18+
понедельник, 25 сентября

Американцы в Афганистане жмут на советские грабли

Вопреки мнению Москвы, Вашингтон готов снова наращивать военное присутствие в этой стране

  
11409
Военно-воздушные силы США в афганской провинции Кундуз
Военно-воздушные силы США в афганской провинции Кундуз (Фото: Zuma/TASS)

Глава комитета по вооруженным силам американского Сената Джон Маккейн считает, что Вашингтон проигрывает войну в Афганистане, где армия США сражается с 2001 года. Он отметил, что и союзная американцам армия Афганистана несет «неприемлемые потери», и что проблема кроется в Белом доме, где сейчас «много неразберихи».

4 июля группа конгрессменов во главе с Маккейном побывала в Афганистане. Маккейн тогда констатировал, что усилия, которые уже 16 лет предпринимают в этой стране Вашингтон и его союзники, пока не дали желаемого результата. При этом он высказался за продолжение борьбы с талибами *, находящимися в вооруженной оппозиции к официальному Кабулу.

Маккейна поддержал сенатор Линдси Грэм, который выступил за наращивание численности американских войск и сил НАТО в Афганистане чтобы «превратить застой в успех». Поскольку, по его мнению, нынешний контингент в 8,6 тысячи военнослужащих «не сможет выполнить задачу». Это, в свою очередь, противоречит неоднократным обещаниям бывшего президента Барака Обамы об окончательном выводе американских солдат из Афганистана.

В середине июня 2017 года министр обороны США Джеймс Мэттис в докладе Конгрессу США заявил, что новая стратегия по Афганистану будет представлена в середине июля.

Как ранее отмечало издание Financial Times, генералы Дональда Трампа утверждают, что если дополнительно направить в Афганистан от 3 до 5 тысяч американских военнослужащих в качестве советников и инструкторов афганских сил безопасности, США получат важный козырь в борьбе против экстремизма. А также смогут, наконец, найти выход из тупиковой ситуации.

Читайте также

По данным недавно опубликованного отчета управления специального генерального инспектора США по восстановлению Афганистана (SIGAR), в 2017 году «численность афганских сил безопасности уменьшается на фоне растущих потерь и увеличивающегося количества округов, которые находятся под контролем или влиянием повстанцев». В апреле министр обороны Афганистана Абдулла Хан Хабиби и начальник Генштаба Кадам Шах Шахим подали в отставку после нападения талибов на военную базу, в результате которого погибли около 170 человек.

Кроме талибов, в Афганистане проявляют активность и отряды, присягнувшие «Исламскому государству» **. Правда, они не контролируют значительных территорий и не имеют особых рычагов влияния на ситуацию. Тем не менее, работают на поддержание бренда ИГ как мирового террористического центра.

В середине июня СМИ со ссылкой на представителя афганской полиции Шаха Вали сообщили, что боевикам ИГ удалось отбить у талибов пещерный комплекс Тора-Бора, который когда-то считался оплотом Усамы бен Ладена. Правда, через несколько дней, как заявил министр обороны Афганистана Тарых Шах Бахрами, их выбили оттуда. В операции принимал участие американский спецназ.

Как отмечают эксперты, у новой администрации Белого дома, по сути, есть несколько вариантов изменения афганской повестки: либо перебрасывать в страну серьезные силы для активизации боевых действий, что обещал избежать Трамп во время предвыборной гонки, либо нарастить контингент в косметических целях и хотя бы негласно, но договариваться с «Талибаном». И здесь уже американские интересы пересекаются с российскими.

О том, что между РФ и «Талибан» есть канал связи, официально стало известно в декабре 2015 года. Об этом тогда заявил спецпредставитель президента РФ Замир Кабулов.

В мае 2017 года глава российского МИД Сергей Лавров заявил, что «мы работаем с талибами, чтобы реализовать решение СБ ООН, принятое по предложению афганского правительства». Но он опроверг сообщения американских представителей о том, что Россия якобы помогает талибам поставками оружия.

Россия прямо указывает на то, что талибы — часть афганского населения, без которой конфликт нельзя урегулировать. В апреле в Москве прошли переговоры по афганскому урегулированию, где собрались представители Ирана, Китая, Пакистана, Индии и Афганистана. Соединенные Штаты тогда не приняли участия в диалоге, инициированном российской стороной.

Как отмечал в своей статье заместитель директора и старший научный сотрудник программы «Россия и Евразия» Фонда стратегических и международных исследований (CSIS) Джеффри Манкофф, Россия пытается одновременно защитить свои интересы в условиях продолжающейся дестабилизации в Афганистане и — в рамках своей более широкой стратегии — увеличить собственную роль на большом Ближнем Востоке за счет Вашингтона. В последние месяцы Москва, по сведениям автора, активно занимается в Афганистане дипломатией, опираясь на установленные ранее контакты с «Талибаном».

Отметим, что российские контакты с талибами вряд ли можно считать необычными. Хотя бы потому, что во время нахождения советских войск «за речкой» многие военнослужащие афганской армии проходили обучение в СССР. А после прихода в регион американцев часть из бывших военных оказались в «Талибан».

16 лет — это большой срок для того, чтобы добиться перелома ситуации. Но его не произошло, хотя в 2011 году численность только американских военнослужащих в этой стране достигала 100 с лишним тысяч человек, отмечает директор Центра изучения современного Афганистана (ЦИСА) Омар Нессар.

— У меня складывается впечатление, что США хотят просто удерживать ситуацию. То есть, не давать талибам получить контроль над крупными городами, спасти нынешний режим, обеспечить существование своих баз и, соответственно, находиться в стране столько, сколько им надо.

Россия последнее время заметно активизировала дипломатические усилия на афганском направлении. Это вызвало довольно бурную реакцию на Западе. Что, на мой взгляд, говорит о том, что российскому фактору в Афганистане стороны, как и раньше, придают важное значение. Я не помню, чтобы США и европейцы активно следили за активизацией в этой стране Ирана или Китая. Хотя названные государства вкладывают туда куда более серьезные ресурсы, чем мы. Главное, что Россия, наверное, могла бы сделать, это консолидировать других игроков в Афганистане. Поскольку те страны, которые участвовали в апрельской встрече, до сих пор имеют слишком разные позиции по афганскому урегулированию.

«СП»: — Подобные действия могут быть восприняты США как противостояние их влиянию в Афганистане…

— Но если американцы находятся там для того, чтобы противостоять другим региональным игрокам, то со стороны США логично повышать градус противостояния, чтобы попытаться как можно глубже втянуть их в конфликт. Этого не происходит. С другой стороны — постоянная нестабильность в стране является тормозом для развития региона.

«СП»: — США обвиняют Россию в поддержке талибов. Россия обвиняет США в поддержке ИГ. Налицо информационное противостояние двух стран.

— В связи с активизацией Москвы на афганском направлении информационное противоборство вполне логично. Но есть такое интересное совпадение: как только Москва в ответ на обвинения Вашингтона стала вслух задаваться вопросом, а не помогают ли американцы ИГ, то все — обвинения прекратились.

Так может быть, надо вести не оборонительную информационную кампанию, а наступательную? Ведь любое обвинение в сторону Москвы — это, прежде всего, удар по ее имиджу. Это в России тема Афганистана на периферии общественного интереса. А в государствах, граничащих с Афганистаном, такие обвинения широко обсуждают.

Руководитель Центра исламских исследований Института инновационного развития Кирилл Семенов полагает, что США в ближайшее время начнут снова увеличивать свой контингент в Афганистане.

— Во-первых, военное присутствие (а США, безусловно, намерены и дальше его сохранять) рассматривается в Вашингтоне с точки зрения плацдарма для гипотетических действий в отношении Ирана. Даже если в Пентагоне не намерены проводить какие-либо операции против Тегерана, там обязаны их планировать.

Во-вторых, позиции нынешнего афганского режима заметно ослабли по сравнению с тем временем, когда у власти находился Хамид Карзай. На этом фоне активизировались как талибы со своими сезонными наступлениями, так и ИГ. Особенно «халифат», который переориентировался на борьбу с правительственными силами. Те зачастую без боя сдают ему некоторые участки на границе с Туркменией.

А раз Кабул не в состоянии контролировать периферийные участки границы, то они могут и дальше переходить под влияние местных групп «вилайета Хорасан» (административно-территориальное деление провинций у ИГ не совпадает с существующими границами государств. В данном случае «вилайет Хорасан» включает ряд территорий в Афганистане и Пакистане — «СП»). Американцы не готовы резко усиливать свой контингент для отвоевывания территорий, но с помощью дополнительных нескольких тысяч человек и привлечения ЧВК они могут сохранить сложившийся статус-кво.

В-третьих, на фоне территориальных потерь ИГ в Ираке и Сирии роль Афганистана возрастает с точки зрения борьбы с брендом «халифата». Понятно, что для поддержания привлекательности террористической организации, ИГ будет активизировать свои филиалы. А «вилайет Хорасан» в Афганистане имеет довольно устойчивые позиции относительно других стран, где ИГ присутствует чисто символически.

«Халифат» вряд ли сможет серьезно расширить зону своего влияния в Афганистане из-за противостояния с талибами. Но он может попытаться захватить более-менее крупные населенные пункты, как это было недавно на Филиппинах.

«СП»: — США готовы к компромиссу с талибами?

— Они вполне могут пойти на «дружественное неведение» относительно тех или иных действий талибов. Американцы хорошо понимают положение «Талибан». Что это уже традиционная афганской сила, стоящая на позициях местного ислама в наиболее строгих формах. США могут использовать «метод кнута и пряника», но и они имеют контакты с талибами.

Читайте также

Я напомню, что в 2011 году вице-президент США Джо Байден заявил, что талибы больше не являются врагами Вашингтона. А в июне 2017 года, как признал посол и специальный посланник министра иностранных дел Катара по борьбе с терроризмом Мутлак Аль-Кахтани, в Катаре прошли переговоры с представителями движения «по просьбе правительства США».

Другое дело, что США не пойдут на какие-либо сделки, если инициатива по урегулированию будет исходить со стороны Москвы.

Кроме того, в ситуации с талибами не надо забывать о позиции центрального правительства в Кабуле, которое в любых контактах с «Талибан» видит угрозу своему существованию. Если талибы будут введены в легальное политическое поле, то они способный оттеснить нынешние власти на задний план и взять себе часть полномочий. Соответственно, противодействие Кабула урегулированию ситуации — не менее важная проблема, которую следует учитывать.


* Движение «Талибан» Верховным судом РФ 14 февраля 2003 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитата дня
Комментарии
Новости партнеров
Фото дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Новости Медиаметрикс
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Финам
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня