрный список» террористических группировок, по-прежнему, остаётся предметом разногласий между его непосредственными участниками и заинтересованными внешними игроками?

— Проблема даже не в отсутствии единой позиции, а в том, что «террористический интернационал» подобен хамелеону, который может «перекрашиваться», мимикрируя под т.н. «умеренную оппозицию». Часть бандитов просто легализуется в «Свободной сирийской армии», и трогать их будет уже нельзя.

В отношении объявленных Асадом парламентских выборов Запад будет продолжать политику двойных стандартов. Потому что, мы помним, как признали «общенародное волеизъявление» на Украине, несмотря на гражданскую войну и отделение Донбасса. Дескать, война в Сирии, а на Украине проводилась т.н. «АТО». Хотя это сравнение абсолютно некорректно. У наших соседей произошёл госпереворот, как бы это ни называлось. После чего люди, пришедшие к власти на Украине, устроили фарс под названием выборы. Но Запад закрыл глаза на очевидное нарушение всех демократических принципов и норм.

При этом в Сирии Башар Асад это легитимный глава государства, который признаётся в этом качестве международным сообществом. Госпереворот, во многом, благодаря поддержке России с воздуха не удался. Просто США и их ближневосточных союзников перестала устраивать независимая политика Дамаска. Если, допустим, Россия утратит свой оборонный потенциал, такая же история может случиться и с нами. Единое сирийское государство продолжает существовать, а, значит, его граждане должны периодически (в соответствии с конституцией) переизбирать высшие госорганы. Переговорный процесс с «умеренной оппозицией» может продолжаться многие годы. Но это ещё не повод для того, чтобы отменять или переносить на неопределённый срок очередные выборы.

Независимый военный эксперт, полковник в отставке Владимир Карякин скептически относится к перспективам мирного урегулирования в Сирии.

— Честно говоря, можно провести историческую параллель с событиями в Донбассе. Каждый раз, когда ополченцы начинали теснить ВСУ, загоняли киевские батальоны в «котлы» и были близки к тому, чтобы выйти на стратегические рубежи, Запад активно навязывал переговорную повестку. Таким образом, были запущены два минских процесса, которые дали Киеву передышку и, соответственно, не привели к установлению прочного мира. И сегодня ДНР и ЛНР снова грозит военный реванш со стороны Киева.

Когда регулярным войскам противостоят иррегулярные силы, применяющие партизанские методы ведения войны, последние оказываются в выигрышной ситуации. Поскольку террористы не имеют знаков отличия, их трудно идентифицировать. Это «банды басмачей», которые кочуют по сирийской пустыне, получая поддержку со стороны зарубежных спонсоров. Как только их начали теснить, Запад опять заговорил о необходимости запустить переговорный процесс.

«СП»: — По вашему мнению, он противоречит тем задачам, которые решает российская дипломатия?

— Разумеется, Москва выступает за мирное урегулирование. И, кстати говоря, никогда не цеплялась за Асада. Просто нет никакой гарантии, что после его свержения Сирию не постигнет печальная судьба Югославии, Ливии или Ирака, которые прекратили своё существование в качестве единых суверенных государств после свержения «диктатур».

Госдеп США уже заранее объявил, что в случае срыва перемирия Вашингтон «повесит всех собак» на Москву и начнёт реализацию «плана Б». Он может включать в себя новые экономические санкции против России и тайную поддержку сирийской оппозиции. То есть, американцам нужен незаживающий гнойник, который они будут периодически «ковырять» военными, дипломатическими, экономическими и политическими средствами.

В то же время я понимаю мотивацию российского руководства. Оно, тем самым, демонстрирует, что конечной целью для РФ выступает установление мира на сирийской земле и на всём Ближнем Востоке. Думаю, мы тоже не будем терять даром время, усиливая армию Асада по линии поставок вооружений, отправляя своих военных советников и инструкторов.

«СП»: — Получается, обеим сторонам нужна передышка для того, чтобы перегруппировать силы?

— Думаю, так. Мой прогноз — предстоит затяжная война, которую будут периодически приостанавливать для ведения политического торга. Пока по законам жанра какая-то сторона не одержит окончательную победу. Она то и продиктует условия «вечного мира». А пока в Сирии сложилась патовая ситуация «ни мира, ни войны».

«СП»: — В чём тогда состоит сверхзадача РФ, помимо официально заявленной цели — не допустить расползания исламского экстремизма к нашим границам?

— Это не единственная мотивация. Саудиты и Катар хотят сменить режим Асада, поскольку он отказал им в прокладке газопроводной инфраструктуры по доставке сырья с Аравийского полуострова в Турцию и далее в Европу. Если мы утратим свои позиции на энергетическом рынке ЕС, с Москвой будут разговаривать совершенно иначе, с позиции силы. Пока внимание наших геополитических конкурентов сфокусировано на сирийском треке. Но многие зарубежные эксперты откровенно говорят, что поражение на Ближнем Востоке позволит США и их союзникам полностью переключиться на Россию, консолидировав все усилия и ресурсы для дестабилизации ситуации в нашей стране.


* «Исламское государство» решением Верховного суда РФ было признано террористической организацией, её деятельность на территории России запрещена.

** «Джабхат ан-Нусра» — решением Верховного суда РФ была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

*** «Джейш аль-Ислам» — решением Верховного суда РФ была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

**** «Ахрар аш-Шам» — деятельность организации запрещена на территории России по решению Верховного суда.

СМИ2
24СМИ
Цитаты
Михаил Александров

Военно-политический эксперт

Семен Багдасаров

Политический деятель

Егор Холмогоров

Публицист

Комментарии
Первая полоса
Фото дня
СМИ2
Медальный зачет
Страна Золотые медали Серебряные медали Бронзовые медали Всего медалей
1. США 46 37 38 121
2. Великобритания 27 23 17 67
3. Китай 26 18 26 70
4. Россия 19 18 19 56
5. Германия 17 10 15 42
6. Япония 12 8 21 41
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
НСН
Миртесен
Цитата дня
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье