Пентагон соблазняет Батьку медью оркестров

Чем грозит Москве план военного сотрудничества, подписанный Минском и Вашингтоном

  
18360
Президент Белоруссии Александр Лукашенко
Президент Белоруссии Александр Лукашенко (Фото: Виктор Драчев/ТАСС)

Минск и Вашингтон подписали план военного сотрудничества на 2017 год. Об этом 21 октября сообщило Министерство обороны РБ.

В ходе встречи представители военных ведомств обсудили «перспективные направления белорусско-американского взаимодействия в военной сфере». Однако в пресс-службе министерства не уточнили, какие мероприятия предполагает этот план.

Отметим, в начале июля президент Белоруссии Александр Лукашенко на встрече с временным поверенным в делах США в Минске Скоттом Роландом предложил Вашингтону нормализовать отношения на взаимовыгодных условиях. «Мы никогда не скрывали тот факт, что без нормализации отношений с Соединенными Штатами мы не будем иметь полноценной внешней политики. Мы не скрываем, что очень хотели бы нормализации отношений с США на взаимовыгодных условиях», — заметил тогда Лукашенко.

Напомним, в 2006 году США ввели санкции в отношении ряда белорусских предприятий, а также должностных лиц страны, включая президента, в связи «с нарушением прав человека в Белоруссии». С тех пор они периодически продлевались. В 2008 году белорусско-американские отношения обострились, в итоге до сих пор в Минске нет посла, а штат посольства сильно сокращен. Однако в последнее время отношения между Белоруссией и Штатами несколько потеплели. В октябре 2015 года Минфин США принял решение о частичном смягчении санкций до 31 октября 2016 года. В феврале 2016-го Евросоюз частично снял санкции с Белоруссии, которые действовали более 13 лет: Совет ЕС не стал продлевать санкции против 170 белорусских чиновников, включая президента Александра Лукашенко, и трех компаний, однако эмбарго на поставки оружия и полицейской спецтехники и некоторые визовые ограничения были продлены еще на год.

Как отмечает заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин, несмотря на ограниченные финансовые возможности страны, ВС Белоруссии отличаются высоким уровнем боевой и психологической подготовки личного состава, имеющего к тому же весьма хорошее социальное обеспечение. Почти вся боевая техника, состоящая на вооружении ВС Белоруссии, сделана в РФ. На территории Белоруссии находятся российские военные объекты — РЛС СПРН (Барановичи), пункт управления подводными лодками (43-й узел связи ВМФ, Вилейка), а в составе 61-й авиабазы несут боевое дежурство как минимум четыре истребителя ВКС РФ.

Что же стоит за белорусско-американскими соглашениями в военной сфере?

— Раньше между США и Белоруссией военного сотрудничества не было, — продолжает Александр Храмчихин. — После того, как в 2008 году стороны взаимно отозвали послов из-за введения санкций, между Минском и Вашингтоном до сих пор нет даже полноценных дипломатических отношений. В такой ситуации любые военные связи были исключены.

«СП»: — То есть такой план двустороннего военного сотрудничества — неординарное событие?

— Безусловно, неординарное, но ожидаемое. Конечно, непонятно, что подразумевается под сотрудничеством, но формально для нас это не будет иметь никаких последствий, потому такое сотрудничество явно будет не слишком широким. Тем не менее, тенденция очевидна - белорусский президент активно идет на сближение с Западом, который начал отвечать взаимностью. Понятно, что Лукашенко такими шагами хочет выторговать преференции, с другой — может «принести гол в свои ворота».

— Никакой дополнительной информации о таком сотрудничестве не опубликовано, и насколько оно будет заметным, сказать трудно, — говорит заместитель руководителя Института стран СНГ Владимир Жарихин. — Приведу мрачную ассоциацию — на трупе еще две недели растет борода. Так может быть и здесь: было же когда-то сотрудничество Россия-НАТО и Белоруссия-НАТО и, возможно, остались когда-то еще неотменённые мероприятия, на которые были выделены средства. Поэтому пугаться такого американо-белорусского плана не стоит.

Военное сотрудничество между Минском и Вашингтоном ограничивалось выступлением военного оркестра Военно-воздушных сил США в Европе (база — Рамштайн) в Бресте — исполнением маршей, увертюр и бродвейских мюзиклов, а также в Минске — на параде 9 мая. Были сообщения, что в Брест с концертом приедет оркестр уже Военно-морских сил США. Поэтому нынешнее известие о плане белорусско-американского взаимодействия в военной сфере рассчитано только на пиар и будет использоваться исключительно для этой цели, считает член совета Ассоциации политических экспертов и консультантов, доцент кафедры политической теории МГИМО МИД РФ Кирилл Коктыш.

— Не думаю, что дрейф Белоруссии в сторону Запада возможен. То, что Минск извлекает и будет дальше пытаться извлекать ресурсы из балансирования, — это факт. Но факт и то, что Белоруссия структурно привязана к России и такая привязка крайне прочна, поскольку страна насущно зависит от РФ в области рынка сбыта продукции. Кроме того, сегодня Запад не готов оплачивать дрейф в свою сторону даже Украины, не говоря уже о Белоруссии. Сложение всего этого вместе позволяет расценивать белорусско-американское военное взаимодействие все-таки как пиар, а не реальное событие.

В последнее время отношения между США и Белоруссией немного потеплели. Как известно, в конце октября 2015 года США частично сняли ограничения в отношении ряда белорусских предприятий, а 31 октября 2016-го заканчивается срок действия решения о приостановке санкций в отношении Белоруссии. То есть американцы в ближайшее время должны решить, что им делать дальше в отношении Белоруссии. Нынешний план о военном сотрудничестве укладывается в рамки политики выхода Белоруссии из изоляции. Не исключено, что Запад будет пытаться перетянуть на свою сторону стратегического союзника России, а Белоруссия — использовать это в диалоге с РФ, отмечает научный сотрудник Центра анализа стратегий и технологий, главный редактор журнала «Экспорт вооружений» Андрей Фролов.

— В этом смысле отсутствие опыта военного сотрудничества между США и Белоруссией не имеет никакого значения. Конечно, вряд ли стороны в будущем будут проводить военные учения, но обмен данными, обучение отдельных подразделений спецназа и полиции вполне возможно.

Понятно, что сообщение о сотрудничестве Вашингтона и Минска неразрывно связано с внешней политикой, говорит доцент кафедры постсоветского зарубежья РГГУ Александр Гущин.

— Есть два подхода к внешнеполитическому курсу Белоруссии. Официальный Минск говорит, что ЕАЭС остается приоритетом, все проблемы решаются в рамках этой интеграционной группировки, но многовекторность стране также необходима. Другой подход — российский, где есть место опасениям, что Белоруссия постепенно отдаляется от России в рамках процесса «мягкой трансформации». Запад заинтересован в таком процессе, чтобы усилиями Польши придать Белоруссии более нейтральный статус.

С точки зрения Минска, определенный дрейф в сторону Запада логичен. У России сложные отношения с США и Европой и ссоры из-за этого не входят в приоритеты Белоруссии. В ее интересах, с одной стороны, сотрудничать с ЕАЭС, с другой — под видом интеграции продолжать политику выбивания уступок со стороны России.

«СП»: — Чем это обусловлено?

— Белорусская модель экономики далеко не идеальна. Как известно, Минск ведет переговоры с Международным валютным фондом (МВФ) о предоставлении кредита, диалог — с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР) по поводу приватизации отдельных предприятий и т. д.

План о военном-сотрудничестве между Вашингтоном и Минском — звено этой цепи. Другое дело, что Запад прекрасно понимает, что украинской методикой он не сможет оторвать Белоруссию от России. Поэтому и реализуется идея «мягкой трансформации». Но насколько реализация будет успешной — сказать сложно, учитывая хотя бы то, что белорусская экономика во многом ориентирована на Россию (на долю РФ приходится около 50% белорусского внешнеторгового оборота).

Надо отметить и то, что в этой ситуации Россия также стала занимать более жёсткую позицию. Последний спор, связанный с ценой по газу и повышением стоимости транзита российской нефти, говорит о том, что Лукашенко становится сложнее проводить ту политику, которая была характерна еще до 2014 года. То есть политику мягкого политического давления для выбивания преференций.

«СП»: — Внутриполитический фактор здесь имеет значение?

— Не будем забывать, что в сентябре в Белоруссии прошли парламентские выборы. В итоге впервые в парламент прошли оппозиционеры. Преувеличивать значимость этого факта не стоит, поскольку даже внутри оппозиции достаточно много противоречий. Но таким образом Минск, с одной стороны, показал Западу, что он контролирует выборы, с другой — продемонстрировал готовность к определенной либерализации. И теперь Западу самому легче идти на определенные послабления, потому что Лукашенко вроде бы начал либерализацию, да и наблюдатели на выборах отметили только ряд нарушений и уже не говорят о том, что избирательный процесс был каким-то неправильным.

Кроме того, в белорусском руководстве есть линия, которая выступает за сотрудничество с тем же Евросоюзом. Как раз глава внешнеполитического ведомства Белоруссии Владимир Макей — яркий представитель этой линии. Но нам на такую ситуацию надо смотреть прагматично, потому что, повторю, с точки зрения Белоруссии, нормально и поддерживать стратегический союз с Россией, и диверсифицировать свою политику. Другое дело, что на Западе могут быть другие мнения и в какой-либо кризисный момент трудно предсказать, как там себя поведут.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Семен Багдасаров

Политический деятель

Сергей Марков

Политолог

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня