18+
пятница, 20 октября

ИГИЛ* командуют выходцы из России

Полиция Ирака сообщила о ликвидации уже третьего главаря «ар-Руси»

  
19720
ИГИЛ* командуют выходцы из России
Фото: Zuma/TASS

Федеральная полиция Ирака сообщила об убийстве в Мосуле одного из главарей террористической группировки «Исламское государство» *, известного под прозвищем Абу Хаджир ар-Руси. Об этом во вторник, 18 апреля сообщило РИА «Новости» со ссылкой на главу ведомства генерал-лейтенанта Раеда Шакера.

Отмечается, что Абу Хаджир был ликвидирован ракетным ударом, нанесенным по его штабу в западной части Мосула. Из-за нехватки информации силовики пока не могут назвать ни настоящего имени, ни гражданства убитого террориста. Однако они отмечают, что, судя по прозвищу, он может быть выходцем из России.

Ранее иракские военные объявили об уничтожении, предположительно, двух выходцев из России — Абу Мария ар-Руси и Абу Мухаджира ар-Руси.

Говорит это об одном: исламские радикалы все же стали для России крупной проблемой. В тот же день, 18 апреля, ФСБ России сообщила о задержании одного из предполагаемых организаторов теракта в метро Петербурга — 27-летнего Аброра Азимова, уроженца Центральной Азии. У него изъяли пистолет и два смартфона. По данным оперативников, Азимов осуществил подготовку террориста-смертника, совершившего взрыв в метро — Акбаржона Джалилова.

6 апреля Следственный комитет сообщил о задержании восьмерых подозреваемых по этому делу — Сейфуллы Хакимова, Ибрагибжона Ерматова, Дилмурода Муидинова, Бахрама Ергашева, Азамжона Махмудова, Махамадюсуфа Мирзаалимова, Шохисты Каримовой и Содика Ортикова. Шестеро из них были задержаны в Петербурге, двое — в Москве. Уголовное дело расследуется по ч. 3 ст. 205 («Террористический акт») и ч. 2 ст. 222 УК РФ («Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение взрывчатых веществ или взрывных устройств»).

Читайте также

А 11 апреля на заседании Национального антитеррористического комитета РФ его председатель, директор ФСБ России Александр Бортников сообщил, что подозреваемые являлись членами законспирированных террористических ячеек.

Эти ячейки поддерживают связь с кураторами ИГИЛ. Это видно на примере группы из уроженцев Таджикистана, Узбекистана и Киргизии, которую в ноябре 2016 года задержали сотрудники ФСБ в Москве и Санкт-Петербурге. Члены петербургского отделения хранили у себя дома арсенал из нескольких автоматов Калашникова и пистолетов, а также взрывчатку. По данным СМИ, они придерживались идеологии «Исламского государства», и вышли на руководство этой террористической организации. Чтобы завоевать доверие ИГИЛ, члены группы планировали взорвать в Питере два крупных торговых центра — «Галерею» на Лиговском проспекте и «Академпарк» на проспекте Науки. А потом открыть огонь из автоматов, как это было в Париже.

В мае 2016 года, на совещании руководителей российских спецслужб в Петербурге, Бортников заявил о подготовке терактов в России боевиками, находящимися за рубежом — в связи с этим в международный розыск было объявлено на тот момент более 260 человек. Глава ФСБ также отметил, что в России существует угроза всплеска террористической активности со стороны боевиков-террористов, которые массово возвращаются с Ближнего Востока.

О чем говорит факт, что среди главарей ИГИЛ есть выходцы из России? Как они связаны с подпольной террористической сетью на территории нашей страны, велика ли сейчас эта сеть?

— Помимо России, около 50 стран являются донорами «Исламского государства», — отмечает вице-президент международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа», подполковник запаса ФСБ Алексей Филатов. — А воюют под знаменами ИГИЛ около трех тысяч выходцев из РФ.

Этот факт вполне объясним. У нас не угас до конца пожар, который в ходе первой и второй чеченских кампаний охватил весь Кавказ. До сих пор в регионе идут активные действия по поимке и нейтрализации участников и лидеров бандформирований, в том числе террористического толка.

Хотим мы того или нет, но этих людей, которые выросли на войне, и которые являются преступниками в России, мы выдавливаем на чужие территории. Естественно, что они находят себе применение там, где идет война.

У них есть боевой опыт, они обладают определенными знаниями и умениями, могут учить других. Эти люди себя проявили, лично убили определенное число представителей силовых структур. И потому в кругах боевиков они пользуются авторитетом, сравнимым с авторитетом «воров в законе» в кругах криминальных.

Думаю, из 50 стран, которые поставляют ИГИЛ новобранцев (не считая, понятно, Ирака и Сирии), вряд ли кто-то поставляет кадров больше, чем РФ и страны СНГ. Причем, выходцы из бывшего СССР, я считаю, демонстрируют лучшие способности к обучению, и лучше воюют, чем местные боевики. Поэтому зачастую именно русскоговорящие становятся в ИГИЛ руководителями подразделений, армий, фронтов.

«СП»: — Насколько прочна связь между ними и террористическим подпольем в России, о котором говорил Бортников? Каковы сейчас масштабы этого подполья?

— Террористическое подполье — это живой организм, который зависит от трех факторов. Первый их них — количество внешних угроз, которые существуют у государства. В адрес России за последние два-три года прозвучало немало угроз со стороны различных террористических организаций. По сути, все они заявляли о готовности и желании провести теракты на нашей территории.

Уверен, что большая часть этих угроз — не пустые слова. Люди, которые их произносят, настроены серьезно, и серьезно инвестируют как раз в создание подпольной сети террористических ячеек. И надо понимать: участники этих ячеек — вовсе не обязательно люди, вернувшиеся из «горячих точек» на Ближнем Востоке.

Очень часто основой для ячейки служит обычная преступная группировка. Такие группировки сегодня промышляют кражами, грабежами и мошенничеством, а завтра их боевое крыло может принять заказ на проведение теракта.

И здесь начинает действовать второй фактор: чем более сложная криминогенная обстановка в стране, тем больше в ней становится «спящих» и активных террористических ячеек, готовых к совершению терактов.

За последние три года население России, к сожалению, существенно обеднело, а преступная составляющая выросла. Некоторые эксперты считают, что мы вплотную приблизились к эпохе «а-ля 1990-е». И это создает серьезные риски.

Наконец, есть и третий фактор — работа силовых структур. Их эффективность оказывает прямое влияние на число боевых террористических ячеек.

Напомню, что после развала СССР силовые структуры в стране были фактически разогнаны, а агентурный аппарат ликвидирован. Я служил как раз в то время, когда спецслужбы по крупицам восстанавливались. И должен сказать: последние 20 лет для спецслужб РФ были кровавыми, но они очень многому научили силовиков. Доказательство тому — пресловутый «кавказский узел», который, я считаю, нам в основном удалось разрубить.

Читайте также

Активная фаза противостояния на Кавказе все-таки прошла, а главное — мы научились бороться с нашими доморощенными террористами. Этот опыт помогает сегодня бороться и с внешними угрозами, в том числе, исходящими от «Исламского государства».

Да, число бандформирований, которые хотели бы в нашем тылу нанести удар в спину, выросло, а криминогенная обстановка в России ухудшилась, что создает благодатную почву для новых террористических ячеек. Но эти угрозы серьезно компенсирует профессионализм силовиков: с 2013 года неуклонно увеличивается число нейтрализованных участников бандформирований, и уменьшается число успешных терактов.


* «Исламское государство» (ИГИЛ, ИГ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня