18+
воскресенье, 26 июня

Крым ждет врага из-под воды

Боевые пловцы НАТО, не таясь, готовят диверсии на полуострове

  
48896
Крым ждет врага из-под воды
Фото: Алексей Павлишак/ ТАСС

Все больше признаков, что Генеральный штаб Вооруженных сил РФ всерьез обеспокоен растущей диверсионной угрозой в Крыму. Вот очередное свидетельство: на днях на сайте госзакупок появилось сообщение о намерении военных к 1 августа нынешнего года приобрести пять дельфинов-афалин для Центра подготовки боевых морских млекопитающих в Севастополе. Возраст дельфинов, которых еще предстоит отловить, должен быть от 3 до 5 лет. А максимальная цена «за голову» — не превышать 350 тысяч рублей.

Давно не тайна, что именно в Казачьей бухте главной базы Черноморского флота еще во времена Советского Союза работала совершенно секретная Научно-исследовательская экспериментальная база ВМФ, больше известная в городе как «военный дельфинариум», «площадка-75» или войсковая часть номер 13132-К. Здесь с 1965 года с использованием морских животных проводили эксперименты по созданию так называемых боевых биотехнических систем. Попросту говоря, дрессировали дельфинов для поиска затонувших объектов. Но главное — их учили борьбе с подводными диверсантами и охране акватории военно-морских баз.

К дельфинам мы еще вернемся. А пока присмотримся к тому, что именно свидетельствует об обеспокоенности российских адмиралов.

Как говорится, невооруженным глазом видно, что построение оборонительных порядков полуострова после известных событий 2014 года во многом ориентировано как раз на борьбу с подводными диверсантами. Причем, защищающих севастопольские бухты с 1967 года боевых пловцов российского 102-го отдельного отряда борьбы с подводными диверсионными силами (ООБ ПДСС) теперь, видимо, явно недостаточно. Даже с учетом все увеличивающегося числа кораблей и катеров Береговой охраны ФСБ России в Балаклаве — оборонительных возможностей, видимо, все ровно мало перед лицом растущей угрозы.

Очевидно, поэтому первым пополнением Черноморского флота после возвращения Крыма в Россию стали именно два противодиверсионных катера проекта 21980 «Грачонок». Их номера П-355 и П-356. Построены в Зеленодольске, вошли в строй соответственно в августе и в октябре 2014 года. Оба направлены в Севастополь.

На каждом катере — гидроакустическая станция обнаружения подводных диверсионных сил и средств МГ-757 «Анапа», телеуправляемый подводный аппарат «Фалкон», способный работать на глубинах до 300 метров. А еще — поисково-обследовательский комплекс «Кальмар», который позволяет осматривать дно на глубинах до 200 метров при скорости хода «Грачонка» до 8 узлов. В случае обнаружения вражеских боевых пловцов, уничтожать их планируется гидравлическими ударами от взрывов снарядов дистанционно управляемого противодиверсионного гранатометного комплекса 98У или ручного гранатомета «Непрядва».

Годом позже, в ноябре 2015 года, взвод морских катеров появился в составе 112-й бригады внутренних войск МВД РФ, только что сформированной в Крыму. Один из полков бригады дислоцирован в Севастополе. Именно в его состав и вошел тот взвод. На вооружении — два малых сторожевых катера проекта 04024 «Афалина» и один «Стриж-4Д».

Задача взвода морских катеров бригады внутренних войск — «охранять правопорядок и вести противодиверсионное патрулирование в прибрежной зоне совместно с пограничниками». Причем, очевидно, что командование внутренних войск уверено: задач при патрулировании крымского побережья у них будет столько, что одним взводом не обойтись. Уже объявлено, что в перспективе взвод катеров будет развернут до отряда катеров ВВ МВД РФ в Севастополе.

Если предпринимаемые оборонительные усилия России столь значительны — логично предположить, что должны быть и какие-то зримые свидетельства растущих диверсионных угроз из-под воды на Черном море. Да, такие свидетельства существуют, и никто их особо не скрывает.

С первых дней «Крымской весны» в Киеве на самом высоком уровне всерьез заговорили о необходимости развертывания на полуострове масштабной партизанской войны. И, следовательно, проведения диверсионных операций как ее составной части.

Яростней прочих на таком способе борьбы настаивал бывший министр обороны Украины Анатолий Гриценко: «Мы должны действовать асимметрично… Лоб в лоб Украина не выдержит, и это абсолютно проигрышная стратегия… Раненые и убитые возвращаются в украинские семьи, а должны возвращаться и в российские… Надо действовать на территории Российской Федерации. Раз война — значит война всеми доступными способами».

Есть ли у его страны, чем вести такую войну? Честно говоря, сегодня ответить трудно. Да, с одной стороны под боком у Крыма, в украинском городе Очакове, расквартирован 73-й морской центр специальных операций ВМС Украины. Во времена СССР — 17-я отдельная бригада спецназа Главного разведывательного управления Генштаба Вооруженных сил СССР (с 1 января 1990 года 1464-й разведывательный пункт).

В составе центра четыре отряда с очень подходящей для диверсий на море специализацией: подводного минирования, подводного разминирования, разведки и диверсионной борьбы, спецсвязи. Украинским боевым пловцам приданы патрульный катер «Скадовск», корабль управления «Переяслав», водолазное судно «Нетишин», десантные катера «Сватово» и «Брянка».

Еще при разделе Черноморского флота 73-му центру спецопераций досталась пара сверхмалых подводных лодок проекта 908 «Тритон-2», предназначенных для патрулирования акватории портов и рейдов, доставки и эвакуации водолазов-разведчиков, минирования причалов, кораблей противника, исследования морского дна.

Но в каком все это состоянии? Вряд ли ответ радует Киев. Потому что с самого начала войны в Донбассе элитные боевые пловцы центра украинскими генералами используются только и исключительно в качестве фронтовых разведчиков, а то и простой пехоты. Они прошли Дебальцево и Иловайск, потеряли на этой войне девять матросов, старшин и офицеров. В том числе, одного за другим двух командиров 73-го центра — капитана 2 ранга Алексея Зинченко и капитана 1 ранга Юрия Олефиренко.

Поэтому сложно сказать, способны ли сегодня украинские боевые пловцы снова заняться своим прямым делом. Но не будем их недооценивать. Школа-то 17-й отдельной бригады спецназа ГРУ ГШ в советские времена была прекрасная. В истории бригады проведение секретных операций на Кубе, в Египте, Ливии, Никарагуа, Мозамбике, Анголе, Эфиопии, Вьетнаме.

Конечно, никого из тех, кто этим занимался, сегодня нет в строю ВМС Украины. Но пусть в роли военных пенсионеров, однако преподавать-то свою сложнейшую науку нынешнему поколению боевых пловцов ветераны в состоянии. Не исключено, что и с политической мотивацией для этого у них проблем нет. Неслучайно же украинскую присягу 1464-й разведывательный пункт принял одним из первых на Черноморском флоте — в апреле 1992 года.

Однако даже если сегодня боевые пловцы соседней страны прямой угрозы Крыму нести не в состоянии, за них это способны сделать другие. Обратим внимание на такой факт. Примерно год назад, в апреле 2015 года, в Черное море вошли корабли 2-й постоянной противоминной группы ВМС стран НАТО в Средиземном море (Standing NATO Mine Countermeasure Group SNMCMG2). На первый взгляд, в этом визите ничего необычного не было. То же многонациональное соединение Североатлантического альянса совместно с украинцами проводило учения у наших берегов и в 2013-м, и в 2014-м годах.

И все же стало очевидным, что на сей раз легенда маневров изменилась. Пентагон официально объявил, что в 2015 году в учениях примут участие специально обученные морские млекопитающие, которых поближе к Крыму военно-транспортным самолетом перебросили с базы ВМС США в Сан-Диего на Тихом океане.

Как уточнил официальный представитель непрошенных гостей Том Лапуцца, задачей обученных американцами боевых дельфинов станет «тестирование нового антирадара, который предназначен для дезориентации вражеских эхолокаторов, в то время как морские львы и дельфины ищут мины и военных водолазов». О каких «военных водолазах» речь? О российских боевых пловцах 102-го ООБ ПДСС в Севастополе? А о ком еще? Но такое столкновение под водой может произойти только при диверсионной атаке главной базы Черноморского флота. Получается, именно подобное нападение натовцы и отрабатывали в апреле 2015 года.

При этом Лапуцца допустил, что возможна ситуация, когда при вооруженном конфликте в открытом море встретятся наши и «американские» дельфины. И даже попутно отпустил морякам ВМФ РФ комплимент:

— У нас нет официальных данных о российском центре, и я не могу сказать, как мы оцениваем возможности российских боевых дельфинов. Насколько я слышал, во времена Советского Союза у них были немалые успехи.

Тут, безусловно, американец из Сан-Диего прав на сто процентов. Советские специалисты «площадки-75» в Казачьей бухте Севастополя дело свое знали. Обученные ими дельфины вместе с инструкторами десантировались с вертолетов, находили затонувшие торпеды на глубинах до 120 метров. В 1989 году афалина Бокаут обнаружил давно затонувшую на большой глубине экспериментальную автоматическую подводную лодку «Тритон».

Но главное — умницы-дельфины были натасканы на поиски боевых пловцов и их снаряжения — гидрокостюмов, подводного средства передвижения «Протей», мин-присосок и аквалангов. Тех из них, что вместе с бойцами 102-го ООБ ПДСС находились на боевом дежурстве в Севастопольской бухте, держали в четырех плавающих клетях вблизи Константиновского равелина. На самом равелине — дивизион охраны рейда. На его командный пункт непрерывно транслировались данные о подводной обстановке на входе в бухту от установленных там же радиогидроакустических буев.

В случае обнаружения подозрительных объектов, клети автоматически поднимались по команде с равелина. И дельфины отправлялись в поиск. Но не просто так — вооруженными так называемыми ИОН — индивидуальными огнестрельными устройствами. Иначе говоря, установленными на носах афалин трехствольными пистолетами 12-го калибра, способными поражать цели на дистанциях до 20 метров.

После развала СССР все это оказалось никому не нужно. Кроме Ирана. Именно Тегеран проявил интерес к оказавшимся бесхозными уникальным результатам флотских исследований в Казачьей бухте. Двадцать семь дельфинов, оборудование, тренеры и инструкторы отправились туда, в научный центр по изучению проблем Персидского залива, Средиземного и Черного морей. Хитроумные персы принялись приспосабливать новых питомцев к доставке мин под днища вражеских кораблей. Возможности нового оружия они продемонстрировали в 2009 году на учениях «Удар Зульфакара».

А то, что от Научно-исследовательской экспериментальной базы ВМФ СССР осталось у Украины, было немедленно приспособлено исключительно для бизнеса. Оставшиеся в океанариуме афалины были «демобилизованы» и занялись лечебными сеансами со всеми желающими поплавать в некогда сверхсекретном бассейне. Час крымской «дельфинотерапии» для детей-инвалидов стоил до сотни долларов. Богатым взрослым купание обходится еще дороже.

Только в 2012 году украинские адмиралы вспомнили о военной специализации доставшихся им дельфинов. Десять из них в Севастополе снова принялись учить противодиверсионной борьбе, обозвав каждую афалину ББО — «біологічна бойова одиниця». Результаты учебы неизвестны, потому что менее чем через полтора года океанариум в Казачьей бухте стал российским.

К счастью, видимо, мы ничему не разучились в деле создания боевых биотехнических систем. Наоборот — по сравнению со славными советскими временами ушли далеко вперед. Потому что работы с морскими млекопитающими в интересах ВМФ России продолжались на Северном (Сайда-губа, полигон «Красные камни») и Тихоокеанском флотах (бухта Витязь). Так что и океанариум в Севастополе скоро снова заработает на полную мощность. Вот только подвезут туда к августу пять новых бойцов-афалин. 102-й ООБ ПДСС Черноморского флота давно ждет подкрепления и готовится к бою.

Рамблер новости
СМИ2
24СМИ
Комментарии
Первая полоса
Фото дня
Рамблер новости
СМИ2
Новости
24СМИ
Жэньминь Жибао
Медиаметрикс
Финам
Миртесен
Цитаты
Семен Багдасаров

Политический деятель

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

НСН
Миртесен
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня
СП-Юг
СП-Поволжье