Армии и войны / Война в Сирии

Назло США Россия избежала второго «Афгана» в Сирии

Победный опыт боевых действий на Ближнем Востоке делает нашу армию сильнейшей в мире

  
16806
На фото слева направо президент Сирии Башар Асад, президент России Владимир Путин и министр обороны России Сергей Шойгу на российской авиабазе "Хмеймим" в Сирии
На фото слева направо президент Сирии Башар Асад, президент России Владимир Путин и министр обороны России Сергей Шойгу на российской авиабазе «Хмеймим» в Сирии (Фото: Михаил Климентьев/пресс-служба президента РФ/ТАСС)

Как уже сообщала «Свободная пресса», сегодня, 11 декабря, президент Владимир Путин прибыл в Сирию. И на российской авиабазе Хмеймим объявил, что война окончена, пора выводить наши войска из этой страны. Глава государства назвал итоги боевой работы ВС РФ в Сирии «блестящими». А командующий российской группировкой генерал Сергей Суровикин (тот самый, что уже назначен главкомом ВКС, но к новым обязанностям еще не приступил) сообщил, что в ближайшее время из Сирии на Родину выведут 23 самолета, два вертолета, военную полицию, центр разминирования и госпиталь. А вот авиабаза Хмеймим и пункт материально-технического снабжения в порту Тартус останутся в нашем распоряжении надолго.

Если говорить о сугубо военных итогах российской военной кампании в Сирии, то они не просто впечатляют. Они во многом неожиданны для очень и очень многих не только в нашей стране. Вспомним, что осенью 2015 года, когда первые наши боевые самолеты еще только садились на авиабазу Хмеймим, на Западе потирали руки: «Теперь Путин получит собственный Афганистан». Сегодня авторы таких заявлений озадаченно молчат. Сказать нечего, «Афгана» явно не случилось. В короткий срок и на удивление ограниченными силами Россия сумела не просто переломить ход неудачно для Дамаска складывавшейся войны, но и надолго, судя по всему, стала решающей силой на всем Ближнем Востоке.

Читайте по теме

Как и почему это случилось?

Эксперты всего мира единодушно отмечают высокую степень боевой интенсивности и умелую организацию действий нашей фронтовой и армейской авиации. В некоторые дни с сирийских аэродромов российские летчики свои машины поднимали в воздух до 100 раз. Нередко пилоты совершали по 2−3 вылета в сутки, что общепризнанно пределом человеческих возможностей. А всего по состоянию на август нынешнего года (более свежих данных на этот счет Минобороны РФ еще не обнародовало) с сентября 2015 года нашей авиационной группировкой совершено более 28 тысяч вылетов.

Даже американцы не скрывали, что сильно впечатлены этими данными. Уже через месяц после появления наших пилотов в сирийском небе, когда численность российской группировки в Сирии была еще совсем незначительной, известный далеко за пределами Соединенных Штатов журнал The National Interest написал: «Российская авиация удивила многих, совершая до 88 вылетов в день, однако многие представители ВС США заявили, что долго поддерживать такие темпы она не сможет. На самом деле, большинство людей из Пентагона, с которыми мне удалось поговорить, предположили, что тыловое обеспечение станет для русских ахиллесовой пятой».

Тогда в Пентагоне еще не знали, что вопреки их высоколобым прогнозам вскоре интенсивность боевой работы наших ВКС в этой стране, как уже сказано, вырастет практически в полтора раза. Видимо — и степень изумления за океаном по поводу этого факта.

Фотогалерея
Фото: Михаил Климентьев/пресс-служба президента РФ/ТАСС

При этом, как говорится, «враг был силен, тем выше наша слава». Нам противостояла в Сирии не просто армия головорезов. Нет, это были не только идейно мотивированные, но и очень подготовленные в профессиональном отношении воины, имевшие, казалось, все для победы над режимом президента Башара Асада. И именно наш Генеральный штаб подсчитал и месяц назад обнародовал такие данные: к началу вступления России в войну противник располагал приблизительно 1500 танками и бронированными машинами, имел свыше 1200 орудий и минометов, захваченных у правительственных войск Сирии и Ирака. Были налажены каналы бесперебойной поставки оружия и материальных средств из-за рубежа. Как заявил начальник российского Генштаба генерал армии Валерий Герасимов, «командный состав бандформирований прошел подготовку в специальных лагерях под руководством западных инструкторов, при них действовали военные советники из стран Ближнего Востока, Западной Европы и Америки. В ряде случаев офицеры спецподразделений этих стран непосредственно возглавляли незаконные вооруженные формирования».

И вот теперь эта силища в кратчайшие сроки смешана с песком сирийской пустыни, с бетонной крошкой освобожденных кварталов Алеппо, Пальмиры, Идлиба, сотен других больших и малых населенных пунктов этой несчастной страны, едва не захваченной исламскими фанатиками. По сведениям всех видов разведки, в боевых порядках террористов только авиацией России поражено около 90 тысяч заранее разведанных целей. Самые современные средства разведки, связи и целеуказания позволили ВКС на практике впервые в отечественной истории реализовать принцип «одна цель — одна авиабомба».

И мы при этом сумели избежать значительных потерь. Из самолетов — только фронтовой бомбардировщик Су-24М, 24 ноября 2015 года вероломно сбитый у границы с Турцией турецким же истребителем F-16.

Любопытно сравнить эти данные с теми итогами, что наша боевая авиация имела в других военных конфликтах последних десятилетий. Так, в ходе войны в Афганистане советские ВВС теряли в среднем один боевой самолет на 750 вылетов. А в 2008 году в вооруженном конфликте на территории Южной Осетии все выглядело еще хуже. Тогда, например, за считанные дни боевых действий 368-й штурмовой авиаполк Южного военного округа, дислоцированный в Буденновске, произвел лишь 86 боевых вылетов. Но после ракетно-бомбовых ударов по грузинским войскам, не оказывавшим нашим летчикам серьезного противодействия, на аэродром не вернулись три Су-25. Еще два «грача» получили такие повреждения, что их пришлось вскоре списать в утиль.

Прошло всего семь-девять лет и все на глазах всего мира переменилось самым волшебным образом. Однако каким образом российским Воздушно-Космическим силам удалось столь разительно преобразиться в лучшую сторону ко времени вступления в войну на Ближнем Востоке? Года полтора назад мы обсуждали это с бывшим главкомом ВВС РФ, Героем России генералом армии Петром Дейнекиным. Вот его мнение: «Новому руководству и Минобороны, и ВКС удалось в неимоверно сжатое время, буквально за два года, проделать титаническую работу по воссозданию боевой мощи военной авиации. Пять лет перед этим, когда наши Вооруженные силы возглавляли совсем другие люди, под лозунгом реформирования нанесли очень серьезный ущерб боевой мощи. Особенно в подготовке кадров. Военно-Воздушные силы были практически разгромлены. У главнокомандующего ВВС отняли даже его Главный командный пункт. Это было беспрецедентное решение».

Но даже Дейнекин тогда считал, что без значительного наращивания наших сил в Сирии войны не выиграть. Теперь понятно, что один из самых заслуженных наших пилотов ошибался. ВКС сумели полностью выполнить свои задачи на Ближнем Востоке, имея в разные периоды на авиабазе Хмеймим максимум 50 самолетов и до 40 вертолетов. Что совсем немного по любым меркам для серьезной войны.

Такая результативность стала возможной в том числе и потому, что при наведении на цели наши летчики умело взаимодействовали с созданными лишь в 2013 году и переброшенными в Сирию одновременно с авиацией подразделениями российских Сил специальных операций. А Сирия стала для наших ССО местом настоящего боевого крещения. Между прочим, в 2014—2015 годах ССО возглавлял нынешний губернатор Тульской области Алексей Дюмин. За свою работу на прежнем тайном посту он удостоен звания Героя России.

О действиях абсолютно нового для наших ВС вида спецназа по понятным причинам широкой публике известно немного. И то лишь в случаях, если их обнаруживал враг. Судя по всему, это происходило чрезвычайно редко. Но именно по этой причине на весь мир прогремело имя молодого офицера спецназа Александра Прохоренко. В марте 2016 года под Пальмирой он в тылу врага по радио корректировал действия наших авиаторов. Был обнаружен террористами, окружен. Во избежание плена вызвал огонь артиллерии на себя и геройски погиб.

Той же весной, чуть позже, другая группа из 16 наземных корректировщиков из состава ССО участвовала в штурме Алеппо. Тоже была обнаружена врагом. Российских военных атаковали до 300 террористов. Однако атака была отбита без потерь с нашей стороны. Наиболее отличившимся офицерам 24 мая 2017 года награды в Кремле вручил президент Владимир Путин.

Нет сомнения, что боевой опыт российского спецназа уже стал объектом пристального изучения наших специалистов. И, конечно, теперь многое изменится в лучшую сторону в подготовке, вооружении и техническом оснащении ССО РФ. На зависть остальному миру.

Стоит заметить, что в обозримой перспективе опыт боевых действий в Сирии наверняка скажется и на облике наших Вооруженных сил в целом. Ведь практически весь генералитет ВКС и Сухопутных войск России за два года пропущен через это горнило. Точнее начальника Генерального штаба ВС РФ генерала армии Валерия Герасимова точных цифр не знает никто. А 7 сентября нынешнего года на коллегии Минобороны Герасимов по этому поводу высказался так: «Через группировку войск со своими коллективами штабов прошли все командующие войсками военных округов, общевойсковыми армиями и армиями ВВС и ПВО, почти все командиры дивизий и более половины командиров общевойсковых бригад и полков. Они получили боевую практику в управлении войсками, организации межвидового взаимодействия, а также комплексного применения средств разведки, управления и огневого поражения. Практически весь летный состав оперативно-тактической и армейской авиации приобрел опыт боевых действий. Многие из них показали себя настоящими воздушными асами».

Такой боевой опыт, конечно, очень востребован в войсках. И точно будет способствовать преображению наших армии и флота, их готовности к ведению именно современных войн. Потому что война в Сирии выявила, бесспорно, не только нашу силу, но и наши слабости, которые предстоит в кратчайшие сроки преодолеть. Прежде всего, те, что связаны с состоянием российского Военно-Морского флота, тоже самым серьезным образом задействованного в завершившейся операции.

Читайте также

Ведь ни для кого не секрет, что львиная доля тылового обеспечения боевых действий легла на плечи экипажей больших десантных кораблей, которые к Сирии пришлось стягивать даже с Тихого океана. Даже для такой не слишком продолжительной локальной войны их у нас оказалось слишком мало. Значит, нужно срочно строить новые. В том числе — и вертолетоносцы, без которых эффективное проецирование силы на удаленных от российских берегов заморских территориях затруднительно или вообще невозможно.

Слишком мало у нас и ударных боевых кораблей. Именно поэтому давно не выходит в море по причине технической неготовности буквально загнанный в этой войне гвардейский ракетный крейсер «Москва» (ЧФ). Продлись такая операция еще годик-два и, боюсь, такая же участь ждала бы и недавно введенный в строй ракетный фрегат «Адмирал Григорович». Он едва ли не в одиночку заменил «Москву» в составе российского оперативного соединения в Средиземном море. И всего за полтора года службы завершил уже четыре дальних похода из Севастополя к сирийским берегам. С 1 декабря начался пятый такой поход «Адмирала Григоровича». И подобная просто бешенная интенсивность плавания тоже вовсе не от хорошей жизни.

Так что война в Сирии, к счастью, для нас закончилась. Настало время тщательного анализа и оперативных выводов на всех этажах власти. Как военной, так и гражданской.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Сергей Ищенко

Военный обозреватель

Виктор Алкснис

Полковник запаса, политик

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, Президент Академии геополитических проблем

Комментарии
Новости партнеров
В эфире СП-ТВ
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Опрос
Назовите самые запомнившиеся события 2018 года
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня