«Ведьмы» готовят шабаш на Донбассе

На фронт прибыла группа женщин-снайперов из «Правого сектора» *

  
20658
«Ведьмы» готовят шабаш на Донбассе
Фото: AP/ТАСС

«Правый сектор» перебрасывает к линии разграничения в Донбассе подразделение женщин-снайперов. Об этом заявил во вторник, 21 марта заместитель командующего оперативным командованием ДНР Эдуард Басурин.

«По данным нашей разведки, в Артемовск прибыло подразделение ДУК „Правый сектор“ — „Ведьмы“, состоящее из снайперов женского пола, известных своими преступлениями против мирного населения Донбасса, а также на Светлодарской дуге в сентябре 2016 года», — рассказал он журналистам.

— Задачи перед любыми снайперами ставятся одинаковые: уничтожение офицерского и рядового состава, чтобы ослабить и деморализовать потерями то или иное подразделение, — говорит военкор Марина Харькова.

— И неважно, кто держит снайперскую винтовку — женщина или мужчина. Сейчас, когда идет в основном позиционное противостояние, снайперская война вышла на первый план. Надо признать, что противник придает этому большое значение и серьезно относится к оснащению снайперских отрядов. Ночные прицелы, тепловизоры, закупка крупнокалиберных винтовок импортного производства, постоянное обучение с помощью опытных, в том числе, зарубежных, инструкторов — на все это находятся и время, и деньги. И государственные средства, и волонтерские сборы идут на улучшение боеспособности снайперских подразделений. Известно, что на одном участке фронта могут одновременно работать до десяти пар вражеских снайперов из мобильных групп. Работают на выезде, постоянно перемещаются, у многих — индивидуальное оружие, качественные боеприпасы. В общем, никакой самодеятельности, все профессионально поставлено.

Читайте также

Снайперы противника имеют массу возможностей отрабатывать свои навыки и на полигонах, и в реальных боевых условиях. Известно, что вражеские снайперы сейчас активны на всех направлениях донецкого и луганского фронтов: в районе ясиноватского блокпоста и авдеевской промзоны, у Старомихайловки возле Донецка, Светлодарской дуге, южном отрезке на линии Саханка-Коминтерново, в Зайцево возле Горловки. Особенно цинично, когда снайперы терроризируют мирное население, о чем неоднократно сообщали жители и Докучаевска, и Александровки, что на западной окраине Донецка. В этих местах линия фронта проходит недалеко от жилых домов, поэтому очевидцам нет смысла выдумывать свои истории: о том, как стреляющие с украинской стороны били прямо в окна квартир, в лампы или мебель, о том, как мирные люди часами лежали на холодной земле или метались в поиске укрытий, пока снайпер не устанет подобным образом «развлекаться».

Вообще, я бы не считала появление представительниц снайперских подразделений ВСУ, Нацгвардии и различных наемных ЧВК или нацбатальонов какой-то сенсацией. Они давно приезжают разными составами и устраивают тут сафари. В частности, бойцы мне рассказывали о наемницах из Польши и Литвы и их негероической гибели на первом же выходе от разрыва мины калибра 120 мм. В целом, этот рассказ не вызвал у меня скепсиса.

«СП»: — Чем, по-вашему мотивирован ДУК «Правый сектор»? Насколько он активно участвует в боевых действиях?

— На передовой воюют ВСУ и нацгвардия. «Правосеки» вперед особо не рвутся и, как правило, выполняют узкоспецифические задачи, провокацию устроить, помародерить где-нибудь на второй линии обороны, например. А с мотивацией там все ясно. Политическое крыло «правосеков» опирается на штыки и это дает им право голоса и определенную индульгенцию в случае давления на них со стороны украинской власти. Они разыгрывают свои карты, опираясь на настроения в обществе и общее недовольство ситуацией именно окопных вояк «АТО». У них есть определенная популярность и финансирование. Есть война, есть и дивиденды от нее.

«СП»: — Насколько в целом, по вашему мнению, это боеспособное подразделение? Могут ли снайперши представлять реальную угрозу или это скорее пиар-акция?

— Невозможно оценивать боеспособность подразделений на основании тех или иных заявлений. Однако уверена, что времени подготовить стрелков было достаточно: минимум полгода необходимо, чтобы снайпер прошел школу, а у украинской стороны благодаря минским соглашениям цейтнота не возникало. И предполагаю, что тренировкой «ведьм» занимались достаточно компетентные специалисты, возможно, и натовские инструкторы.

Кроме реальной угрозы, это еще действительно и пропагандистский ход. Типа «простые украинские домохозяйки и учительницы встали на защиту территориальной целостности страны против российско-террористических войск» или нечто в этом духе. Затем на этой теме заработают себе политические бонусы разные деятели, наснимают сюжетов для подогревания национал-истерии на телевидении и обогатятся волонтеры т. н. «АТО», расписывая душещипательные истории «как воюют и страдают бедные девочки». Эти сценарии довольно предсказуемы. Тем не менее, считаю, что пора перестать недооценивать противника и задать честные вопросы: что можно этому противопоставить и как эффективно противодействовать и снайперской, и пропагандистской войне? Грубо говоря, как сломать ведьмины метлы с наименьшим уроном для жизни, здоровья, чести и достоинства нашей стороны.

— Думаю, задачи будут обычные — работа по передовым позициям противника, «охота» на бойцов, не соблюдающих элементарные правила поведения на передовой, работа по пулемётным точкам, — говорит старший лейтенант НМ ЛНР, боец ОМБ «Август» Андрей Морозов.

— В случае обострения и активных боестолкновений, когда на передовую подтягивается больше войск, будут стараться выбить офицеров. Ну и, естественно, борьба со снайперами армий ЛДНР, если позволяет квалификация. Если позволяет местность и, опять же, квалификация, снайпера обеих сторон конфликта заходят за линию фронта и получают возможность бить по более важным целям. Снайперский огонь также может послужить провокативным целям. Выстрелы из винтовки, оснащённой ПБС (прибор бесшумной стрельбы, «глушитель»), глуховатые и подслеповатые наблюдатели ОБСЕ могут и не услышать, а вот ответный огонь, из пулеметов, в том числе крупнокалиберных, из автоматических гранатомётов, обязательно услышат.

«СП»: — Насколько опасными могут быть эти «ведьмы»?

— Все зависит от объема тренировок. Для среднестатистического бойца-мотострелка на передовой опасен любой противник с тренировкой выше среднего уровня, тем более опасен снайпер, так как он ведёт огонь с замаскированной позиции, с большой дистанции, заведомо превосходящей эффективную дальность огня автоматчика. Да даже зачастую эффективную дальность его наблюдения, потому что у рядового бойца нет для этого оптики. Совершенно отдельным образом опасно концентрированное применение групп снайперов в ходе активных боевых действий, в обороне или при закреплении на захваченных позициях с отражением контратаки. Снайперский огонь, последовательно сосредотачиваемый на командирах, их заместителях, связистах, расчётах АГСов, РПГ и пулемётов, производит деморализующее действие на атакующих, лишает их последовательно управления, связи и основных средств огневого воздействия на обороняющихся.

Если снайперов просто несколько раз сводили на стрельбище, дали пострелять из СВД, и на основании этого объявили снайперами — это одно. А вот если их тренировали достаточно долго, причём обучали не только непосредственно стрельбе на большие дистанции, но и снайперской тактике, маскировке, групповой работе, если им дали технику соответствующего уровня, снайперские комплексы для работы на 1500 м и более, защищённую связь, такие бойцы опасны для кого угодно, включая таких же снайперов с нашей стороны.

«СП»: — Есть ли вообще эффективный способ противостояния снайперам? Насколько к этому готовы военнослужащие народных республик?

— В этом вопросе, как и в большинстве аспектов боеготовности, в армиях ДНР и ЛНР всё очень неоднородно. Начнём с простого — с мер пассивной безопасности, таких как глубокие траншеи, ходы сообщения, соблюдение правил поведения на передовой. Где-то на передовой настоящие подземные посёлки, а где-то во время зимнего обострения люди судорожно начинали рубить топорами мёрзлую землю, чтобы углубить траншеи, вырытые только «по пояс». Там, где правильно поставлена служба и отрыты полноценные укрепления, там людям проще не дать себя убить.

Следующий уровень — разведка. Начиная с банального наличия на передовой хорошей оптики и желания людей с ней постоянно работать, вернее, чёткого понимания того, что от их работы зависит их жизнь. Хорошая оптика есть не везде, точно так же не везде есть люди, способные организовать грамотное наблюдение за передвижениями противника. Кроме этого — агентурная разведка, например, позволяющая обнаружить появление на участке фронта не только новой военной техники, но и снайперов.

Это всё мероприятия, проводимые в общем случае, без всяких вводных относительно подтверждённого наличия у противника снайперов. Если снайпер проявил себя стрельбой, по выявленной позиции и возможным путям отхода обычно начинают работать все доступные командиру на позиции огневые средства — крупнокалиберные пулемёты, автоматические гранатомёты, 82-мм миномёты. Способность быстро и четко управлять их огнём стоит не на пустом месте. Необходима отлаженная система оповещения, грамотное расположение огневых средств, нужны средства радиосвязи, работающие в режиме 24/7.

Аналогично — со специализированными снайперскими подразделениями, на которых в итоге лежит, в том числе, и задача противостояния вражеским снайперам. Их эффективность, в том числе и по этой задаче, упирается в сочетание кадров и оснащенности. Где-то это очень неплохо экипированные и очень мотивированные команды, появление которых на фронте украинская сторона принимает за визит «спецназа ГРУ», где-то — всё не так радужно. В целом, снайперское движение в ЛДНР достаточно массовое, множество людей, в том числе с обширным боевым опытом, стремится максимально усовершенствовать свои навыки и своё снаряжение, и наш Координационный Центр Помощи Новороссии, активно помогает им. Мы привозим оптику, средства закрытой (шифруемой) радиосвязи, оружейную химию, позволяющую обеспечить правильный уход за снайперским оружием, дальномеры, портативные метеостанции. В итоге верхнюю планку развития основной массе снайперов республику задают уже предельные возможности 7,62-мм снайперской винтовки Драгунова или винтовки Мосина под тот же патрон, штатного оружия снайперов советских времен. Массово прыгнуть выше голов", выше возможностей патрона 7,62×54, невозможно. Переделки в «антиснайперские винтовки» противотанковых ружей ПТРС и ПТРД путём установки оптики осложняются тем, что прицел при стрельбе очень мощным 14,5-мм патроном имеет ограниченную живучесть, да и кучность не позволяет использовать эти ПТРы по небольшим мишеням на противоснайперских дистанциях, они годятся скорее против легкой бронетехники. Однако, только ПТРами эксперименты по созданию антиснайперского оружия не ограничиваются, полагаю, ВСУ ждут интересные сюрпризы.

Другим путём резкого повышения дальности стрельбы и расширения антиснайперских возможностей является закупка в частном порядке мощных и дальнобойных современных винтовок. Например, уже появилось фото известного сербского снайпера Деяна Берича, позывной «Деки», воюющего на стороне ДНР, с винтовкой «Орсис» Т-5000. Этот инструмент штатно работает на дистанциях от 1500 метров, а владелец его — опытный боец, способный реализовать весь потенциал, заложенный в конструкцию. И он такой в ДНР не один.

«СП»: А что вы, в целом, можете сказать про ДУК «Правый сектор»? Насколько они мотивированы и боеспособны?

— Что касается «Правого сектора» и прочих «штурмовиков» майдана, то их, я полагаю, власти очень хотели убить об ополчение ещё в 2014-м году. Отправить на войну и подождать, пока их там всех поубивают ополченцы. Но это так просто не работает, яростно самоубиваться никто не захотел, в результате через три года войны украинские власти получили довольно большое количество достаточно опытных и вполне себе живых вояк, считающих нынешнюю администрацию во главе с Порошенко предателями. Почему не получилось их уничтожить? Потому же, почему не получилось множество других вещей у Порошенко и К. Это не Германия 30-х годов, это Украина годов 2010-х. Боеспособность «правосеков» очень здорово выросла с 2014-го года, это многие отмечают, кто имеет возможность наблюдать их непосредственно на передовой. Что же касается остального — вполне возможно, что мы ещё увидим в их исполнении новый Майдан. Американские «хозяева дискурса» были бы очень рады такому повороту событий.

— Наверное, только черти знают, зачем эти «ведьмы» прибыли в зону так называемой АТО, — полагает донецкий журналист Игорь Фарамазян.

— Украинские нацисты воюют по своей программе, ни перед кем особо не отчитываясь. Возможно, кстати, они прибыли для борьбы со снайперами НМ ДНР. Недавно в украинских СМИ и в соцсетях проходила информация, что снайперы республики очень докучают украинским силовикам и НВФ, не позволяя тем безнаказанно обстреливать позиции ДНР.

«СП»: — ДУК «Правый сектор» ведь до сих пор остается НВФ. Почему он до сих пор воюет?

— Он воюет потому, что хочет и может. И никто ему не указ. Если бы у украинских нацистов хватало сил на полномасштабную войну, сейчас в Донбассе шла полномасштабная война. Но пока, к счастью, у них хватает сил только на провокации, вылазки и локальные боевые действия. Поэтому по временам мы и узнаем о таких локальных боевых действиях. Затем нацисты получают по зубам от вооруженных сил республик, отползают, зализывают раны и вновь берутся за своё. Это издержки Минских соглашений, которые давно уже не работают, но которые разорвать окончательно не решается ни одна из сторон, опасаясь неконтролируемого развития событий.

Читайте также

«СП»: — «Блокада» не слишком отнимает времени у «героев» из нацбатов? Они все еще готовы к полномасштабной войне? Или Порошенко будет все сложнее убедить их, в том, что их враг за линией фронта, а не в Киеве?

 — Думаю, сейчас у украинских нацистов наступил момент истины: они наконец осознали, что к полномасштабной войне не готовы. Мало того, осознали, что и Украина в целом не готова к такой войне. Да, у них есть определенная нарастающая поддержка среди украинских обывателей. Но это именно обыватели, воевать они не пойдут. Обыватели всегда ждут, что кто-то за них все решит к их же пользе. Кстати, именно это сейчас парадоксальным образом спасает Украину от окончательного развала. Если бы в такой ситуации оказалась какая-то другая страна, там давно бы шла война всех против всех, но не на Украине. Украинское «моя хата с краю» сейчас пока перевешивает радикальные настроения. Но это не отменяет борьбы за власть. Судя по последним событиям, и украинские радикалы, и Порошенко с олигархами готовы на время забыть о Донбассе, может быть, даже на очень и очень продолжительное время, и заняться внутренними разборками. Это не значит, что Донбасс оставят в покое навсегда. Но у Донбасса может появиться шанс наиболее безболезненно решить исход дела в свою пользу.

*Украинская организация «Правый сектор», решением Верховного суда РФ от 17.11.2014 признана экстремисткой, ее деятельность запрещена на территории РФ.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Александр Ющенко

Руководитель пресс-службы ЦК КПРФ, депутат Госдумы РФ

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня