Ракетный пузырь Генштаба России

Предупреждение Москвы о готовности топить корабли ВМС США возле Сирии вряд ли остановит Пентагон

  
87692
Ракетный пузырь Генштаба России
Фото: Zuma/TASS

Мир продолжает гадать на кофейной гуще: возможно ли прямое военное столкновение нашей и американской военных машин в Сирии? Эта тема добела раскалилась после обмена крайне рискованными заявлениями между постпредом США при ООН Никки Хейли и начальником Генерального штаба Вооруженных сил РФ генералом армии Валерием Герасимовым.

Напомню: вначале 12 марта длинноволосая брюнетка Хейли с простодушной улыбкой провинциальной официантки с трибуны ООН заявила, что ее соотечественники в погонах готовы даже и безо всякой санкции мирового сообщества к нанесению ракетных ударов по территории суверенной Сирийской Арабской Республики. А чтобы стало понятней, о чем она ведет речь, постпред напомнила, что за предыдущим подобным предупреждением Вашингтона с той же трибуны последовали реальные боевые действия 6-го флота ВМС США — эсминцы «Портер» и «Росс» 7 апреля 2017 года отстрелялись 59 крылатыми ракетами «Томагавк» по авиабазе ВВС Сирии Шайрат (провинция Хомс).

Результат того удара, правда, оказался курам на смех. По сообщению наших военных, оперативно выехавших на расстрелянный аэродром, до цели долетели всего лишь 29 штатовских «Томагавков». Эксперты объяснили столь плачевный для 6-го флота итог операции противодействием неких таинственных, но очень эффективных новейших российских средств радиоэлектронной борьбы, сбивших большинство ракет с курса.

Как бы там ни было, по сведениям Минобороны РФ «Томагавками» было уничтожено всего шесть старых сирийских истребителей МиГ-23 — вместе с бетонными укрытиями, в которых те стояли. А еще — склад материально-технического имущества, учебный корпус, столовая и радиолокационная станция. Негусто для удара такого масштаба.

Правда, за рубежом (в частности, в Израиле) настаивали, что на самом деле в Шайрате оказались пораженными 44 цели. Некоторые из них — дважды. В чем, понятно, заключался прозрачный намек, что практически все заокеанские крылатые ракеты свои задачи выполнили. И никакая российская РЭБ им нипочем.

Кто говорит правду, а кто лукавит — это, как обычно на войне, покрыто пропагандистским туманом. Скорее всего, как обычно при таких обстоятельствах, привирают обе стороны. Однако никто не опроверг главного и разочаровывающего Пентагон факта: уже на другой день после атаки с аэродрома Шайрат снова поднимались в небо самолеты ВВС Сирии. Тогда стоило ли сотрясать воздух «Томагавками»?

Читайте также

Столь подробно о той давней истории нас заставляет рассказывать новая угроза Никки Хейли. Потому что в случае, если постпред США не блефует, ситуация с новым ракетным ударом американцев может оказаться качественно иной. Из контекста сказанного следует, что на сей раз мишенью Пентагона вероятно станет столица Сирии Дамаск. Точнее — комплексы правительственных зданий и оборонное ведомство этой страны. А в них нынче — и этого никто в Москве не скрывает! — работает множество российских специалистов. Прежде всего — наши представители в Центре примирения враждующих сторон и военные советники.

Таким образом, целями обещанных Хейли ракетных ударов впервые становятся и наши соотечественники.

Это обстоятельство заставило Москву тут же сыграть на опережение. На другой день на селекторном совещании в Минобороны РФ генерал Герасимов не оставил сомнений в том, что ответ Москвы будет жестким: «в случае возникновения угрозы российским военным в Сирии» огонь будет открыт не только по ракетам, но и по их носителям. Что это означает?

Видов носителей крылатых ракет в акватории Средиземного моря у американцев всего два — боевые корабли (в том числе и атомные подводные лодки) и самолеты. Стало быть, в прицелах нашей оперативной группировки в Сирии окажутся именно корабли и самолеты под звездно-полосатыми флагами. И это тоже впервые на сирийской войне.

Вы представляете себе ситуацию: один или несколько эсминцев или крейсеров ВМС США отправляются на средиземноморское дно с торчащими в бортах высокоточными крылатыми ракетами российских комплексов «Калибр» или «Бастион»? Или после боевого применения гиперзвуковых крылатых ракет «Кинжал», которые, как сообщил человечеству Владимир Путин, с конца минувшего года уже подвешены под фюзеляжи МиГ-31 и ждут своего часа на одном из аэродромов Южного военного округа Вооруженных сил РФ? Знаменитый Карибский кризис 1962 года тогда наверняка покажется миру милыми детским играми в песочнице.

Совершенно точно осознавая эту опаснейшую реальность, в тот же день Герасимов обсудил складывающуюся обстановку со своим американским коллегой — председателем комитета начальников штабов ВС США генералом Джозефом Данфордом. Как лаконично сказано в официальном сообщении, «стороны договорились продолжить двухсторонние контакты». Ну, и слава богу, если так. Хотя о разрыве подобных контактов, продолжающихся с 2015 года, никто и не объявлял. Что не помешало американцам поставить все же мир на уши.

Тем временем, похоже, на самом деле эскалация продолжается. Вы помните, как на следующий день после ракетного удара 6-го флота ВМС США по Шайрату, из Новороссийска к месту событий срочно был направлен ракетный фрегат Черноморского флота «Адмирал Григорович» с «Калибрами» на борту? Судя по всему, тогда экипажу не дали даже минимально необходимого времени для подготовки к боевой службе. Просто сыграли приготовление «К бою и походу». И — вперед!

Даже пополнить запасы было некогда. Моряки это делали уже на ходу с судов обеспечения постоянного оперативного соединения РФ в Средиземном море. Настолько экстраординарно все выглядело с точки зрения Москвы.

Нечто подобное происходит и в эти дни. Уже упомянутый головной фрегат проекта 11356 «Адмирал Григорович» давно у побережья Сирии. Ему в помощь из Севастополя экстренно вышел второй и последний в Севастополе на сегодняшний день фрегат того же типа «Адмирал Эссен».

К несчастью, на Балтике как-то подозрительно надолго застрял еще один фрегат того же проекта «Адмирал Макаров», после многочисленных испытаний и доработок с горем пополам принятый в состав ЧФ под самый минувший Новый год. Судя по всему, после торжественного подписания акта передачи корабля флоту и вручения премий строителям теперь на «Адмирале Макарове» торопливо устраняют многочисленные недоделки. И у Сирии он нам пока не помощник.

Нисколько не сомневаюсь: успел бы «Адмирал Макаров» к нынешнему опаснейшему политическому кризису добраться до своей главной базы — сегодня экстренно выпихнули бы от севастопольского причала в Средиземное море и его.

Откуда такой пожар? А все, полагаю, потому, что в нашем Генштабе хорошо понимают: можно сколько угодно делать страшное лицо в сторону Америки. Но на самом деле грозить 6-му флоту ВМС США с сирийской земли нам собственно, нечем. Ударных кораблей в Средиземном море у России, как обычно в последние годы — раз, два и обчелся. Эти «раз» и «два» — именно «Адмирал Григорович» и «Адмирал Эссен» и есть. Как говорится «Расчет окончен».

Таким образом, шестнадцать ракет комплекса «Калибр-НК» на двоих. Маловато будет против даже одной типовой ударной авианосной группы ВМС США. Ведь состоит такая группа из ударного авианосца, трех-четырех эсминцев и ракетных крейсеров эскорта, трех десантных судов с десантом морской пехоты на борту и минимум одной многоцелевой атомной подводной лодки. А на днях через Гибралтар в направлении Сирии проследовала еще и ударная группа ВМС США во главе с универсальным десантным кораблем «Иводзима». В состав ударной группы также входят десантно-вертолетный корабль-док «Нью-Йорк», десантный корабль «Оак Хилл» и корабль снабжения «Уильям Маклин». Словом, даже в теории целей для двух российских фрегатов слишком много. И это сильно девальвирует угрозы начальника российского Генштаба Герасимова.

Как же так? Ведь еще в конце февраля российское военное ведомство сообщило, что в составе постоянного оперативного соединения ВМФ РФ в Средиземном море «действуют порядка 15 боевых кораблей и судов обеспечения»? Это-то так. Но на перечень конкретных боевых единиц этой как бы эскадры в свете происходящих событий без слез не взглянешь. Все сшито по принципу «С бору по сосенке».

Кроме двух упомянутых ракетных фрегатов, в Средиземном море Россия имеет на сегодня большие десантные корабли «Цезарь Куников», «Орск» и «Минск», морской тральщик «Вице-адмирал Захарьин», спасательное буксирное судно СБ-739, плавучую мастерскую ПМ-138, учебный корабль «Перекоп», средний разведывательный корабль «Экватор». Ну и кое-что помельче. Вроде вспомогательных судов и патрульных катеров типа «Раптор», охраняющих рейд Тартуса.

Можно с большой долей уверенности предположить, что где-то в глубинах Средиземного моря, в восточной его части, боевую службу сегодня скрытно несут одна-две наши многоцелевые ракетные атомные подводные лодки. Хорошо если хотя бы так. Но их присутствие никто и никогда официально не раскрывает. Поэтому суммировать к перечисленному и боевой потенциал подводников невозможно.

Но как бы то ни было, против авианосцев этот разношерстный отряд, согласитесь, в любом случае как-то не впечатляет.

Можно, конечно, уповать еще на боевую авиацию с аэродрома Хмеймим. Однако ее состав в последнее время сильно сокращен и что-то пока не слышно о решительном наращивании сил и на этом направлении.

Поэтому очень похоже, что решительный тон генерала Герасимова в адрес американцев реальной боевой силой Москве, увы, пока не подкрепить. Тогда выходит — слова начальника Генштаба — простое сотрясание воздуха.

Как, кстати, уже не раз происходило во время войны в Сирии. К примеру — 6 октября 2016. В тот день официальный предстатель Минобороны РФ тоже грозно и публично предупреждал США: «Любые ракетные удары по территории, контролируемой сирийским правительством, создадут явную угрозу российским военнослужащим. Обращаю внимание горячих голов, что после нанесения 17 сентября самолетами коалиции удара по сирийским войскам в Дейр-эз-Зоре мы приняли все необходимые меры для исключения любых подобных ошибок в отношении российских военнослужащих и военных объектов на территории САР».

Читайте также

Ровно через полгода ракетный удар с американских эсминцев по авиабазе Шайрат и последовал. А что же мы? Да ничего. Снова угрожающе повели бровями.

Кстати, недостаток сил у ВМФ РФ в этой «горячей точке» нашему военному руководству, безусловно, известен лучше, чем кому бы то ни было. Видимо, поэтому американские крейсеры и эсминцы от Сирии на очередном пике кризиса мы не в первый раз отгоняем весьма нетрадиционным способом.

Так, на минувшей неделе Москва выпустила так называемое «международное извещение для авиационного персонала NOTAM и навигационное предупреждение для мореплавателей». В нем говорилось, что понедельник, 12 марта, корабли ВМФ России могут провести пуски ракет из акватории восточного Средиземноморья у побережья Сирии. И указывались точные координаты опасного для любых кораблей и самолетов очень обширного района.

Естественно предположить, что 6-й флот ВМС США во избежание неприятностей на время отошел от побережья Сирии. Стрельбы в понедельник не состоялись. Но, извините, это уже наше внутреннее дело — стрелять или не стрелять? Проводить учения или отложить их?

Скорее всего, во вторник американцы уже стояли на якорях на прежних позициях. Но хотя бы краткая передышка на этой войне нами была получена. Возможно — до захода в Средиземное море «Адмирала Эссена».

Поэтому и сегодня все в Сирии выглядит очень тревожно. И аналогии с Карибским кризисом не дают покоя.

Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Последние новости
Цитаты
Андрей Бунич

Президент Союза предпринимателей и арендаторов России

Дмитрий Журавлев

Генеральный директор Института региональных проблем

Валентин Катасонов

Экономист, профессор МГИМО

Комментарии
Новости партнеров
Фоторепортаж дня
Новости СМИ2
Новости 24СМИ
Новости Лентаинформ
Выборы мэра Москвы
Новости Финам
Рамблер/новости
Новости НСН
Новости Жэньминь Жибао
Новости Медиаметрикс
СП-ЮГ
СП-Поволжье
В эфире СП-ТВ
Фото
Цифры дня