Москву и Эр-Рияд сблизит федерализация Сирии?

Какие точки соприкосновения имеют Саудовская Аравия и Россия в САР

  
4554
Министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель ибн Ахмед аль-Джубейр и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров
Министр иностранных дел Саудовской Аравии Адель ибн Ахмед аль-Джубейр и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров (Фото: Станислав Красильников/ТАСС)

Саудовская Аравия и Россия имеют много точек соприкосновения по сирийской проблеме, заявил 1 ноября посол РФ в Эр-Рияде Олег Озеров.

— Когда мы говорим о разногласиях между Москвой и Эр-Риядом, мы не должны упускать из виду, что между нашими странами существует и много общих точек соприкосновения, касающихся урегулирования в Сирии, — отметил дипломат в интервью РИА Новости.

Прежде всего, отметил Озеров, имеется в виду общая платформа урегулирования, которая состоит, в первую очередь, из Женевского коммюнике от 2012 года.

— Все разделяют эту платформу, а также необходимость выполнения резолюции СБ ООН 2254 и резолюций по Сирии, имеющих отношение к гуманитарным аспектам, — подчеркнул российский дипломат.

По его словам, у России налажен постоянный диалог с Саудовской Аравией по Сирии, эта тема находится в фокусе внимания, начиная с контактов посольства.

— Эта тема обсуждается нами как на двустороннем уровне, так и на различных международных встречах, в самых различных форматах, что понятно и естественно, потому что сирийская проблема является, наверное, одной из самых острых и самых сложных для решения со времен Карибского кризиса, — добавил посол.

Также Олег Озеров отметил, что Россия готова приложить усилия для снижения напряженности между Эр-Риядом и Тегераном.

Насколько отчётливы точки соприкосновения, отмеченные российским дипломатом? В этой связи обратим внимание на статью научного сотрудника Совета по международным отношениям (США) Рея Тейкея в The Financial Times. В ней он пишет, что «американская стратегия на сирийском направлении базируется на представлении, что соглашение США и России позже может привести к сближению между ведущими региональными антагонистами — Ираном и Саудовской Аравией, что отразится и на местных действующих лицах». Единственным реальным вариантом для Сирии автор считает «схему разделения, которая будет основана на признании сирийского этнического и религиозного раскола».

— Алавиты получат княжество, как и другие этнические группы. Сунниты получат собственную сферу, как только очистятся от вредоносного влияния ИГ. Ставка будет сделана на то, что эти группы смогут сосуществовать в рамках слабой федеральной структуры, в которой большая часть власти передана от центра на периферию, — говорится в статье.

Существуют ли варианты урегулирования сирийской проблемы, где бы позиции России и Саудовской Аравии более-менее совпадали?

Заявления о том, что есть общие точки соприкосновения и даже некое общее политическое решение сирийского кризиса вовсе не значат, что действительно между сторонами есть общая позиция, говорит член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко.

— Разговоры об общих интересах и даже сотрудничестве России с Саудовской Аравией возникают на протяжении десятилетий. А иногда, как это было в начале 2000-х, даже появлялись какие-то надежды… Безусловно, контакты между нашими странами есть и они необходимы, но по части выработки каких-либо согласованных действий лично я не вижу в перспективе никакого сближения.

Скажем, недавно министр иностранных дел России Сергей Лавров в Москве провел переговоры с коллегами из Ирана и Сирии Джавадом Зарифом и Валидом Муаллемом, но понятно, что саудовцев там не было и не могло быть в виду многочисленных разногласий. Но, безусловно, российский посол должен делать подобные заявления — это его работа.

Общих точек соприкосновения между Россией и Саудовской Аравией по сирийскому кризису не так уж и много, но они действительно есть, считает старший преподаватель департамента политической науки НИУ ВШЭ Григорий Лукьянов.

— Правда, их количество не идет ни в какое сравнение с количеством противоречий, которые, безусловно, определяют позиции сторон.

Саудовская Аравия не приемлет сохранение у власти не только президента Башара Асада, но и вообще — всей правящей партии БААС и нынешней политической элиты САР, представленной алавитской общиной. У Саудовской Аравии есть свои собственные контрагенты в стране, которых она поддерживает политически, организационно и финансово, предоставляя им возможность участвовать в переговорном процессе в составе так называемой «эр-риядской группы» сирийской оппозиции. Тем не менее, здесь есть точки соприкосновения между нашими странами — и Москва, и Эр-Рияд выступают против расчленения Сирии на несколько государственных или негосударственных образований. Саудовская Аравия достаточно гибко и с опаской смотрит на расширение зоны влияния Турции на сирийской территории. И, конечно, самым главным раздражителем для Эр-Рияда является распространение влияния Ирана в Сирии.

Москва, безусловно, рассматривает Тегеран как союзника в сирийском кризисе, однако она не намерена отдавать САР исключительно под влияние Ирана. В этом отношении у РФ больше пространства для маневра, чем у Ирана, поскольку несовпадение интересов делает Москву договороспособной стороной в глазах Эр-Рияда.

Что касается проектов федерализации, то с точки зрения Москвы, Анкары и Тегерана они не приемлемы, так как рассматриваются в качестве инструмента легитимизации особого статуса сирийских курдов. А появление еще одной курдской автономии, помимо иракской, не входит в интересы ни одной из вышеназванных сторон. В свою очередь, сторонниками курдского самоопределения и спонсорами курдской активности в Сирии являются США, которые рассматривают курдов в качестве агента своего влияния в Сирии.

Тем не менее, нежелание признавать и рассматривать вариант федерализации — это одно, и совсем другое — реальная обстановка в Сирии. А она такова, что, несмотря на успехи сирийского режима при поддержке ВСК РФ, восстановление контроля над всей территорией Сирии видится крайне сложным делом. Безусловно, переговорный процесс необходим и его жаждут все, но даже в случае теоретического взятия восточного Алеппо, остается еще провинция Идлиб и значительная часть территории страны, которую контролирует не только одиозное «Исламское государство» *, но и «ан-Нусра» **, «Ахрар аш-Шам», «Джейш аль-Ислам» и др. Понятно, что эти оппозиционные группы не готовы оставить занимаемые территории, на которых проживают их семьи и т. д. Объективно у Дамаска не хватает сил для борьбы на разных направлениях.

И если мы говорим о необходимости политического решения сирийской проблемы, то нужно учитывать, что эти группировки будут жестко отстаивать свое право на самоуправление контролируемых ими территорий. И здесь Эр-Рияд вполне может поддержать стремление оппозиции к федерализации Сирии. Сделать это будет возможно только закреплением их статуса посредством федерализации. Поэтому проект не стоит сбрасывать со счетов, это — один из инструментов так называемого политического урегулирования проблемы и закрепления статус-кво.

Саудовская Аравия в арабском мире была одной из первых стран, с которой СССР установил дипломатические отношения, напоминает востоковед, автор книги «Вся Сирия» Сергей Медведко.

— Тем не менее, и тогда нередко можно было услышать выражение «арабская реакция», под которой подразумевался монархический режим Саудовской Аравии. Поэтому КСА и Сирия — это традиционно два разных полюса российской дипломатии.

Конечно, с Саудовской Аравией необходимо взаимодействовать, поскольку это влиятельное государство в арабском мире и богатое — благодаря нефтедолларам. Но я убежден, если бы не действия Саудовской Аравии и еще ряда монархических режимов, то в Сирии не было бы нынешнего кошмара. Те наемники, которые наводнили Сирию и которые воюют под флагом радикальных группировок, финансировались в основном на деньги КСА и Катара.

Дипломатические заявления по поводу желания сторон прекратить войну — это одно, но совсем другое — какими методами она может быть прекращена. Понятно, что у каждого посла в той или иной стране есть свои задачи, однако точки соприкосновения между РФ и КСА далеко не очевидны. В этом плане федерализация, а по сути — раскол страны, о чем сейчас активно говорят на Западе, на мой взгляд, ни к чему хорошему не приведет, а может только спровоцировать новые конфликты.


* «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года признано террористической организацией и её деятельность в России запрещена.

** Группировка «Джебхат ан-Нусра» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года была признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня