Подмоченный порох президента Порошенко

Украина не способна пополнять собственные арсеналы, стремительно истощаемые борьбой за Донбасс

  
29822
Подмоченный порох президента Порошенко
Фото: Zuma/TASS

Удивительная по нынешним временам новость: на Украине уже строится новый завод по производству боеприпасов. Об этом в Киеве заявил президент корпорации «Таско» Валерий Павлюков. По словам Павлюкова, уже сданы в эксплуатацию несколько цехов, готовых производить смертоносную продукцию. На первых порах — хотя бы для некоторых видов артиллерии.

Неудивительно, что многие местные СМИ с огромным энтузиазмом размножили эту весть. Ведь о том, что украинские войска уже испытывают в Донбассе острый дефицит по многим видам боеприпасов, знает, кажется, весь мир. Точные данные на этот счет, естественно, в Киеве хранятся под грифом «секретно». Но руководство ВСУ явно сильно нервничает по этому поводу.

В украинской прессе в последние месяцы не раз появлялись сообщения на ссылкой на анонимных участников так называемой «АТО», что в их окопах совершенно недостаточно осколочных гранатометных боеприпасов ВОГ-25 и ВОГ-17 для подствольников и автоматических гранатометов АГС-17 «Пламя». Для снайперских винтовок солдаты вынужденно используют пулеметные патроны вместо штатных. Что губительно сказывается на точности стрельбы и состоянии стволов.

Для штатной армейской снайперской винтовки СВД еще советских времен патроны 7,62×54 мм Киеву пришлось даже срочно закупать в США у фирмы SBR. А с ними и патроны для американских снайперских винтовок Barrett M82 калибра 12,7 мм, небольшая партия которых появились на Украине, согласно западным источникам, еще в период 2010 -2013 годах. Поначалу их использовали только подразделения СБУ. Но после начала гражданской войны такое же оружие было закуплено в Соединенных Штатах в более крупных масштабах. Сегодня им регулярно бьют по отрядам ДНР и ЛНР национальные гвардейцы и 3-й полк специального назначения Главного управления разведки Минобороны Украины.

Читайте также

С патронами для «старой знакомой» СВД, правда, у украинских военных конфуз вышел. По сведениям известного военного эксперта Дианы Михайловой, бронебойность заокеанских пуль оказалась существенно ниже, чем у их советского аналога патрона Б32. Наш легко пробивает 10-мм броню. То есть, обеспечивает гарантированное поражение живой силы противника в бронежилетах 6-го класса защиты. Тем, что прислал Украине Пентагон, из той же винтовки не всегда удается продырявить и 6-мм стальную пластину.

Мало того. Прибывшие из-за океана боеприпасы оказались негерметичными и порох в них быстро сыреет. Пули в поставленных украинским военным из Америки патронах латунные с пониженным содержанием меди — до 72%. Специалисты утверждают, что для своей армии в США делают подобные боеприпасы куда более качественными и дорогими. Меди в каждом из них — до 90%. Но, очевидно в Вашингтоне сочли, для «туземцев» и так сойдет. А может, в Киеве в очередной раз решили сэкономить на своей армии.

К чему это ведет? А вот к чему: ресурс винтовочного ствола с 6 тысяч выстрелов сокращается до 1 тысячи. Дальше резко падает точность стрельбы, и снайпер перестает быть снайпером.

Да что там гранаты для подствольников и оружие снайперов! В киевской информационно-консалтинговая компании Defence Express как-то подсчитали, если бы бои в Донбассе еще десяток-другой месяцев продолжались с той же интенсивностью, что в «горячей» фазе 2014-го, то Украина исчерпала бы самые распространенные калибры автомата Калашникова еще до конца 2016 года. Дальше драться пришлось бы луками и стрелами. Как древним украм.

Заметьте: речь пока идет исключительно о стрелковом оружии, незаменимом в условиях окопной позиционной войны. А именно такая бессмысленная и нескончаемая бойня уже не первый год потихоньку тлеет в Донбассе. Если боевые действия там вдруг перейдут в более активную фазу, сторонам конфликта придется куда активнее задействовать еще танки и артиллерию. Но есть основания полагать, что для некоторых артиллерийских систем ВСУ все обстоит еще хуже. В особенности для РСЗО «Смерч» и «Ураган», которые самым активным образом использовались ВСУ в первые месяцы войны. Обратите внимание: эти грозные системы практически молчат сегодня. И, безусловно, вовсе не потому, что применение любых видов РСЗО запрещено Минскими соглашениями. Танки и ствольную артиллерию крупных калибров в соответствии с этими договоренностями тоже давно и безусловно Киеву следовало отвести за линию соприкосновения. Но они-то, как почти каждый день сообщают информационные агентства, на самом деле никуда не делись с передовой и продолжают почти каждодневную пальбу по непокорному Донбассу.

Есть убедительные данные, что не так активно, как прежде, Вооруженными силами Украины против ополчения применяются 152-мм буксируемые пушки 2А36 «Гиацинт-Б», 152-мм самоходные гаубицы «Мста-Б» и 120-мм самоходные орудия «Нона». Причина — та же. Стрелять им фактически нечем. А если что и осталось, командиры берегут на случай обострения боевых действий.

Если попытаться обобщить появлявшиеся в открытой печати данные, получается такая картина. В качестве наследства от СССР Украине достались просто горы практически любых видов боеприпасов. Даже после активной продажи части их за рубеж, после организованной и стихийной утилизации в виде ряда опустошительных взрывов и пожаров в многочисленных украинских арсеналах, к 2005 году страна, по данным киевского фонда имени Разумкова, располагала 2,5 млн. тонн патронов, снарядов, ракет, мин и т. д. К момента начала «АТО», по подсчетам местных экспертов, оставалось что-то около 2,16 млн. тонн.

Все равно много? В принципе — да. Но тут следует учесть одно важное обстоятельство. Средний срок технической годности каждого боеприпаса составляет около 12 лет. Максимальный — 35 лет. Сама Украина мало чего могла производить в этой области. Разве что стрелковые боеприпасы до 2014 года исправно изготавливал достаточно крупный Луганский патронный завод. Да еще в Шостке на казенном заводе выпускали некоторые виды 23-мм, 30-мм, 100-мм артиллерийских и 125-мм танковых снарядов. Вообще-то это слезы. Номенклатура потребностей любых современных войск в сотни раз шире. Но почти за всеми из них надо было обращаться в Москву. А не хотелось, да и отношения между нашими государствами перманентно ухудшались. В итоге последние поставки в страну боеприпасов с территории нынешней России датируются 1989−1990 годами. Об этом тоже сказано в упомянутом отчете центра Разумкова за 2005 год.

Выходит, и в 2014 году, когда началась гражданская война, и сегодня, когда ей все еще не видно конца, ВСУ в белый свет, как в копеечку, лупит почти исключительно просроченными снарядами и минами. Мало того, что результативность такой стрельбы внушает серьезные сомнения. Так еще и убийственные самоподрывы собственных артиллерийских расчетов из-за этого старья давно стали в украинских войсках обычным делом. В том числе и по этой причине война Киева за Донбасс явно забуксовала.

Естественно, с этим режиму Петра Порошенко нужно срочно что-то делать. Режим и пытается, но без особого успеха. Так, осенью минувшего года наладить производство снарядов для РСЗО «Ураган» поручили металлургическому заводу в Днепре (бывшем Днепропетровске). Завод таким делом отродясь не занимался. В помощь направили специалистов киевского предприятия «Ленинская кузня» (с недавних пор ЧАО «Завод «Кузница на Рыбальском»).

К 1 ноября днепропетровцы (или теперь днепряне?), как сумели, «наваяли» пробный снаряд, благоразумно снабдив его для начала не боевым, а испытательным зарядом. Попрятались, где кто смог. Взрыв прямо в цеху вышел знатный, но совершенно неожиданный и нештатный. Присутствовавшая на этом событии украинский журналист Марина Харькова написала: «Причина взрыва пока точно не установлена, но подозрение падает на химический состав взрывчатого материала. При взрыве в цехе комбината никто не пострадал, однако подготовка к выпуску снарядов для реактивных артиллерийских установок застопорилась».

Если у украинцев ничего не получилось с 220-мм «Ураганом», то точно не выйдет с 300-мм «Смерчем». В этом уверен Николай Макаровец, генеральный конструктор тульского НПО «Сплав», на котором и создано это оружие. В феврале 2017 года Макаровец заявил: «Вопрос для меня достаточно простой, потому что я до распада Советского Союза работал с КБ „Южное“. И по сей день это единственное украинское КБ, которое может создавать ракеты, но в настоящее время оно не может создавать ракеты нашего калибра. Просто там нет оборудования, на котором можно сделать корпус ракеты или сопловой блок диаметром два метра». Выходит — тоже облом.

Но, конечно, несмотря на злой технический рок в Киеве не сидят, сложа руки. 14 июня 2016 года во время посещения государственной холдинговой компании «Артем» секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины (СНБО) Александр Турчинов задачу сформулировал так: «Для защиты страны и укрепления ее обороноспособности нет другой альтернативы, кроме как создавать собственную базу производства широкого спектра боеприпасов — начиная от патронов и заканчивая снарядами крупного калибра». Причем, многозначительно пояснил Турчинов, «делать это следует очень быстро». Что стало еще одним свидетельством: у казавшихся бездонными украинских арсеналов опасно обнажилось дно.

Видимо, во исполнение этого решения в январе нынешнего года СНБО принял государственную целевую программу создания и освоения производства боеприпасов и продуктов специальной химии на период до 2021 года. Вы думаете, сразу все закрутилось? И заявление президента компании «Таско» Павлюкова о начавшемся строительстве нового боеприпасного завода в его стране — тому подтверждение? Не торопитесь.

Сам Павлюков тут же заявил, что завод этот, оказывается, строится уже десять лет. Стало быть, ни к войне в Донбассе, ни к обнаженным ею проблемам эта затея отношения не имеет. Как и не имеет отношения к госпрограмме, принятой СНБО.

Читайте также

Как следует из контекста, дело, затеянное компанией «Таско», на самом деле плевое. В действительности, компании «Таско» десять лет назад арендовала пару цехов у разорившегося шосткинского завода «Свема», в советские времена производившим фотоматериалы. Не торопясь принялась приводить их в порядок. Как удалось выяснить из прежних интервью Павлюкова в украинской прессе, производить здесь собираются вовсе не конечную продукцию, в которой остро нуждаются украинские войска. В лучшем случае — лишь корпуса малокалиберных снарядов, пули, гильзы для боеприпасов, нестандартное оборудование. Персонал этого военного «чудо-завода» всего-то 200−300 человек. Поэтому за Донбасс можно не волноваться. Даже если у «Таско» в Шостке все получится, больше обстрелов на Юго-Востоке не станет.

Как можно не волноваться и по поводу грозного решения СНБО о срочном наращивании объемов выпуска боеприпасной продукции в его стране. Из запрошенной на это дело МОУ суммы выделено чуть больше половины. Война за это время наверняка сожрет больше. Поэтому о луках и стрелах «бойцам АТО» забывать все же не следует.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Александр Асафов

Независимый политический аналитик

Федор Бирюков

Член Президиума партии «Родина»

Иван Коновалов

Директор Центра стратегической конъюнктуры

Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня